Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте

«Трамп не пропустил ни одного боя Емельяненко»

Глава Международной федерации самбо о включении вида в программу ОИ и политике

Федор Емельяненко
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Самбо (самозащита без оружия) — вид спортивного единоборства, разработанный в СССР. Неудивительно, что международной федерацией по этому виду спорта руководит россиянин Василий Шестаков. Функционер рассказал «Ленте.ру» о перспективах включения самбо в программу Олимпийских игр, политике, допинге и любви Дональда Трампа к Федору Емельяненко.

Лента.ру: Вы руководите международной федерацией на протяжении восьми лет. Перед тем, как прийти на эту должность, вы наверняка ставили перед собой какие-то цели и задачи. Всего ли удалось достичь?

Шестаков: Главная цель — признание самбо олимпийским видом спорта — пока не достигнута. Но в целом сделано достаточно много. В этом не только моя заслуга, это работа команды. Внушает оптимизм, что самбо представлено практически во всех крупнейших мультиспортивных соревнованиях (Азиатские, Европейские и Центральноамериканские игры, Универсиады, континентальные соревнования).

Самое главное — усилилась конкуренция. Если раньше российские самбисты считали чемпионат мира едва ли не прогулкой, то сейчас в каждой схватке необходимо бороться. Появилось много интересных спортсменов в Азии, Африке, Южной и Северной Америке. Я часто привожу в пример команду Камеруна, которая уже сейчас борется за медали высшего достоинства на чемпионате мира.

Могли бы более детально рассказать о своих достижениях?

Когда я пришел в федерацию, на чемпионате мира было 27 команд. Для такого вида спорта это ничто. Сейчас порядка 25 сборных принимают участие в чемпионате Азии, 15 команд выступают на африканском первенстве, 36 — на европейском, 25 — на панамериканском. Последние 2-3 года на мировые чемпионаты не приезжает меньше 80 национальных команд. Сейчас в Международную федерацию самбо входит около 120 стран. 88 из них признаны ФИАС, остальные — кандидаты. С каждым годом количество желающих стать членом организации растет.

Может ли помочь включению самбо в олимпийскую программу уменьшение количества весовых категорий, в которых выступают спортсмены?

Мы хотим сделать самбо более динамичным. Из-за того, что в нашем виде спорта девять весовых категорий, соревнования затягиваются до глубокого вечера. Спортсмены устают, между финальными и предварительными схватками практически нет отдыха. На ближайшем конгрессе ФИАС мы будем выступать за сокращение весовых категорий до семи. Этого достаточно, чтобы спортсмены себя проявили. На схватках представителей легчайших весовых категорий практически не было зрителей, да и желающих принять участие в этих соревнованиях немного.

Произошло ли с вами за последние восемь лет что-нибудь запоминающееся, поменявшее ваше отношение к самбо?

Не думаю, что мой взгляд на этот вид спорта может как-то поменяться. Я с детства занимаюсь самбо, у меня к нему устойчиво положительное отношение. За эти восемь лет много чего запомнилось. Когда мы начали выстраивать систему соревнований по самбо на континентах, я познакомился с большим числом влиятельных людей, поддерживающих этот вид спорта. В Англии, к примеру, самбо патронировал принц Майкл Кентский. Из-за политической ситуации в мире сейчас он немного отошел от дел, но в этой стране наш вид спорта продолжают поддерживать очень много серьезных людей. То же можно сказать об Азии, у нас отличные отношения с шейхом аль-Сабахом, занимающим пост президента Олимпийского совета Азии. Он сам занимался боевыми единоборствами.

Самбо — очень демократичный вид спорта, самбисты могут отлично подготовиться к соревнованиям, даже если в их странах нет особой материальной базы. В чемпионате Азии, например, принимают участие представители Афганистана, Сирии и других государств, в которых происходят военные конфликты. Несмотря на это, люди хотят заниматься спортом и выступать на соревнованиях. Только что нам пришла заявка из КНДР, они тоже планируют создать федерацию самбо. Наш вид спорта позволяет людям с разной идеологией и вероисповеданием соревноваться на одной площадке. Спортсмены из Непала и Ливана именно в самбо принесли своим странам первые медали в серьезных международных соревнованиях.

