Зэки пошатнули режим

Почему взбунтовались заключенные: репортаж "Ленты.ру" из Копейска

В последние выходные ноября заключенные исправительной колонии №6 в городе Копейск (Челябинская область) объявили голодовку и вывесили плакаты с просьбами о помощи. Собравшихся у стен колонии родственников зэков в ночь на 25 ноября разогнал ОМОН, но они продолжали стоять на морозе и в последующие дни, требуя гарантий безопасности заключенных. Конфликт удалось уладить только 27 ноября, когда зэки вышли на построение. О причинах бунта и его последствиях - репортаж "Ленты.ру".

Снаружи

"Пожалуйста, ребята! Подпишитесь, если вы живы и здоровы!" - гласит шапка списка из нескольких десятков фамилий заключенных и номеров отрядов. Эту бумагу родственники зэков составляют на улице неподалеку от входа в колонию строгого режима ИК-6 в Копейске (Челябинская область), где в минувшие выходные произошел бунт.

В понедельник, 26 ноября, когда двухдневная забастовка заключенных уже завершилась, рядом с оградой ИК-6 мерзнут около 50 родственников (в основном матери, жены и сестры - мужчин почти нет). В ста метрах от входа стоит полицейское оцепление - ближе никого не подпускают. Еще две машины ДПС ограничивают въезд на ведущую к ИК-6 трассу. Днем ранее полиция вообще закрывала въезд в Копейск - граничащий с Челябинском 150-тысячный город.

Бунт начался в субботу, когда в колонии должен был пройти "родительский день". По словам правозащитников из Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), у приехавших родственников потребовали дополнительные взносы, после чего "зона поднялась". Несколько сотен заключенных объявили голодовку в знак протеста против денежных поборов, насилия и издевательств. В промышленной зоне (там, где заключенные работают) зэки забрались на крыши зданий, залезли на вышки и трубы и вывесили плакаты: "Администр-я вымогает $, пытают и униж-т", "Люди помогите". Часть растяжек была написана красным цветом, что дало родственникам повод утверждать, что зэки писали их кровью из вскрытых вен.

В понедельник на улице в Копейске примерно -10 градусов. Поставить рядом машину, чтобы родственники заключенных могли в ней по очереди греться, полиция запрещает. Замерзающим женщинам вообще никто не делает никаких поблажек.

"Мы попросили в колонии, чтобы вам в термосах чаю принесли, на что замначальника УФСИН Огарков нам сказал, что вас сюда не звали", - объясняет женщинам представитель челябинской ОНК Николай Щур. "Они над нами издеваются! Но вы им не поддавайтесь, вы будьте за права человека!" - эмоционально просят Щура родственницы. Среди них много цыганок, которые ведут себя наиболее нервно.

Сейчас женщины спокойно стоят вблизи от входа в ИК-6 и бегают греться в соседний магазин "Клевое место" с растворимым кофе по десять рублей, а в ночь с субботы на воскресенье около 300 собравшихся родственников жестко разогнал спецназ. "ОМОН, не подавая никаких сигналов, вдруг побежал на родственников, начал избивать всех без разбору", - рассказывает партнер организации Gulagu.net Оксана Труфанова. Ее саму спецназовец ударил по голове и свалил с ног. Почти 40 человек было задержано, при этом в полиции утверждают, что восемь спецназовцев получили травмы. Некоторые женщины добавляют, что ОМОНовцы разбивали окна в машинах, избили беременную женщину.


Вход в ИК-6. Фото Ильи Азара

Власти разгон толпы около ИК-6 объясняли тем, что среди собравшихся у ИК-6 было много пьяных. "Провокаторов было не десять человек, их было минимум 100. Мы на машине не могли проехать, столько было ребят, явно подвыпивших. Это явно была провокация", - говорил и уполномоченный по правам человека Челябинской области Алексей Севастьянов. Родственники не отрицают, что многие употребляли алкоголь, но говорят, что иначе целый день на улице просто не выстоишь. "Да на таком морозе водка не берет даже женщин, потому что холодина такая, что внутрь заливаешь, а до головы не доходит. Только когда домой они пришли, оттаяли - тогда и водка дала", - рассказывает Анна Николаевна, которая приехала сюда на машине из Екатеринбурга.

