Выкупить всем миром

Как сибиряки спасали от коллекторов мать-одиночку с двумя детьми

Фото: Андрей Федоров / ТАСС

В середине февраля в Госдуму внесен законопроект о правилах поведения коллекторов. В ожидании управы на профессиональных сборщиков долгов, чьи методы порой просто шокируют, люди сами ищут выход для заемщиков, попавших в сложное положение. Один из примеров такой самоорганизации показали в Кемерово, где пользователи социальных сетей за одну ночь спасли от произвола коллекторов мать-одиночку.

Шкаф, горка и стол для компьютера. Все за 34 384 рубля. И еще проценты по кредиту 8 899 рублей, итого чуть более 43 тысяч. Мебель украшает комнату Натальи Малетиной, безработной матери двух дочерей — тринадцатилетней Аделины и родившейся в конце прошлого года Алисы. Бывшее общежитие Химстроя на улице Спортивной в Кемерово — строение в некотором роде архетипическое. Следы крови на втором этаже, собачьи экскременты на четвертом и использованные шприцы на пятом — последнем. В конце коридора у окна группа заторможенных молодых людей. На этаже три десятка комнат и одна раковина, остальные давно обрезаны в ожидании ремонта, который никак не начнется.

Два амбала долбят в дверь

В Россию Наталья и ее мать приехали из Карагандинской области Казахстана в начале 90-х. «Поторопились, — уверена она. — Потерпели бы пару месяцев, у нас был бы статус беженцев. Сперва таскались по съемным квартирам, потом у мамы появился мужчина — вот с этой комнатой». За нее теперь надо платить 1850 рублей. Раньше было 1600, но теперь у Малетиной две дочери, поэтому на 250 рублей дороже.

По кредиту на мебель Наталья платила 3800 в месяц и даже не думала, что не сможет потянуть такой платеж: «Это же очень немного, если работа есть». Малетина работала цветочницей — магазин в центре, покупателей много, зарплата 25 тысяч при средней по Кемерово 27 тысяч. Но кризис крепко ударил по малому бизнесу, и работодатель закрыл точку. Наталья устроилась в ботанический сад, где платили в три раза меньше, но когда беременность стала очевидной, срочный договор с ней не продлили. Малетина осталась без работы и с просроченным кредитом. Коллекторы не заставили себя ждать, заявившись через три месяца после последнего платежа.

«Приходят два амбала, долбят в дверь, — вспоминает Наталья. — А мы только что из больницы, ребенку полтора месяца. Я их спрашиваю, почему они в дверь долбятся. Они мне говорят, что не долбятся, а стучат. И еще говорят, что знают, что у меня маленький ребенок, и в какую школу ходит старшая дочь. То есть заведомо знают, что у меня младенец, — и долбятся. Совесть хоть бы проявили. Нет, никак».

Кроме визитов были звонки схожего содержания и приглашения в коллекторскую контору, рассказывает Наталья. Бесплатный юрист посоветовал на звонки не отвечать и ждать суда. От коллекторов, кроме угроз, пришло предложение взять кредит в другом банке, чтобы отдать долг. «Как возвращать?» — спрашиваю. «Не волнует», — говорят.

После угрозы продать долги матери-одиночки соседям-наркоманам — далеко ходить не надо, все собираются на пятом этаже — Наталья позвонила в одну из кемеровских газет.

Наталья и Наталия

«Редактор мне позвонила, рассказала, что там женщина на грани суицида: на нее коллекторы насели, — вспоминает кемеровский журналист Наталия Надымова. — Редактор дала ей мой номер, наказав, чтобы на него ответила, а на другие звонки не отвечала. Созвонились, увиделись. Выяснилось, что просрочка с июня. Наташа носила в банк заявление о реструктуризации долга — банк заявление не принял. Я делала запрос — заявление Малетиной не зарегистрировано, входящий ему не присвоен. Либо ошибка сотрудницы, либо политика банка».

По словам Натальи, бумагу приняли и сказали ждать, но дождалась она только коллекторов. Малетина показывает приложенные к заявлению справки: по выплатам на детей и о том, что она стоит на бирже труда. Детские пособия взысканию не подлежат, а с биржи Наталья имеет двести рублей в месяц. «Что с меня взять? — спрашивает себя Наталья. — И, главное, как?»