Многие международные чиновники из МОК и федераций по видам спорта отрицательно относятся к России, по крайней мере, это официальная позиция. При этом известно, что в кулуарах некоторые функционеры нас поддерживают. Могли бы назвать их имена?

Основная масса тех, с кем я общаюсь, положительно относится к России. Не слышал от них ни одного плохого слова ни о нашей стране, ни о самбо. Всем нравится этот вид спорта, они считают его динамичным и зрелищным. Однако политическая обстановка не позволяет им активно поддерживать самбо только из-за советского происхождения этого вида. Хотя самбо давно перешагнуло черту советского или российского вида спорта, оно приобрело международные масштабы. Игнорируя нашу заявку, усложняется жизнь не только России, но и 120 странам, входящим в ФИАС.

В какой стадии сейчас находится диалог с МОК?

Мы конструктивно общаемся с Международным олимпийским комитетом. Они нас поддерживают. Очень хорошие отношения у ФИАС и с Всемирным антидопинговым агентством (WADA). Они нам отправили письмо, что мы одна из лучших федераций по борьбе с применением запрещенных препаратов. Все, что требует МОК, мы выполнили, проведена серьезная работа со СМИ. Крупные соревнования транслируются в режиме прямого эфира в 15 странах, немногие олимпийские виды спорта могут этим похвастаться. Есть французская компания, транслирующая единоборства. В их телерейтинге мы за год поднялись с 30-го на восьмое место. Огромный вклад в развитие самбо внесли такие люди как Федор Емельяненко, Олег Тактаров, Хабиб Нурмагомедов. Они выходят на бои в куртках с надписью «самбо», позиционируют себя как чемпионы мира по этому виду спорта. Люди это замечают и начинают интересоваться нашим видом.

Один из последних турниров, транслировавшийся на странице ФИАС в Facebook, собрал больше 300 тысяч просмотров, большинство из них — иностранцы. Это лишний раз доказывает, что самбо пользуется популярностью во всем мире.

Кто же тогда мешает включению самбо в программу Олимпийских игр?

Политика. Когда Дональд Трамп стал президентом США, я решил, что это наша счастливая звезда. Ведь он — фанат Федора Емельяненко, не пропустивший ни одного его боя на территории США. После этого события я был уверен, что на самбо посмотрят по-другому, даже готовился написать письмо американскому лидеру. Но сейчас в США самого Трампа так шельмуют, что мы пока воздерживаемся и не пишем, а продолжаем развиваться. Сейчас помимо мужского, женского и боевого появилось пляжное самбо.

С появлением последнего связана интересная история. Я общался с шейхом аль-Сабахом по поводу присутствия самбо в различных мероприятиях. Он начал перечислять соревнования, дошел до Азиатских пляжных игр, начал двигаться дальше, но я остановил его и сказал, что у нас уже есть пляжное самбо. Он сказал: «Отлично, тогда включим его в программу». Как только я вышел от него, тут же начал звонить нашим сотрудникам и попросил как можно быстрее придумать правила. В итоге созданный в сжатые сроки новый вид стал невероятно популярным, на Азиатских играх он вызывал необычайный интерес. Сейчас пляжное самбо развивают Европа, Африка и Панамерика.

Сейчас присутствует идея развития демонстрационного самбо, соревнования будут проходить под музыку. Нечто подобное есть в джиу-джитсу и других единоборствах. Сегодня в мире непростая, кризисная ситуация, не все могут позволить себе ездить на соревнования. Мы предполагаем, что турниры по демонстрационному самбо могут проходить в режиме онлайн или офлайн. То есть спортсмены могут присылать видеозаписи, на которых они будут демонстрировать свою технику. Пригласим Федора Емельяненко или других великих спортсменов, которые будут определять лучших. Условно говоря, будем отбирать по пять пар из Африки, Южной Америки и так далее

В чем преимущества такой системы?

Во-первых, это будет экономно. Во-вторых, это даст возможность человеку, который находится в самом отдаленном уголке земного шара, продемонстрировать свою технику и поучаствовать в этих соревнованиях.

Готовится ли сейчас заявка о включении самбо в список олимпийских дисциплин?

Она уже готова и находится в МОК. Ситуация со временем меняется, можем внести какие-то поправки. Но мы уже не в первый раз отправили такую заявку, и она признается одной из лучших. Если политика несколько сменит свой вектор развития, то, думаю, нас сразу признают. Есть три ступени. Первая — временное признание, вторая — постоянное признание и третья — попадание в сетку соревнований. Не знаю почему, но получить временное признание сейчас очень просто. К примеру, его получил черлидинг. Есть другие виды спорта, но я не хочу называть их.

Например, гольф.

Ну, про него ничего не могу говорить. Гольфом хотя бы множество людей занимается. Если в нашем виде спорта на соревнованиях выступают 80 стран, то в некоторых дисциплинах присутствуют 10-20 сборных, и для них это считается успехом.

Есть ли силы ждать изменений в политике и стучаться в закрытые двери?

Самбо — уникальная система единоборств. Спортсмены, выступающие в боях без правил, доказали это. Мы должны использовать это и пытаться добиться признания. В конце концов, это должно случиться.

Когда станет известно, удовлетворил ли МОК ваш запрос?

Мы ждем этого после каждого исполкома. На чемпионате Европы, например, присутствовал представитель МОК, ему все понравилось. По крайней мере, на словах. Не знаю, как будет в отчете. У нас все правила были соблюдены. Поработали даже над охраной окружающей среды. Все международные требования мы соблюдаем. Мы также сотрудничаем с авиакомпаниями, будем учить стюардов оказывать сопротивление дебоширам на борту. Учим правильно падать, ведь от неправильного падения случаются 60 процентов травм.

Поддерживается ли самбо правительством России и других стран?

Почему мы хотим стать олимпийским видом спорта? Потому что после этого государство сразу начинает оказывать поддержку. Хотя и так в России делается многое для того, чтобы сделать самбо популярным. Есть программа «Самбо в школы», «Студенческое самбо», также оно вошло в комплекс ГТО. Возвращается самбо практически во все силовые структуры. Поддерживается наш вид спорта и в других странах, особенно в Азии. Для них Азиатские игры значат ничуть не меньше, чем Олимпиады, а там самбо представлено. Потяжелее с финансированием обстоит поддержка в Африке и в Америке. Но мы работаем над тем, чтобы попасть в Африканские и Панамериканские игры.

С учетом всех этих забот, остается ли время на занятие самбо?

Самбо можно заниматься на протяжении довольно длительного времени. Бывали случаи, когда в соревнованиях участвовали спортсмены в довольно приличном возрасте. Проводятся и турниры для ветеранов. Я сам не занимаюсь, потому что считаю, что всему свое время. Когда позволял возраст и здоровье, я выступал, но больших успехов не добился. Но главное, самбо привило мне любовь к спорту. Я постоянно занимаюсь какими-то видами физической активности.

Кажется, в вашем голосе прозвучала нотка грусти, когда вы говорили о том, что не сумели добиться значимых результатов.

Любой спортсмен мечтает стать олимпийским чемпионом. Тогда самбо не входило в программу Игр, поэтому я метался между ним и дзюдо. Я понимал, что могу получить возможность попасть на Олимпиаду, если буду выступать на соревнованиях по дзюдо. Сейчас тренеры стараются не давать спортсменам возможности совмещать. Хотя многие нынешние чемпионы достигли многого именно в самбо. Они же раскручивают наш вид спорта даже лучше, чем СМИ.

Не разговаривали с Емельяненко о возможном сотрудничестве?

Для развития самбо никто не сделал больше, чем Федор. Да, сейчас он увлечен ММА, но он официально является послом Международной федерации самбо в мире и участвует в мероприятиях, когда надо.

Как вы относитесь к его желанию вернуться на ринг?

Федор уже зрелый человек, и он вправе сам принимать решения. Но возвращаться всегда тяжело, что на ринг, что на беговую дорожку. Годы идут, Емельяненко становится старше, а в ММА, как и в самбо, нагрузки огромные.

Емельяненко является представителем боевого самбо. Какие перспективы у этого вида спорта?

Я не совсем понимаю представителей МОК, которые говорят о том, что они против агрессивных видов спорта. Но какая дисциплина не является агрессивной? Я считаю, что боевое самбо — это красивый, динамичный вид. Мы одновременно проводим соревнования как по самбо, так и по боевому самбо, и за счет этого трибуны полностью заполняются.

Считаете ли вы оправданным то, что футболисты пользуются всенародной любовью, а борцы и другие представители, которые реально приносят России олимпийские медали, находятся в тени?

Единственное, что меня порадовало и даже удивило, это забитые до отказа зрительные залы во время последних боев Федора Емельяненко. Это говорит о том, что популярность можно приобрести и в боевых искусствах. Я вообще убежден, что наша сборная по самбо выступит на чемпионате мира по футболу ничуть не хуже самих футболистов. На всех соревнованиях они играют, боясь получить травму. Конечно, хочется, чтобы в стране был футбол. Но невозможно смотреть без слез на то, как игроки проигрывают. Сразу пропадает настроение, ничего не хочется делать. Я для себя давно сделал вывод. Я смотрю только крупные турниры, но понимаю, что дальше первого раунда они никуда не пройдут. Внутреннее первенство совсем не смотрю. Там вообще выступают дворовые команды. Мы точно так же играли, только нам за это денег не платили.

Все эти допинговые истории, доклады Макларена, подрывают веру в истинные олимпийские ценности. Может, вообще разрешить всем спортсменам употреблять запрещенные препараты?

Если всем позволить применять допинг, то спортсменов, гонящихся за славой и успехом, ждет передозировка. Мы помним прекрасный фильм «О спорт, ты — мир!» Спортсмены выступают на пределе своих возможностей, бегут до финиша чуть ли не в бессознательном состоянии. Если бы они принимали допинг, то все было бы хуже.

Конечно, с запрещенными препаратами нужно бороться. Но при этом мы же не знаем, куда будет двигаться цивилизация, тот же спорт. Сейчас наука так быстро идет вперед, что в ближайшее время ученые наверняка научатся вживлять какие-то чипы, устанавливать другие устройства, которые повышают человеческие возможности. Более того, мы можем увидеть, как в технических видах спорта используются различные изобретения. Например, в велосипед ставят маленький моторчик. Знаю, что сейчас делают операции по замене целого сустава. Хирург же может поставить его под определенным углом, чтобы спортсмен бежал быстрее. Вот как об этом узнать? Как это расценивать?

Может, стоит вернуться к истокам и сделать Игры любительскими?

Думаю, они в любом случае станут коммерческими. Кто-то захочет прийти и посмотреть на соревнования, то есть нужно создать площадку. Чтобы ее создать, нужны деньги, а их можно заработать с помощью рекламы. За нее сейчас платят сумасшедшие деньги, МОК и спортивные федерации живут во многом благодаря рекламным отчислениям. Это же целый бизнес, и никто от него не откажется.

Стала ли нынешняя молодежь заниматься спортом меньше по сравнению с советским временем?

Тогда была другая система. Я хочу сказать, что государство и сейчас делает очень многое для того, чтобы молодежь активнее занималась спортом. Ведь и сам Владимир Владимирович Путин — спортсмен. Да, есть дисциплины, в которых и сама экипировка, и занятия стоят бешеных денег. Но сейчас у ребенка достаточно возможностей заниматься, в том числе и бесплатно. Тренеров при этом меньше стало, и я не знаю, с чем это связано. Конечно, мечта каждого наставника — найти мальчика или девочку в глубинке и делать его чемпионом. Но и увозить его оттуда нельзя — только заниматься на месте. У меня есть знакомый священник, который после службы занимается с детьми дзюдо. Мы его активно поддерживаем.