В воскресенье утром родственники, несмотря на разгон, чуть меньшим числом вернулись к колонии (многие только в этот день добрались до Копейска из других городов). "Бьют вас? - Нет, но если вы уйдете, нас сломают, будут бить, убивать", - переговаривались между собой заключенные на крышах и родственники на улице. В воскресенье примерно в 23:00 ОМОН снова пошел на толпу родственников, стуча щитами, из-за чего те разбежались. "Караул! Нас убивают!" - якобы кричали заключенные, когда их спихивали с вышек - устранение беспорядков проходило и на территории колонии. Многие женщины утверждают, что видели, как кто-то падал с высоты на землю. Вернувшись на место событий в понедельник утром, родственники обнаружили, что заключенных на крыше почти не осталось; вскоре оттуда ушли последние зэки.

Главный вопрос, который беспокоит остающихся у ИК-6 женщин, - это здоровье их мужей, братьев и сыновей. Многие видели, как из колонии выезжали машины "скорой помощи". Неудивительно, что в условиях недостатка информации пошли слухи о 12 трупах. Женщины уверены, что спецназ жестко подавил бунт, скидывал заключенных с вышек, а потом избивал зачинщиков. "Руководство колонии говорит, что все нормально. К нам замначальника колонии выходил и сказал, что только один мальчик вены перерезал, и все", - признают женщины.

Но верить на слово представителям ИК-6 никто не собирается, поэтому родственники заключенных и отправляют бумагу с фамилиями на зону, чтобы им ее вернули с подписями их родных. Женщины говорят, что готовы идти дальше и требовать снятия с должности начальника колонии Дениса Миханова. "Нам кричали в рупор, что он в своем кабинете, где принимает нас, потом лично избивает заключенных", - рассказывает одна из женщин. Впрочем, пока во ФСИН вроде бы не намерены принимать никаких кадровых решений.

Внутри

Еще в субботу вечером в ИК-6 зашел 35-летний челябинский омбудсмен Алексей Севастьянов (эту должность он занимает два года). По его словам, в колонии никто от действий ОМОНа не пострадал, а конфликт был исчерпан мирными методами. "Да, 300 человек в жилой зоне и 200 человек в промзоне объявили голодовку, но сейчас этот вопрос снят, все пришли в отряды и питаются", - говорит Севастьянов и добавляет, что заключенные "добились своего", ведь "проводится проверка".

Действительно, из Москвы в Копейск приехали два сотрудника аппарата уполномоченного по правам человека России Владимира Лукина. При этом журналистов и правозащитников из ОНК внутрь не пускали (ОНК попала в колонию только во вторник). "Первый замдиректора ФСИН [Эдуард] Петрухин якобы сказал, что мы сможем зайти только после выхода представителей Лукина", - рассказывал журналистам вышедший на мороз член челябинской Общественной наблюдательной комиссии Николай Щур. По его словам, Лукин прислал правительственную телеграмму на имя челябинского прокурора Войтовича, но никаких перемен не произошло.

Щур не думает, что "кто-то в колонии пострадал, так как ОМОН туда не сунулся". "Как только ОМОН подходит к стенам тюрьмы, там начинается бунт, потому что заключенные знают, что ОМОН всех изобьет до полусмерти, а человек пять убьет. Поэтому они совершенно правильно боялись за свою жизнь, а эскалация конфликта была вызвана исключительно администрацией. ОМОН ждал, когда заключенные пустят кровь, начнут что-то ломать, чтобы начать операцию, но заключенные этого не сделали", - объясняет правозащитник. По его словам, провокация тюремщиков не удалась, и теперь "им придется прислушаться к свидетельствам о вымогательстве денег".

Правозащитник соглашается со словами родственников заключенных, что ИК-6 - это "зона, где царит совершенный беспредел по вымоганию денег". Щур считает, что если родственники подадут заявления в Следственный комитет, то человек 15 из администрации колонии могут сесть в тюрьму. То, что в колонии существуют "непомерно большие поборы, называемые добровольными взносами, и насилие" признает и челябинский омбудсмен Севастьянов. Ему трудно с этим спорить - весь его кабинет (на стене висит фото Севастьянова с послом США в России Майклом Макфолом) завален папками с жалобами, с которыми он не успевает разбираться.

Родственники зэков на улице рассказывают, что платят за свидание три-пять тысяч рублей. "В январе за УДО (условно-досрочное освобождение - прим. "Ленты.ру") молодой человек 35 тысяч положил на карточку колонии, и ему два года скостили", - говорит Анна Николаевна, натянув на лицо тонкий белый шарф. Другая женщина утверждает, что слышала о таксе в 150 тысяч. "Люди машины продают, отдают все сюда - лишь бы их дети выжили", - причитает еще одна женщина. По их словам, заключенным не дают спать, их бьют, требуют, чтобы они звонили родственникам - и те платили деньги.

