«Больших ксенофобов, чем русские мамы, в районе не встречал»

Могут ли мигранты и местные жить без вражды

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

В столичном районе Метрогородок открылась выставка «Москва мигрантская», посвященная быту гастарбайтеров из стран Средней Азии. Ее создатели — социологи Центра исследования миграции и этничности — в течение двух лет изучали, как живут мигранты и как интегрируются в российское общество. В России антииммигрантские настроения достаточно сильны: 78 процентов граждан выступают за ограничение притока иностранцев в страну. Еще 40 процентов поддерживают идею сегрегации приезжих из азиатских стран — образование зон компактного проживания. Адаптацией мигрантов озабочены на самом высоком уровне. В начале уходящей недели, 5 декабря, президент поручил правительству детально проработать этот вопрос и подготовить законопроект к сентябрю будущего года. Кто и зачем едет в Россию? Довольны ли они условиями своей жизни? Стоит ли их остерегаться? Об этом «Ленте.ру» рассказал директор центра Евгений Варшавер.

Как вы пришли к идее такой выставки?

Евгений Варшавер: Мы работаем в Академии народного хозяйства (РАНХиГС) и в течение четырех лет занимаемся изучением этой темы. Мы не чисто научная группа, у нас много направлений, в том числе публичная социология. Когда появилась возможность сделать выставку, мы решили, что это один из способов рассказать миру о том, как устроен быт и жизнь мигранта, найти способы мирного сосуществования разных народов в неспокойных районах.

Экспонаты, похоже, достали из старой кладовки. По какому принципу вы их отбирали?

Могу ответить на примере одного из ключевых экспонатов — старого советского велосипеда. Он характеризует социальную группу — иностранных мигрантов — которая сложилась в Москве в последние 20 лет. Велосипед здесь не случайно, россияне богатеют и выбрасывают старое. Что-то из этого подбирают дворники-мигранты. Они бы могли купить себе велосипед получше, у них есть деньги, но необходимости в этом не испытывают. Они здесь временно, а значит, вкладываться в такую покупку бессмысленно. Кроме того, дворнику нужно перемещаться по району быстро и без дополнительных затрат. В результате, на пересечении всего этого, и получилось, что такой велосипед становится атрибутом этой социальной группы, хотя важно отметить, что мигранты занимаются множеством других вещей, в том числе и высококвалифицированной работой.

Район, где проходит выставка, выбран с умыслом?

Конечно. Окраины востока Москвы — не самое благополучное место. В других странах это бы сильно сказалось на ценах недвижимости. Там бы селились люди с меньшим уровнем достатка и формировалось подобие гетто. У нас такого не происходит, потому что рынок жилья устроен иначе. Исходя из имиджа районов, мы решили начать исследование с наиболее показательного — с Капотни на востоке. А для контраста выбрали еще Кунцево — на западе. Мы изучали, какие люди живут в районе, как взаимодействуют, перемещаются. По результатам исследований мы создали карту, показывающую, какие связи есть в районе и как люди общаются между собой. Ну а по ходу набрался и материал для выставки.

Выглядит несколько хаотично.

Это рабочий инструмент. С его помощью мы выявляли коммуникативные проблемы: есть район, в нем живут люди, которые могли бы общаться, но не делают этого по каким-то причинам, чаще всего связанным с предубеждениями. Например, мы исследуем детскую площадку как зону, где проводят время мамы разных национальностей. Русская мама, приехавшая из другого региона страны, быстро вливается в сообщество. Мамы же все знают, все читают, очень плотно интегрированы в районную коммуникацию.

А вот домохозяйки-мигранты в значительной степени выключены из районной жизни. Они могли бы общаться с русскими домохозяйками, но между ними стена. И лучше всего это видно на детской площадке. Если поговорить с теми и другими, истории, которые они рассказывают друг про друга, довольно печальные. Больших ксенофобов, чем русские мамы, я в районе не встречал. Они рассказывают исследователям истории, что мигрантки науськивают детей не любить русских. Если в песочнице мигрантский ребенок ударит местного лопаткой по голове, то это он специально, потому что его дома учат не любить русских, уверены они.