После того как делом занялась журналистка Надымова, пени за просрочку банкиры сняли, остался только долг — 21 803 рубля. Договорились, что должница придет на переговоры с банком. Однако в банке Малетина так и не появилась: к тому времени у Натальи не осталось денег даже на общественный транспорт. Попутно выяснилось, что у Натальи и Аделины одна пара сапог на двоих. По большей части сапоги на Аделине, поскольку в школу ходить надо. А пока ученица придет домой после школы и театральной студии, нужный отдел в банке уже закрыт.

Наталия Надымова решила на следующий день отпроситься с работы и отвезти Наталью в банк на своей машине. А ночью написала в Facebook: «13-летняя девочка из школы спешит домой: там ее ждут четырехмесячная сестренка и мама. Ждут, из дома не выходят. Сапожки-то одни у матери и дочки. Вот и бегает мама по своим делам и на прогулку с младшенькой, только когда старшая вернется с уроков. 36-летняя Наталья оказалась в сложной ситуации: коллекторы угрожают, нет в живых родителей, нет теперь и мужчины, который помог бы. Долг-то не такой и большой... Но иных доходов, кроме детских, у семьи нет».

Надымова просила о памперсах и о детском питании. Однако помимо этого пошли деньги.

«Первым откликнулся мой друг Максим Шипачев, кемеровский блогер. Он прислал пятьсот рублей, — говорит Наталия. — Я зашла к нему на страницу, поблагодарить — а у него там спрашивают номер счета, куда слать. Я сказала. К утру вся сумма собралась: три тысячи, пять тысяч, по пятьсот, двести рублей присылали». Всего поучаствовали два десятка человек: «Я как слышу уведомление, что на карточку что-то пришло — кап, кап, — так у меня сердце в слезах все».

На следующий день Наталья и Наталия отправились в банк и погасили долг. Затем обе поехали по городским адресам — за памперсами, питанием и одеждой: «Полный багажник вышел». Разумеется, у Малетиных теперь две пары сапог.

«Думаю, что свою роль сыграла не только сама история: мать-одиночка, двое детей, — оценивает сюжет Наталия уже с профессиональной точки зрения. — Люди устали от коллекторских ужасов. Кому-то свет отключили, кому-то стекла выбили».

Журналистка Надымова работает в трех местах сразу, сама в ипотеке — около 13 тысяч ежемесячно за однокомнатную. Хорошо, что ей как молодому специалисту, имеющему заслуги перед регионом (есть в области такая статья поощрения), выдали субсидию на первый взнос. Хуже то, что дом еще не построен, поэтому Наталия снимает квартиру, а это еще 13 тысяч рублей. «В потребительских кредитах у меня все знакомые вокруг, — уверяет Надымова. — Но на отдых, бытовую технику и новый мобильник уже не берут: что-то крупное — машина, квартира. То есть финансовая грамотность растет».

Делай как Джек

Согласно исследованию специалистов Финансового университета при правительстве РФ, город Кемерово — на третьем месте в России по просроченным задолженностям. В области ситуация не лучше. Если пересчитать потребкредиты на все население региона — 2 миллиона 800 тысяч человек, — то каждый житель имеет 70 тысяч рублей долга. И хоть общая сумма кредитов снижается — просрочка растет. За минувший год она увеличилась почти вдвое.

«В благополучное время почти в каждом доме было открыто кредитное учреждение, в каждом магазине сидели их представители, — вспоминает заместитель главы Кемеровской области по экономике Дмитрий Исламов. — Как у нас говорят, с восьми сторон целуют — попробуй без кредита уйди!»

Одна из причин столь острой кредитной зависимости — финансовая безграмотность населения. Вице-губернатор показывает письмо матери с просьбой помочь дочери. Дочь работает в правоохранительных органах, но финансовой грамотности ей это не прибавило: двадцать пять займов, взятых во времена кредитного бума, — и невозможность их обслуживать в нынешних условиях. «У людей начинаются проблемы, банки пытаются с ними очень жестко разговаривать, унижают, — говорит Исламов. — Человек в отчаянии может дойти до самоубийства. Нам же главное — показать, что безысходности этой нет, а есть установленный порядок — закон, которому нужно следовать, который нужно понимать».