"Моего мужа заставляли стоять на улице четыре часа в крещенские морозы, потом десять минут давали походить размять ноги, а потом снова заставляли стоять четыре часа. Потом мне его привели с воспалением легких", - жалуется Татьяна.

Севастьянов, которого в Копейске подозревают в хороших отношениях с руководством колонии, говорит, что совсем отменять взносы нельзя, так как тогда не будет дополнительных свиданий и других возможностей. "Но родственники хотят снизить плату - они недовольны, почему ее индексируют так быстро", - добавляет Севастьянов. Он признает и существование в колонии СДИПов (секций дисциплины и порядка), которые запрещены Минюстом с 2010 года. Именно СДИПовцы (зэки, которые помогают администрации заставлять других заключенных соблюдать режим) и вымогают с родственников деньги. Однако Севастьянов говорит, что "без них управлять 1600 человек, среди которых много тех, кто осужден за серьезные преступления, тяжело".

К вечеру понедельника Севастьянов по-прежнему остается единственным побывавшим в ИК-6 правозащитником, при этом знакомым с положением дел в колонии (в отличие от сотрудников аппарата Лукина). По его версии, едва ли не основным мотивом бунта заключенных было желание превратить ИК-6 из "красной" (полностью контролируемой администрацией) в "черную" зону (где многие решения принимают авторитеты).

Пресс-служба ФСИН сообщала, что заключенные "выдвинули незаконные требования по ослаблению режима содержания, в частности, освобождению ряда осужденных из штрафного изолятора, водворенных туда за нарушения правил внутреннего распорядка". Севастьянов, сидя в своем кабинете, объясняет, что речь идет о грузине Гиви Д., который три месяца сидит в ШИЗО. Заключенные утверждали, что того избили. Омбудсмен показывает видеозапись своего разговора с заключенным и фотографии полуголого Гиви, на котором следов побоев не видно. "Бьют вас?" - спрашивает омбудсмен. "Нет, такого нет", - отвечает худощавый грузин средних лет. После этого Севастьянов длинно и витиевато спрашивает в целом про избиения в колонии, Гиви внимательно смотрит на него, а потом морщит лоб, опускает глаза и устало говорит: "Не-е-ет, избиений нет". По словам Севастьянова, Гиви вообще ничего не знал о бунте, сидеть ему осталось десять месяцев, а жалуется он исключительно на боли во внутренних органах.


Видеозапись беседы Севастьянова с Гиви

На другой видеозаписи Севастьянов беседует с тремя заключенными, представляющими бунтовщиков. Они требуют пустить их к Гиви хотя бы на три минуты поговорить. "Этот человек может взять на себя ответственность и говорить за мужиков", - объясняет на видео омбудсмену один из заключенных по прозвищу Тайсон. Севастьянов охотно про него рассказывает: "Он тринадцатилетнюю изнасиловал и десять лет доказывал, что он мужик, но теперь он свой авторитет доказал". По мнению уполномоченного, заключенным "нужен был официально смотрящий, чтобы не администрация уже управляла колонией". "Разумно, что не допустили заключенного, чтобы он решал какие-то вопросы", - добавляет Севастьянов.


Видеозапись беседы Севастьянова с тремя заключенными

Судя по всему, конфликт между администрацией и заключенными был разрешен мирно. В воскресенье, рассказывает омбудсмен, в колонии прошла встреча представителей родственников, администрации колонии и около 50 бунтующих заключенных. На видеозаписи среди них выделяется бывший вице-мэр Магнитогорска Виталий Сидоренко, осужденный в 2012 году на девять лет за получение взятки. Невысокий человек в очках на грамотном русском языке рассказывает "участникам совещания" в актовом зале колонии (на стенах в нем висят изображения древнегреческих муз, а в углу стоит картонная модель Колизея) про практикующееся в колонии "унижение человеческого достоинства - моральное, физическое и психологическое". Омбудсмен про бывшего вице-мэра говорит уважительно: "Он всего две недели в колонии находится, но вот собрал все жалобы и предложения и за день разложил их по группам и подготовил доклад".


Видеозапись выступления Виталия Сидоренко во время встречи заключенных с представителями родственников

"Это вылилось вот в такой вот немножко нетрадиционный способ донести ситуацию, чтобы нас услышали, - спокойно объясняет причины бунта Сидоренко. - Иначе из-за этих стен ничего не выходит". Представитель прокуратуры, находившийся на встрече с заключенными, пообещал все жалобы передать в Следственный комитет. Видимо, именно после этой встречи бунт внутри колонии сошел на нет. По крайней мере, на какое-то время.

Во вторник, 27 ноября, представитель комиссии Лукина заявил, что начиная со среды будут возобновлены свидания заключенных с родственниками.