Считаете, с подобными предубеждениями можно бороться?

Можно и нужно. Мы пробовали несколько практик, чтобы менять сложившиеся стереотипы. Одна из них — кулинарные мастер-классы, где русские и нерусские мамы готовят вместе с детьми блюда национальной кухни. Там они знакомились, устанавливали контакты. Но мы в первую очередь ученые, а не активисты. Наша задача — придумать метод и замерить его эффект, а не интегрировать мигрантов района Капотня. Наша цель — разработать инструмент, который позволил бы на районном уровне осуществлять интеграцию. Заниматься этим должны другие: общественные организации, например.

И каков эффект?

Мы снимали весь процесс на видео, а потом анализировали каждое взаимодействие между мигрантами и местными. Например, когда Дильдора просит Марину передать ей соль — это как раз такое взаимодействие. На четвертом мастер-классе таких взаимодействий стало больше в два раза.

Все-таки это разовая практика. Сами по себе женщины не соберутся на мастер-классы. Чего уж говорить про мужчин.

Для мужчин мы придумали другую практику — футбол. Приходили игроки, и мы распределяли их по этнически смешанным командам. То есть в одной команде играли русский, узбек, киргиз и азербайджанец. Важно здесь именно то, что люди разных национальностей были в одной команде. Потому что футбол — сублимация войны, и чтобы происходила интеграция, тебе нужно оказаться в одной команде с тем, кого считаешь «не своим». По итогам выяснилось, что на вопрос: «Чувствуете ли вы себя своим в этом районе?», чаще стали отвечать положительно. Кроме того, улучшилось отношение к категориям «москвич» и «русский» среди мигрантов-участников матча.

Многие предубеждения в отношении мигрантов основаны на том, что приезжие могут в какой-то момент сплотиться против местных. Люди придерживаются такой модели поведения — дружить против «чужих».

Наш мозг устроен так, что вне зависимости от наших желаний, он делит людей на «своих» и «чужих». Мы механически оцениваем человека на предмет его этнической принадлежности, равно как пола и возраста. Причем дифференцировать их мы не можем: отличить узбека от киргиза мало кто способен. Мигранты — не являются единой группой. А уж говорить о массовой ненависти, желании захватить Россию и даже желании переселиться — это трансляция мифов, не имеющих отношения к реальности. Типичный рабочий мигрант хочет заработать денег и построить дом у себя на родине.

Но у мигрантов тоже есть свои предубеждения в отношении местных.

Единственное типичное в отношении мигрантов к местным: мнение, что москвичи зазнаются и задирают нос. Тут есть некоторые обиды. Но совместный досуг работает на обе стороны: мигранты видят, что москвичи — нормальные люди и с ними можно вместе проводить время.

Один из факторов, мешающий местным и мигрантам нормально общаться, — языковой барьер. Улучшилась ли ситуация с введением обязательного теста по русскому языку?

Сертификат по русскому — это очень простой экзамен, его сдают 80-90 процентов мигрантов. Он никого не отсекает. Те, у кого нет нужного уровня владения языком, готовятся к тесту методом натаскивания. Их языковые навыки от этого, конечно, не особо улучшаются. Если человек работает нелегально — это связано не с тем, что он не может сдать экзамен. Экзамен — это дополнительный налог, повышающий стоимость въезда. Увы, это просто попытка снизить число мигрантов и еще один способ получить с них деньги.

У гастарбайтеров, приезжающих в Россию из Средней Азии, наверняка есть свои мечты и чаяния. Та жизнь, которую они здесь ведут, их устраивает?

Зачастую в момент, когда человек решает ехать сюда, его мотивация и цели полностью связаны со страной происхождения. Едет он, чтобы решить некоторые свои биографические задачи. Например, нужно жениться, а для этого надо заработать на калым. Более того, неплохо бы иметь дом, чтобы туда привести жену. Для этого в миграцию поедет либо он сам, либо его отец, либо вместе. Здесь они будут есть хлеб с бульоном, скапливая неплохие деньги. Бывает и так, что сперва посылают женщин. Невестка же, по сути, чужая в семье, поэтому ее отправляют в Россию как бы на разведку. Если все нормально, приезжает муж. Это не самый распространенный вариант, но случающийся.