С безысходностью в области справляются как могут. Комиссии по сложным ситуациям с долгами созданы практически в каждом городе: чиновники, представители банков, правоохранители, основные работодатели. «Нет такого, чтобы мы раз — и погасили кредит должника, — объясняет Исламов. — Но мы можем помочь начать работу с банком для реструктуризации задолженности. Не получилось с банком, передали дело в суд — тоже не надо отчаиваться. Судебные приставы не могут забирать больше половины от заработка. Ну и, в конце концов, есть закон о банкротстве частных лиц».

Однако Наталья Малетина, как выяснил корреспондент «Ленты.ру», ни о чем подобном не слышала. Ее финансовый ликбез ограничился кемеровскими остановками, которые заклеены предложениями перекредитоваться. Самый популярный у рекламщиков образ — капитан Джек Воробей, убегающий от толпы кредиторов. Впрочем, должники считают, что есть более простой, как им кажется, способ решения кредитных проблем.

Финпросвет

После того как Наталия Надымова и ее героиня появились со своей историей в эфире Первого канала, кемеровская журналистка моментально обрела популярность. Теперь во всех соцсетях ее осаждают те, кто не может платить по долгам большим и малым.

«Моя мать взяла кредит, просрочка три месяца, на вчерашний день должна 18 тысяч рублей, — зачитывает Наталия послания. — Я мать-одиночка, ко мне придут как к родственнику. Мать пьет, я забрала у нее карту, но очень боюсь за детей».

«Мою маму попросил помочь мой брат — сказал, чтобы она взяла кредит, так как он платит алименты, и ему денег банки не дают. Через полтора года бизнес брата разорился, а кредиты — около миллиона в разных банках — остались». По понятным причинам Наталия не может помочь всем этим людям. Она дает самые простые советы, как не усугубить и без того сложную ситуацию, но первым делом рекомендует обратиться к профильному юристу, если в регионе нет специальной комиссии.

«Ну да, я теперь всероссийская долговая мамочка, — резюмирует Надымова. — Но я часто замечаю, что люди не хотят погашать долг, даже если такая возможность у них в принципе есть. Хотят на кого-то эту проблему перекинуть — на добрых людей, на государство. А наша Наталья работала до рождения Алисы. Брала и возвращала кредиты, как добросовестный плательщик с хорошей историей. Она в газету-то обратилась, чтобы ей подсказали, как быть, как урезонить коллекторов. Ничего не просила — ни денег, ни помощи — ничего».

От дальнейшей помощи Наталья Малетина отказывается. Варианты трудоустройства после того, как Алиса немного подрастет, ей уже предложены — теми же людьми, что давали деньги и вещи для детей: «В основном торговля, конечно, — больше ничего не умею». Уверяет, что кредиты больше брать не будет. И детей своих отговорит.

Обсудить
Джордж Гроувз и Федор Чудинов На британский флаг
Сможет ли Федор Чудинов увезти из Шеффилда титул чемпиона мира по боксу
«Дьяволы», покорившие Европу
«Манчестер Юнайтед» Жозе Моуринью впервые выиграл Лигу Европы
Ульяна Тригубчак«Пока не могу преодолеть стеснительность»
Девушка из группы поддержки «Салавата Юлаева» о самосовершенствовании и КХЛ
Бей, души, убивай
Социальные сети не просто следят за нашими чувствами, они управляют ими
Самоубийственные аресты
За борьбой с «группами смерти» может стоять конфликт в силовых структурах
Привет, жестокий мир
Боль, отчаяние и мужество в объективах самых талантливых молодых фотографов
Лучшее автомобильное видео мая
Две «Тойоты» врезаются друг в друга, британский спорткар соревнуется с самолетом и многое другое
Тест-драйв японского брата «Дастера»
Как Nissan Terrano стал еще ближе к Renault Duster
Чемпионы Формулы-1 в Инди-500
Те, кому «Королевских гонок» оказалось мало
15 машин на реактивной тяге
90-летняя история автомобилей с двигателями от самолетов и ракет
От нашего стола
Российские интерьеры, сводящие иностранцев с ума
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности