Оголтелая Батьковщина

Почему отношения России и Белоруссии уже никогда не будут прежними

Владимир Путин и Александр Лукашенко
Владимир Путин и Александр Лукашенко
Фото: Алексей Никольский / РИА Новости

«В России за взятку можно все», — президент Белоруссии Александр Лукашенко с разгромной критикой обрушился на ближайшего союзника своей страны. Большая пресс-конференция главы государства длилась более семи часов, и за это время досталось российским чиновникам, политическим лидерам, таможенникам, военнослужащим, Россельхознадзору, ФСБ, «Газпрому»… «Лента.ру» разбиралась, что стоит за громкими заявлениями и к чему приведет обострение в отношениях Москвы и Минска.

«Мы постоянно страдаем»

Выступление Александра Лукашенко было выдержано в стиле эмоционального стендапа. На протяжении нескольких часов он вещал обо всем на свете: водке, детях, спорте, социально-экономическом развитии и внешней политике. Критике подверглись практически все аспекты российско-белорусского сотрудничества. По его словам, Москва «в хвост и в гриву» пинает двусторонние договоренности. «Мы договаривались, что Россия поставит нам 24 миллиона тонн нефти, а теперь нам собираются поставлять уже 18, потом 14, а теперь уже речь идет о 12 миллионах тонн. Возможно, никто еще не оценил — может, это и не страшно, но вы представьте себе, что есть межгосударственное соглашение [о границах], а один министр, пусть сильный (директор ФСБ России Александр Бортников — прим. «Ленты.ру»), одним росчерком пера его нарушает. Это что, нормально?» — возмущался белорусский лидер. Он добавил, что считает введение пограничных зон на российско-белорусской границе политическим выпадом.

Кроме того, Лукашенко предложил возбудить уголовное дело против руководителя Россельхознадзора Сергея Данкверта из-за проблем с поставками продовольствия на российский рынок. По словам президента, «все эти данкверты — люди заинтересованные», они сами являются производителями продукции, которая, однако, не может честно конкурировать по качеству с белорусской. «Когда он побудет в следственном изоляторе, тогда он будет давать себе отчет, что он творит», — сказал он, заверив, что реэкспортом попавшей в России под санкции продукции Минск не занимается, а если что-то такое и происходит — виноваты российские таможенники. «С ними "договариваются". В России за взятку можно все, там ничего не контролируется», — обличал Лукашенко.

Он также назвал вымыслом информацию о выходе Белоруссии из общих с Россией интеграционных проектов, но заявил об отсутствии в Таможенном союзе равноправия. «Постоянно страдаем из-за того, что условия не равны. Из-за этого мы уже потеряли 15 миллиардов долларов. В России признают эти цифры, и даже дали нам сейчас кредит в пять миллиардов долларов. Изъяли у нас наши же деньги и вернули нам треть от них под сумасшедшие проценты», — подчеркнул белорусский лидер.

Нефть с яблоками

Кризисы в отношениях двух стран случались и прежде, но впервые клубок противоречий оказался таким сложным и запутанным. Последними по времени стали разногласия из-за пограничных зон. В начале января в Минске внезапно решили ввести пятидневный безвизовый режим для граждан 80 стран. В перечень, в частности, вошли все государства Евросоюза, а также США, Бразилия и Япония. Граница между Россией и Белоруссией существует формально, ее легко пересечь без проверок, поэтому граждане третьих стран, которым для посещения РФ нужно оформлять визу, получили возможность попасть на российскую территорию без прохождения необходимых бюрократических процедур.

Понятно, что Москва восприняла это как угрозу безопасности. Директор ФСБ России Александр Бортников подписал три приказа о введении вдоль всей российско-белорусской границы в Брянской, Смоленской и Псковской областях режима пограничной зоны. Подчеркивается, что нововведение коснется граждан третьих стран, россияне и белорусы будут пересекать границу, как и прежде — без дополнительных документов. В Минске, впрочем, отнеслись к решению Бортникова без понимания и обвинили Москву в том, что пограничные зоны были введены без согласования и предварительных консультаций.

Другим проблемным вопросом являются поставки продовольствия из Белоруссии в Россию. Москва давно подозревает, что Минск пользуется санкциями для увеличения экспорта. Россия фиксирует огромные несоответствия между объемами ввозимой из сопредельных стран и официально выращенной сельхозпродукции. В частности, в 2015 году поставки яблок из Белоруссии в Россию в пять раз превысили собранный в республике урожай. Спор обострился в конце 2016 года, когда глава Россельхознадзора Сергей Данкверт сказал, что белорусские поставщики «хотят воспользоваться ситуацией, когда российский рынок закрыли для поставок из ЕС и с Украины». Реакция Лукашенко уже тогда была резкой: «Даже если у нас все будет нормально, такие деятели, как Данкверт и прочие, оплюют, оболгут и обгадят, как это было недавно».

Наиболее застарелый спор — о ценах на энергоносители. Россия объявила о намерении сократить поставки нефти в Белоруссию с 4,5 до 4 миллионов тонн в первом квартале после того, как сторонам не удалось найти взаимопонимания в газовом вопросе. Дело в том, что с начала 2016 года Минск в одностороннем порядке снизил оплату российского газа, из-за этого образовалась задолженность в 550 миллионов долларов. Александр Лукашенко настаивает, что из-за падения цен на нефть стоимость газа для страны должна быть ниже, чем в 2016 году: 83 доллара за тысячу кубометров вместо 132 долларов, установленных «Газпромом».

Остроты в отношения добавили недавние аресты в Белоруссии публицистов, печатавшихся в российских СМИ, и отказ Лукашенко от посещения саммита ОДКБ и ЕАЭС в Санкт-Петербурге в декабре. В итоге российско-белорусские отношения оказались в нижайшей точке за последние десятилетия. Лукашенко объясняет ситуацию опасениями Москвы, что «Беларусь уйдет на Запад». Определенные успехи в этом направлении у Минска действительно есть. Во-первых, белорусская столица стала центром переговоров о судьбе Донбасса, что позволило стране выйти из международной изоляции. Во-вторых, Брюссель в прошлом году снял ряд санкций с самого Лукашенко и других белорусских чиновников. Впрочем, денег от потепления выручить пока не удалось. Договоренности касаются только того, что международные структуры инвестируют семь миллионов евро в строительство лагерей для переселенцев.

«Директор колхоза против райкома»

Эксперты говорят, что наиболее острые углы Москва и Минск так или иначе сгладят, однако «отношений по любви» уже не будет. Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин отмечает, что кризис переживает вся система взаимоотношений двух стран. «На дворе экономический кризис. Сокращаются внутрироссийские расходы, и нашему самому близкому союзнику необходимо умерить аппетиты. Лукашенко, понятно, этого делать не хочет, рассчитывает на некое особое к себе отношение. Главные вопросы сейчас — экономические, но он очень любит все политизировать», — объясняет эксперт. Жарихин отмечает, что белорусский президент постоянно рисует картину полного бардака и развала российского государства, где чиновники принимают решения в обход президента Путина. При этом, по его словам, и создание пограничных зон, и установка цен на нефть и газ не могли произойти без ведома главы государства. «Думаю, Лукашенко выгодно выстраивать именно такую картину происходящего, чтобы при случае отыграть назад: он как бы создает Путину лазейку, чтобы можно было вернуться в исходную точку. Но это все дипломатия колхозного уровня. Это похоже на дискуссию председателя колхоза с секретарем райкома. В Москве это уже мало кого впечатляет, к этому привыкли, но все это неприятно из-за общей внешнеполитической ситуации, в которой находится Россия. Сейчас это выглядит немножко по-предательски», — говорит политолог.

Вероятно, многое будет зависеть от встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина, которая запланирована на 9 февраля в Москве. Возможно, будут согласованы механизмы рассрочки долга Белоруссии за газ, стороны пойдут на обоюдные уступки в вопросе установления текущей цены на газ. Белорусский публицист, политический обозреватель портала TUT.by Артем Шрайбман отмечает, однако, что в ходе нынешнего конфликта стороны начинают осознавать исчерпанность устоявшейся системы взаимоотношений: «Россия не готова и не имеет возможности дальше финансировать белорусскую экономику. Действовавшая ранее формула "нефть в обмен на поцелуи" — то есть деньги в обмен на дружественную риторику — перестала быть актуальной. Белоруссия разочаровывается в России как экономическом доноре, предсказуемом политическом патроне. Изменилась международная обстановка, ситуация в экономике двух стран. Я думаю, мы сейчас наблюдаем поиск нового формата».

По словам Шрайбмана, интеграционные проекты сохранятся — без Союзного государства и ЕАЭС белорусская экономика вряд ли сможет существовать. «России все это нужно в имиджевом смысле. Распускать эти структуры никто не будет, но отношения перестанут быть "семейными", а станут более расчетливыми, прагматическими», — считает он. Переформатирование, по его мнению, не будет безболезненным хотя бы из-за того, что под нынешнюю модель отношений выстроена вся белорусская экономика. «Она рассчитана на бесперебойные российские дотации, а значит — возможны масштабные внутриэкономические последствия для Белоруссии», — прогнозирует он.

Обсудить
Нацисты подъехали
Немецкие ультраправые впервые с 1945 года оказались у власти
Свобода для скотовода
В лучшем городе США изгнали политиков с полицейскими и погрязли в хаосе
Падший дьявол
Неуловимый наркобарон основал культ убийц и варил человеческие мозги в котле
Классическая история
Душевные ролики про самые красивые спорткары XX века
Машины, которые не боятся столкновений
Забытые концепт-кары: ударопрочные «Фиаты»
Побег в будущее
Говорящие рули и электрические ретрокары: будущее по версии Jaguar Land Rover
Mazda CX-5 и Renault Koleos против VW Tiguan и Skoda Kodiaq
Четыре новых кроссовера. Один тест-драйв. Ну, вы поняли