Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Еще один игрок

Эмир Катара приехал в Москву заявить о своих интересах на Ближнем Востоке

Тамим Бен Хамад Аль Тани и Владимир Путин
Фото: kremlin.ru

В преддверии очередного раунда женевских переговоров по Сирии Москва продолжает «сверять часы» с различными региональными игроками. Начиная с августа 2015 года президент России Владимир Путин встретился со многими ближневосточными лидерами. В Москву наконец прибыл и эмир Катара, опоздавший с визитом на несколько месяцев. Тамим Бен Хамад Аль Тани сходу заявил об основной роли России «в том, что касается стабильности в мире». Но от дальнейших публичных оценок воздержался. Перед прессой выступил глава его внешнеполитического ведомства, «серый кардинал» Катара Халед Бен Мухаммед Аль-Атыйа. Ни одного неудобного вопроса не прозвучало: по просьбе ближневосточных гостей журналистов оставили без микрофона.

Российская столица встретила катарцев традиционным январским морозом, к которому гости оказались не готовы, — у представителей одной из богатейших монархий Персидского залива ожидаемо не оказалось теплых вещей. Гуманитарная помощь пришла от сотрудников посольства Катара. Впрочем, судя по внушительному кортежу делегации, прибывшей в Кремль, мерзнуть им нигде не пришлось. Вереница черных автомобилей растянулась во всю Ивановскую площадь. Однако на этом восточный колорит был исчерпан.

Для своего первого официального визита в Россию эмир Аль Тани предпочел не белые национальные одежды, а серый костюм европейского кроя. 35-летний монарх, получивший образование в Великобритании, явно не желал выглядеть как представитель эмирата. Он широко улыбался и держал себя просто.

Визит эмира должен был стать частью «ближневосточной осени» — череды встреч Путина с руководителями стран региона Ближнего Востока и Персидского залива. За несколько месяцев в России дважды побывал король Иордании, приезжали эмир Кувейта, министр обороны Саудовской Аравии, наследный принц Абу-Даби, главы Сирии, Израиля, Египта и Турции.

В Тегеране Путин беседовал с духовным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи. В Анталье состоялась двусторонняя встреча с королем Саудовской Аравии. В Нью-Йорке — краткая беседа с премьер-министром Ирака.

Путин встретил эмира Катара пожеланиями, чтобы «все усилия, которые мы прилагали к строительству наших отношений в последние годы», послужили хорошей базой для дальнейших шагов.

Аль Тани слов не жалел и оценил отношения между Москвой и Дохой неправдоподобно высоко, заметив, что они имеют «очень крепкие исторические корни». Он выразил надежду на помощь России в разрешении сирийского кризиса и «на помощь России палестинскому народу в том, чтобы снять блокаду с сектора Газа».

Между тем высокая оценка российско-катарских отношений далека от действительности. В сирийском конфликте интересы Москвы и Дохи не совпадают: Катар всегда был в числе стран, выступавших за отстранение Башара Асада. Более того, Доха финансирует оппозиционные группировки в Сирии.

Если посмотреть на события последних пятнадцати лет, отношения двух стран назвать крепкими тем более нельзя. В 2004 году в Катаре был убит идеолог чеченских сепаратистов Зелимхан Яндарбиев. Москва признала, что убийство организовано сотрудниками российских спецслужб, которых катарский суд приговорил к 25 годам тюрьмы. Осужденных россиян вернули на родину в том числе благодаря личному вмешательству Путина. Спустя три года российского президента с помпой принимали в Катаре. Но через некоторое время произошел еще один скандал: в аэропорту Дохи таможенники избили посла России в Катаре.

Словом, отношения наших государств далеко не стабильные и уж точно не крепкие.

За протокольной встречей двух лидеров последовали переговоры в формате официального завтрака. Но больше ни эмир, ни президент России не появились перед камерами. Даже подписание двусторонних документов прошло за закрытыми дверями. В итоге с заявлениями к прессе вышли министры иностранных дел России и Катара.

Сергей Лавров рассказал о том, какие именно бумаги были подписаны: соглашения о контактах в области культуры и о безвизовых поездках владельцев дипломатических паспортов. Результаты не внушительные — впрочем, не они были целью визита.

Основное внимание, как и ожидалось, было уделено сирийскому кризису. Имя президента Башара Асада министры не упомянули ни разу. Лавров сделал акцент на том, что сирийский народ должен сам решать свою судьбу. «Мы ожидаем, что переговоры между оппозицией и сирийским правительством в Дамаске начнутся в ближайшее время, уже в этом месяце», — заявил он.

Москва и Доха выступили с единой позицией, что за всеми «горячими кризисами» нельзя забывать о палестинской проблеме, и следует возобновить прямые переговоры с Израилем о создании государства Палестины, которое будет «жить в мире и безопасности со своими соседями».

«Надо оказать давление, чтобы снять незаконную блокаду сектора Газа и прекратить евреизацию Иерусалима», — заявил Аль-Атыйя.

На его взгляд, сирийский народ «постигло групповое наказание». Министр не стал объяснять свои слова и углубляться в эту тему. В заключение он предупредил, что промедление в разрешении сирийского кризиса приведет к дальнейшему ухудшению обстановки и грозит обострением религиозного противостояния.

Россия00:0215 октября
Паша Лапушкин

Стеклянный мальчик

Девятилетнего Пашу Лапушкина спасет срочная операция. Нужна ваша помощь