А потом переезжает вся семья, рожают много детей, закрепляются.

Есть еще одна страшилка: что матка мигрантки — главное оружие захвата России. Также не имеет ничего общего с действительностью. Рождаемость снижается. А вот дети мигрантов, родившиеся уже в России, несут в себе колоссальный интеграционный потенциал. То есть способны стать частью нашего общества, а не противостоять ему. То же касается и совсем молодых людей.

Порой, приезжая в Москву, хороший мальчик из среднеазиатской республики, устраивается не на стройку, где мигранты живут в замкнутом сообществе, а скажем, в японский ресторан. Он перемещается по городу в свободном режиме, смотрит на посетителей и видит, что жить можно по-другому. После нескольких лет в Москве у него меняются установки: ему уже не хочется поскорее жениться и жить у себя в селе.

Обсудить
Россия
 — 
00:03 Сегодня

«У молодых вообще нет собственной позиции»

Почему современные студенты инфантильны, аполитичны и боятся протестов
«Религиозность нашего социума сильно переоценена»
Почему передача Исаакиевского собора РПЦ стала проблемой для церкви и общества
Валентина ТерешковаПо космическим законам
Как Терешкова принесла соревнование с американцами из космоса в политику
«У молодых вообще нет собственной позиции»
Почему современные студенты инфантильны, аполитичны и боятся протестов
Казус Чудновец
Чем закончится дело жительницы Катайска, осужденной за репост. Репортаж
Желтую расу — в лагеря
Жизнь японцев, интернированных в США во время войны
Real estate magnate Donald Trump waves as he leaves a Greater Nashua Chamber of Commerce business expo at the Radisson Hotel in Nashua, New Hampshire, May 11, 2011. Trump suggested Wednesday it's not much fun flirting with the idea of running for president in the face of relentless attacks and ridicule. REUTERS/Don Himsel/Pool (UNITED STATES - Tags: POLITICS)Прощание с иллюзией
Почему Трамп не мог оправдать надежд на нормализацию отношений с Россией
Самый лучший президент
Американские историки составили список наиболее успешных руководителей страны
Мило ДжукановичИнтриги Черной Горы
Зачем Подгорица обвиняет Москву в попытке переворота
Без ствола
Российские власти сокращают число владельцев гражданского оружия
Мне хардбольно
Как играют в самую травмоопасную военно-спортивную игру
Недостаток ресурсов при избытке амбиций
Что не так с индийской системой закупок оружия
Тир во время чумы
Как тренировка в стрелковом клубе обернулась смертью инструктора и ученика
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонииСидеть!
Как молодая советская власть карала своих граждан
Стрелять, Карл!
Подстреленный Гитлер и отпуск в фашистской Италии: обзор Sniper Elite 4
Ястреб сбит, ястреб сбит!
Пушка-ловушка, орлы и другие неожиданные способы уничтожить беспилотник
twen, Nr. 6, 1969, Фотография: Гвидо Мангольд, графика: Вилли Флекхаус«Опаснее тысячи порножурналов»
Король книжного и журнального дизайна Вилли Флекхаус
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
Белая вдова
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Джеки» до «Тони Эрдманна»
Орхан Памук«Ни одна жизнь не достойна романа»
Орхан Памук о современной Турции и противостоянии Востока и Запада
Смерть вождя
Роли, по которым мы запомним Алексея Петренко
Летают, но низенько-низенько
11 машин, способные ехать по любой поверхности. Точнее, даже не ехать
20 роскошных авто. В камуфляже
Маскировка, которая нужна, чтобы стать заметным
Лучшее от Italdesign за 10 лет
Девять проектов Italdesign Giugiaro, которые не оставят равнодушными
6 самых необычных военных машин
Военная техника, от которой волосы встают дыбом
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды