«Контрабанда? Возим! А что тут плохого?»

Специальный репортаж «Ленты.ру» с российско-белорусской границы

Фото: Виктор Драчев / ТАСС

На российско-белорусской границе с 7 февраля введен режим погранзоны. Такой была реакция на указ президента Белоруссии о пятидневном безвизовом режиме для граждан 80 стран. Новый статус территории накладывает на местных жителей и приезжих некоторые ограничения административного характера, но пока это чистая формальность. Настоящие трудности здесь ожидают в случае введения таможенного контроля. Для трансграничного бизнеса это может стать началом конца. Как россияне и белорусы живут у общей границы, зачем ездят друг к другу, какой бизнес ведут на соседних территориях, чего хотят, чего боятся и насколько легко пересекают линию, разделяющую две союзные страны, выяснял специальный корреспондент «Ленты.ру» Павел Орлов.

«Посадят меня, посадят дочь...»

— Вы сюда в гости? — обратился я в Смоленске к водителю Nissan Almera с белорусскими номерами, припарковавшемуся рядом.
— Почему в гости, у меня здесь фирма.
— А почему не в Белоруссии?
— Ну ты даешь! — засмеялся мой собеседник, мужчина лет 45, представившийся Виктором. — Если я в Белоруссии сейчас попытаюсь фирму открыть, через полгода посадят меня, а через год — жену и дочь. Вы что там, совсем не в курсе? Батько же прямым текстом сказал: «Надеюсь в семнадцатом году пожать руку последнему белорусскому предпринимателю». И я не хочу быть этим последним.

Виктор рассказал, что до 2015 года у него была фирма в Могилеве. Однажды он заключил крупный контракт с госорганизацией и получил 20-процентную предоплату. Выполнил работу, вложив все свои сбережения, но в итоге заказчик отказался заплатить по счетам. Виктор понес заявление в Следственный комитет, но там его отвели в сторонку. «Иди отсюда подобру, — сказал начальник отделения СК. — Если я дам ход твоему делу, меня обвинят в том, что я взял у тебя взятку и пытаюсь очернить серьезную компанию. А если я на тебя докладную напишу, то у тебя не только бизнеса, но, скорее всего, и свободы не останется».

Виктор, как и многие его товарищи, решил не рисковать и перенес предпринимательскую активность в Россию — благо сегодня открытое союзное пространство позволяет ему быть честным российским бизнесменом и спокойно работать по обе стороны границы. Рассказал, что зарабатывать можно, просто транспортируя из Смоленска в Белоруссию некоторые товары: автомобильные шины и запчасти, сантехнику, «незамерзайку», что 95 процентов мелких и средних бизнесов Белоруссии за последние два года или закрылись, или переехали в Россию. Крупный же бизнес чувствует себя нормально, но он давно уже сросся с властью, и обычному человеку туда вход закрыт.

— И сколько можно заработать на шинах?
— Ну, если самый дешевый комплект взять, то у вас долларов на 30-40 дешевле. А если речь о хорошей резине, то разница до 80 долларов будет. В Белоруссии это теперь большие деньги.

В Смоленск за покупками

Как стало понятно в Смоленске, прошло то время, когда россияне ездили в Белоруссию за покупками: автомобилями и сельхозпродукцией, делать зубы и пластические операции. Как только курс доллара подпрыгнул осенью 2014 года, ситуация поменялась на зеркальную. Из всех городов Белоруссии в Смоленск организованы теперь шоп-туры — регулярно ходят маршрутки и автобусы. По выходным на площадях возле гипермаркетов и оптовых рынков большая часть припаркованных машин — с белорусскими номерами. Белорусы скупают все: одежду и обувь, сыр и масло, строительные материалы и материалы для ремонта, автозапчасти, велосипеды и скутеры, импортный алкоголь и даже кур оптом.

«После того как Батько ввел новую сертификацию для магазинов, у нас и магазинов стало гораздо меньше, и цены стали выше ваших, за исключением "молочки", хлеба и мясных продуктов», — рассказывают белорусы, которых сегодня часто можно встретить на продовольственных, строительных и других рынках Смоленска.

«Не знаю почему, но могилевские куры у вас дешевле, чем в Могилеве, — говорит женщина лет сорока на рынке. — А наша гомельская картошка у вас оптом дешевле, удивительное дело!»

«Вот такой унитаз у нас ровно вдвое дороже, — многозначительно поднимает указательный палец вверх крупный мужчина в ярко-красном пуховике. — А на каждой бутылке купленной здесь "незамерзайки" я зарабатываю по 30 рублей».

«Приходят с длинными списками, — рассказывает заведующая аптекой. — Все наименования разные — видимо, для себя и знакомых берут. По субботам бывают серьезные очереди. Мне кажется, что дело не только в цене, я думаю, у них в аптеках не все лекарства есть».

«Мы только в первую половину недели свободно дышим, — пожаловался менеджер магазина автозапчастей. — Потом народу все больше, а в выходные вообще очередь. Берут пружины, амортизаторы и прочие запчасти для иномарок; аккумуляторы и мелочь вроде щеток стеклоочистителя и технических жидкостей. Бывало, весь рабочий день не передохнуть. Но последние полгода поток сокращается».

О том, что приезжих из соседней страны становится все меньше, говорят и сотрудники смоленского ГИБДД. «Еще в начале осени в городе половина автомобилей была с белорусскими номерами, — качает головой капитан дорожной полиции. — Мы их даже по поведению на дороге узнавали. Город плохо знают, тормозят, мечутся на перекрестках. А теперь их втрое меньше стало. Почему? Кто его знает».

Сокращение потока с белорусской стороны — плохая новость для жителей приграничных районов. Многие уже переориентировали на белорусов свой бизнес или создавали его в расчете на этих потребителей. «Передайте белорусам, что мы их любим, — собрались вокруг меня продавщицы вещевого рынка. — Любим и ждем. Товары у нас очень хорошие, пусть не стесняются, едут!»

Подпортили лицо

С одной стороны, приезжающие в Смоленск белорусы дают работу местным жителям и оживляют местный бизнес. С другой — выглядит это сотрудничество диковато. На противоположном от исторического центра берегу Днепра, на пару километров растянулся торговый квартал, идущий по обеим сторонам улиц Кашена и Ново-Московской. Все это пространство представляет собой причудливую торговую зону, где продовольственные, вещевые и оптовые рынки со всех сторон подступают к огромным гипермаркетам, стены старых зданий увешаны плакатами с рекламой товаров и услуг, а калитка или ворота только кажутся выходом, но на самом деле ведут в новый рыночный закуток. Очень напоминает московский «черкизон» начала нулевых.

Уже в темноте, в девятом часу вечера, разговорились с довольно молодым владельцем Porsche Cayenne с белорусскими номерами. По его мнению, границу закрывать ни в коем случае нельзя, потому что никакого толку тогда в союзных государствах не будет: усложнятся транзитные процедуры, закроются сотни бизнесов, невозможно будет зарабатывать на разнице в НДС, а братские народы будут разделены.

— А как же контрабанда? Вот, к примеру, польские яблоки через Белоруссию в Россию возите?
— Конечно, возим. А что тут плохого? Это же как секс по любви — всем одновременно хорошо, и при этом нигде ничего не убывает. Вы хотите есть вкусные недорогие яблоки, поляки хотят яблоки продавать, а мы благодаря сложившейся ситуации можем немного на этом заработать. Я даже вам могу по секрету сказать, сколько стоит провезти фуру яблок через российскую границу: 1400 долларов. Мой хороший знакомый по 14 фур в день перегоняет.
— А сыр?
— Нет, сыр к вам через Белоруссию сейчас уже не возят. Лукашенко ввел жесткие квоты на сыр из ЕС, так что мы теперь даже свои потребности не покрываем. Видели, сколько в Смоленске сырных базаров? Это наши к вам за сыром ездят.
— А за яблоки деньги надо отдавать на таможне? Я могу из Польши фуру яблок привезти?
— Вы не сможете (смеется). Ну, давайте, счастливого пути, а то я и так вам тут лишнего наболтал.

А если стена?

К предположениям устроить между Россией и Белоруссией полноценную государственную границу мои собеседники с обеих сторон относились крайне скептически.

«Граница? Да какой прок от этой границы? — возмутился водитель маршрутки в Смоленске. — На границе паспорта проверяют, а вон со Смоленского вокзала в Оршу электричка ходит, где ничего не проверяют. И грузины на этой электричке ездят, и армяне, и чеченцы, и украинцы. Двести рублей — и ты в Белоруссии. Двести рублей — и ты опять в Смоленске. И никому дела нет».

«Не будет этого, поссорятся наверху, потом помирятся», — уверен страховщик, оформлявший мне необходимую для въезда в Белоруссию «зеленую карту», не преминув при этом надуть меня при обмене российских рублей на белорусские.

«Нет, до этого не дойдет», — говорили сотрудники ГИБДД, продавцы, менеджеры, покупатели и простые прохожие.

Особенно же не понравилась перспектива появления полноценных границ четверым дальнобойщикам, водителям огромных фур с польскими номерами.

«Да это будет просто ******, по-другому не скажешь, — перебивая друг друга, возмущались все четверо. — Знаешь, сколько мы в очереди на польской границе стоим? Если в будни — то часов пять, а если в выходной — бывает и сутки. А если границу Россия — Белоруссия сделают, будем здесь еще столько же стоять? Удавиться можно!»

Во вторник, 14 февраля, в 11-12 часов трасса Москва — Минск от Смоленска до Красной Горки была практически пустой. На каждый километр встречались не более пяти-восьми фур с белорусскими, польскими и литовскими номерами. Легковых автомобилей еще меньше. Да еще по паре десятков фур припаркованы на придорожных стоянках. В любом случае поток грузовых перевозок в Россию из Белоруссии выглядел весьма скромным.

Граница

Российский пограничный терминал на трассе М-1 видно за несколько километров: большая крыша над дорогой. На выезде из России в Белоруссию документы у водителей и пассажиров легковых машин вообще не проверяют. Тяжелые грузовики останавливаются на обочине перед терминалом, водители показывают документы на груз и проезжают дальше. Очереди нет.

На дороге в обратную сторону, из Белоруссии в Россию, работают два пограничника и один таможенник. Легковые автомобили останавливаются, водитель и пассажиры показывают паспорта. Пограничник видит российский или белорусский паспорт, сверяет фотографию с лицом владельца документа и берет под козырек. Все занимает не больше минуты. Очереди нет.

Грузовикам везет меньше. Хвост из фур тянется на полкилометра. В очереди приходится стоять от часа до трех, в зависимости от расторопности таможенников. Таможенного досмотра на границе нет и содержимое фур не проверяют. Но паспорта водителей и документы на груз — в обязательном порядке и с пристрастием.

Пересекаю границу и еду в сторону Минска. Дорога платная, но где платить — не понятно. Оказалось, россиянам за белорусские платные дороги платить не надо. Ищу глазами белорусский пограничный пункт. Но ничего даже отдаленно напоминающего КПП не встречаю. С белорусской стороны ни границы, ни таможни, ни отдельно стоящих пограничников на трассе не встречаю.

Москва — Смоленск

Обсудить
Россия00:06 7 ноября

Разборки на костях

В деле «пьяного мальчика» появились неожиданные подробности, но они все усложняют
«Великое прошлое нас развращает»
Почему россияне не принимают себя
Циркуль в глаз
Судьба еврейского художника: от украинских сказок до нацистской выставки
Признак оперы
Как Дмитрий Хворостовский стал главным оперным певцом России
«Происходящее — форма женского освобождения»
Йоаким Триер о мистической драме про лесбийскую любовь и Бога
Мистер Спок
Мы пощупали новейший Aston Martin Vantage и делимся первыми впечатлениями
Тест: какой автобренд круче
Угадываем компании, которые зарабатывают на нас больше остальных
Самые большие шины в мире
Огромные покрышки, которые подойдут даже машине Годзиллы
Из бананов и палок
Что получается, когда машины пытаются делать в Уганде, Кении и других странах
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно