Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Эрдоган против джиннов

Зачем турецким властям понадобилась масштабная охота на ведьм

In this Friday, July 22, 2016 photo, Turkey's President Recep Tayyip Erdogan, acknowledges the crowd as he arrives at the parliament in Ankara, Turkey. Turkish lawmakers approved a three-month state of emergency that allows the government to extend detention times and issue decrees without parliamentary approval. (Press Presidency Press Service via AP, Pool)
Фото: Press Presidency Press Service / AP

После неудачной попытки военного переворота в ночь на 16 июля в Турции начались массовые репрессии. Под ударом оказались не только армейские круги, но и гражданское население. Охота на ведьм приобрела невероятный размах: неблагонадежными признаны тысячи человек, счет закрытым учебным заведениям идет на сотни, по подозрению в госизмене задерживаются даже подростки. «Лента.ру» разбиралась в том, зачем сохранившему власть Реджепу Тайипу Эрдогану потребовалось столь радикальным образом расправляться с оппозицией.

В Турции после провала путча, который Эрдоган объявил «подарком от Бога», началась натуральная охота на ведьм. Без суда и следствия, на основе заранее подготовленных списков задержаны более 10 тысяч человек, большинство которых в военных действиях вечером 15 июля участия не принимали. Кроме военнослужащих, под стражу взяты судьи, преподаватели, журналисты и представители других профессий. Как сообщает Amnesty International, они содержатся в плохих условиях, часто их не кормят, не дают воды, бьют, издеваются над ними и даже насилуют. Фотографии и видео избитых высших военных чинов часто показывают по турецким каналам, которые почти полностью контролируются государством. Более 60 тысяч человек потеряли работу за прошедшую неделю — закрыты 15 университетов, свыше тысячи школ, сотни ассоциаций, десятки профсоюзов. Более 120 тысяч учеников остались на улице, министерство образования обещает устроить их в государственные школы. Все это происходит на фоне ежедневных демонстраций под лозунгами «Правление принадлежит народу», «Мы не отказываемся от демократии» и «Требуем казней!» По Истиклялю (главная пешеходная улица Стамбула) до утра гуляют люди и ездят мотоциклы под османские марши и предвыборную песню «Реджеп Тайип Эрдоган», мелодия которой была в 2013 году без разрешения взята у россиянина Арсланбека Султанбекова.

В Средние века одним из главных доказательств «вины» подозреваемых в колдовстве являлась принадлежность к женскому полу. В Турции в XXI веке — причастность к оппозиции в целом и симпатии к Фетхуллаху Гюлену в частности. Близкий соратник Эрдогана и мэр Анкары Мелих Гёкчек заявил, что Гюлен управляет людьми при помощи джиннов и переворот был совершен именно таким образом.

Выражение негативного отношения к Гюлену стало массовым явлением: люди таким образом пытаются защититься от репрессий, давая понять, что они всецело поддерживают Эрдогана. Но не всегда это помогает. Маховик раскручен очень сильно, и в списки неблагонадежных, по всей видимости, попало огромное число людей, когда-либо выражавших недовольство Эрдоганом, либо просто те, кого оклеветали недоброжелатели. Иначе никак не объяснить увольнение, например, 30 губернаторов или агрессивный призыв к деканам всех факультетов подать заявления об увольнении «по собственному желанию». Многие действительно подали.

Есть и отдельные истории. Один из моих турецких знакомых, занимающийся аналитической деятельностью, на днях вывесил в интернете копию решения о задержании его коллеги по делу о принадлежности к организации FETO, которая, по мнению турецких властей, стояла за попыткой переворота. Аналитик очень возмущен, поскольку его коллега никогда не был замечен в связях с FETO. В то же время сам он активно поддерживает Эрдогана. Пост он затем удалил, решив, видимо, что публичное несогласие с действиями властей тоже может быть приравнено к измене.

У людей не остается иного выхода, кроме как занимать позицию, предписываемую турецким руководством. Те, кто пытается не делать этого, автоматически зачисляются в число «сторонников путча» и рискуют не только нарваться на проблемы с силовиками, но и стать жертвами суда Линча — уже зафиксировано несколько случаев избиения подозреваемых в «гюленизме» в Турции и Германии.

В подобной ситуации находятся и оппозиционные политические партии. Они все осудили путч — собственно, не сделать этого было нельзя: во время попытки переворота был разбомблен парламент. Народно-республиканская партия (НРП), Партия национального действия (ПНД) и Демократическая партия народов (ДПН) совместно с правящей Партией справедливости и развития (ПСР) сделали совместное заявление, осуждающее незаконные действия группы военных. На днях Эрдоган встретится с лидерами всех партий, включая условного лидера ПСР, премьер-министра Бинали Йылдырыма. Возможно, будет обсужден вопрос трансформации Турции в президентскую республику.

Таким образом, партии нашли общую почву для построения какого-то диалога. НРП в минувшее воскресенье организовала митинг на площади Таксим в Стамбуле, который прошел под лозунгами сохранения парламентской республики и, конечно, противостояния попыткам военного вмешательства в политику. В итоге тему парламентской республики затушевали, зато на площадь пришли сторонники ПСР, чтобы продемонстрировать солидарность с оппонентами в вопросе осуждения путчистов. Впрочем, когда участники акции начали расходиться, были слышны антиэрдогановские речевки, а люди, переговариваясь между собой, возмущались: «Да какой это союз?!»

Создается такое ощущение, что НРП, как и прокурдская ДПН, просто подчиняется требованиям текущей ситуации, как и многие публичные интеллектуалы. Турецкие националисты из ПНД во главе с Девлетом Бахчели целиком встроились во властный дискурс, и если их руководство не сменится на внеочередном съезде, голоса этой партии в парламенте можно будет автоматически прибавлять к количеству мандатов партии правящей. Возможно, вопрос трансформации республики из парламентской в президентскую будет решен уже в Национальном собрании, но для этого Эрдогану все равно двух партий не хватит. На мой взгляд, он пытается при помощи создания нынешней атмосферы страха — а неприкосновенность депутатов отменили еще весной — надавить как на партии в целом, так и на отдельных их членов. Ему нужно всего 11 рук, чтобы достичь конституционного большинства в 367 голосов. В худшем случае вопрос будет вынесен на всенародный референдум, и вопрос поддержки Эрдогана, вне всякого сомнения, будет опять же привязан к отторжению путча. Турков, которые не поддерживают турецкого президента в его стремлении собрать всю власть в одних руках, заставят выбирать из двух зол меньшее.