«Мышь жирная, фу, смотреть противно»

Телевизор полон оскорблений и насмешек в адрес женщин. Их плодят сами женщины

Кадр: Comedy Woman / Rutube

Россия располагается на 75 месте по уровню гендерного равноправия, аккурат между Венесуэлой и Румынией. Это означает, что в нашей стране домашнее насилие считается нормой, а в изнасиловании часто винят жертву («возбудила и не дала»), а не насильника. Сексуальные домогательства замалчиваются, а в крушении брака чаще виновата женщина, потому что именно «хранительницы домашнего очага» не берегут семью. Почему дела в России обстоят ровно так, а не иначе, становится ясно, когда листаешь российские телеканалы. Популярные ведущие ежедневно разжигают в женщинах неуверенность, учат их угождать мужчинам и науськивают толпу на любое проявление особенности. Необходимость выглядеть привлекательно для самца, быть молодой и легкой, нетерпимость к индивидуальности, фэтшейминг, слимшейминг — под такой перекрестный огонь попадают героини российских телепередач. Огонь ведут, откуда не ждали: опытные телеведущие буквально расстреливают героинь, принимая сторону мужчин. Пока мужчины явно выигрывают.

Музыка для мужика

Федеральное телевидение, во многом существующее на государственные деньги (даже если не так, то точно в государственных целях), вроде бы должно двигать вперед общественный прогресс. И обновление происходит, но только формально. Обустраиваются студии, телевизионный процесс становится более технологичным и интерактивным. На идеологическом же уровне развлекательное ТВ напоминает несчастливую сварливую бабку, которая осуждает молодость за ее смелые порывы, кроме случаев, когда молодые девушки самостоятельно встают на путь этой самой горемычной бабки.

Пока в прогрессивном мире звездные феминистки борются со стеклянным потолком, не позволяющим женщинам-профессионалам занимать высокие должности, пытаются искоренить явление «вагинального паркета» (когда женщины без особенных талантов и заслуг получают продвижение по карьере из-за сношений с шефом-мужчиной), российское ТВ продолжает закалять веками ковавшиеся стереотипы о женщине как о слабой части человечества, которая непременно должна сыскать поддержки мужчины. В ином случае она — конь с яйцами. Активно пересматриваемые во всем мире предрассудки в России обретают новую жизнь.

Возможно, ничего страшного в этом и не было бы. Если бы для большей части населения страны телевизор не продолжал бы оставаться основным источником информации об окружающем мире. А это десятки миллионов человек.

На фоне программ, обесценивающих значение женщин, новости о намерении женщины претендовать на президентский пост (независимо от причин, побудивших ее на такое решение) выглядят комично, а сами потенциальные политики-женщины — беспомощно. Причем право на самореализацию у женщины отбирают сами женщины — известные телеведущие, которые, возможно, сами того не подозревая, возводят мужчину на пьедестал.

Вот только несколько историй, сошедших с экрана российского ТВ, подтверждающих этот тезис.

«Вас бы не пытались использовать на одну ночь. Хотя бы на две-три»

Дискриминация — основа «Модного приговора». На шоу приходят люди, чувство стиля которых не совпадает с общепринятым («короткие юбки — значит, проститутка»), за что их публично подвергают критике. Иногда это самое чувство их действительно подводит, участницы это признают, но от порицания не уходит никто, это часть шоу.

В конце января в «Модный приговор» пришла 38-летняя Юлия. В молодости она попыталась построить отношения с женатым человеком, но тот из семьи не ушел, и героиня осталась одна с ребенком на руках. Когда девочке исполнилось 7 лет, Юлия отправилась на заработки в Москву. В столице ей пришлось несладко. Три года она жила с мужчиной, который, по ее словам, пользовался обеспеченными ею удобствами. Съезжаться с Юлией он не хотел, опасаясь, что подруга перевезет в их дом дочь и нарушит интим. Сейчас девочке 16 лет. После разрыва матери с партнером она перебралась к ней в Москву. Мама работает бухгалтером в фирме по продаже товаров для охоты и рыбалки.

На программу Юлю привел брат Александр. Он жаловался, что не может подыскать сестре мужчину из-за ее пугающего внешнего вида. Александр, большой начальник, пришел на программу по-начальничьи — в костюме и галстуке. Он рассказал, что знакомил Юлию с подчиненными, «солидными и разными», но те побоялись заводить с ней отношения из-за «вульгарной одежды».

К тому же Александр считает, что сестра совсем себя запустила. Ведущий Александр Васильев отмечает, что у Юлии хорошая фигура, кожа и волосы, но брат непреклонен: «Она симпатичная, готовит хорошо, умная, образованная. Но мужчины пугаются». Он рефреном произносит эту характеристику, каждый раз расставляя приоритеты именно в таком порядке.

Брата возмущает, что иногда сестра соглашается на отношения на одну ночь. Казалось бы, за Юлию должна вступиться Татьяна Веденеева, ее «защитник» на «модном суде», но актриса целиком и полностью на стороне «обвинителя».

«Если бы вы опустили юбку на 10 сантиметров, вы были бы очень секси. На вас бы не смотрели, как на развратную девицу, даже не на девицу, а на тетеньку, которая хочет быть 16-летней девочкой. И вас бы не пытались использовать на одну ночь», — учит ее Веденеева.

«Понимаете, а хотя бы на две-три», — под аплодисменты шутит историк моды Александр Васильев. Речи о том, что Юлию такой формат отношений устраивает, конечно же, не идет. Иначе ее заклеймили бы проституткой. Юлии остается только смущенно улыбаться, осознавая собственную никудышность.

Перед тем, как приступить к главной части программы — переодеванию героини, ей устраивают экспресс-сеанс психоанализа, а на самом деле — завуалированную психологическую порку. У ведущих накопилось много вопросов и замечаний к героине.

Эвелина Хромченко: В Москве очень много женщин, которые очень по-разному выглядят и по-разному одеваются. В каком обществе вы общаетесь, если у вас вот такая одежда?

Татьяна Веденеева: А ваша дочь тоже так одевается?

Светлана, коллега Юлии: Приехал водитель забирать товар, увидел Юлю и мне на ушко такой сказал: «Вот с такой было бы здорово поехать на дачу». То есть не в театр куда-то позвать. Таких моментов очень много. Не только мужчины, но и женщины обсуждают, шушукаются: «Видите, в чем Юлька сегодня пришла, там опять все просвечивается». Я дружу с ней и пытаюсь намекнуть на то, что надо что-то менять. Она получается разгадкой, а не загадкой.

Веденеева: Все-таки главное предназначение женщины, матери — это воспитание детей. Не вините ли вы себя за то, что вы оставили девочку, и она тоже может чему-то не научиться, чего-то не почерпнуть?

Брат: Этими нарядами она отпугивает от себя серьезных мужчин, которые готовы завести отношения. Не сразу, да, надо, как говорится, привлечь. Где-то кофе попила постояла, потом пригласили в кино, еще где-то что-то. Не надо ему сразу «а пошли давай к тебе».

Веденеева: Знаете, вы очень разумный человек. Юле повезло, что у нее такой брат. Мы не можем давать вам нравоучения. У нас другая программа, она о моде, об одежде, но тем не менее. Саша как прекрасный брат, как очень умный, рассудительный мужчина, действительно дает вам очень хорошие советы. Спасибо, что вы нам Юлю привели.

На Юлю смотрят со снисхождением. Она и сама снисходительно относится к критике, с улыбкой, словно радуясь от осознания, что все беды в ее жизни — от плохого подбора одежды. Объяснять, что охота на мужчин не первоочередная задача в жизни женщины, здесь никто не собирается. 38-летней хищнице с ослабшей хваткой, вышедшей из детородного возраста, не с руки диктовать условия. Да и программа, как внезапно оказалось, не об этом, а сугубо о переодевании.

Но и после волшебного перевоплощения в королеву оказалось, что для этого образа Юлия не так хороша. Веденеевой показалось, что у женщины великоват размер ноги (38 при росте 156 сантиметров), и порекомендовала ей специальную обувь, скрадывающую несовершенство. Интересно, что на это сказала бы Памела Андерсон с размером ноги 42?

Но и это не все. «Ответьте мне, вот сейчас, — потребовала Хромченко от героини, оголившей плечо с татуировкой. — Вам необходимо озаботиться идеей поиска доктора, который будет сводить вашу татуировку. Знаете, почему? Потому что тот человек, который предложит вам руку и сердце, который захочет разделить с вами жизнь, будет очень недоволен этим вашим легкомысленным юношеским выбором. И его постоянной просьбой (поскольку он введет вас в новое общество и будет делить с вами определенные умонастроения) будет просьба ее свести».

Инструкция по подготовке легкоуправляемой женщины, которая должна улавливать, как соответствовать мужским запросам, от женщин поопытнее готова.

«Худей и приходи опять»

Об аморальности происходящего в «Доме-2» сказано достаточно, поэтому не будем распыляться и сосредоточимся на одной частной истории, демонстрирующей крайнюю степень хамства по отношению к людям нестандартных форм.

В середине декабря 2017 года в «Дом-2» пришла 23-летняя Александра Филиппова. Девушка наблюдала за проектом по телевизору, ей понравился Иосиф Оганесян — субтильный эксцентричный молодой человек, который на тот момент состоял в отношениях с другой участницей проекта, Александрой Черно. Бойкая, стильная и харизматичная, Черно обладает пышными формами и на проекте служит примером для девушек, страдающих комплексами из-за лишнего веса.

Формы Филипповой оказались не менее пышными, поэтому с самого начала их сопоставляли. Девушек постоянно сталкивали лбами: по сценарию, они сначала боролись за любовь Оганесяна, а потом — за внимание другого самца, фитнес-тренера, прямо заявившего, что толстушки — это не его. Но условия шоу таковы, что претендентки на мужчину должны вгрызаться друг другу в глотку, на худой конец — брать измором.

Как правило, сопоставление оканчивалось не в пользу Филипповой. Черно на проекте около года, регулярно выдавала зрителям необходимую порцию треша, в то время как добродушная и готовая работать над собой Филиппова, со всех сторон попрекаемая лишним весом, явно проигрывала. На девушку давили тем, что зрители голосуют против нее, она просила дать ей шанс.

Зрители действительно беспощадны по отношению к девушке в теле. На сайте «Дома-2», где участники проекта ведут блоги, комментаторы пышат злобой по отношению к Филипповой, буквально захлебываются ненавистью. Мужчины опускаются до оскорблений, смакуя несовершенства участницы, а женская часть зрителей советует Саше уходить с проекта, потому что «всем нормальным парням нужны стройные девушки».

Филиппову ненадолго оставили и продолжили гнобить. На ней всласть отыгрывались и участники, и ведущие.

В результате горе-участницу все же отправили домой. Несмотря на пристрастное отношение окружения, девушка признавалась, что буквально дышала проектом, говорила, что была готова меняться. В результате расплакалась и покинула проект. Вслед ей кричали, чтобы она худела и приходила вновь.

«Вы неудачница, вас никогда не любили мужчины»

Трудно найти передачу на российском телевидении с более плотной концентрацией гендерных стереотипов, чем в «Давай поженимся». Муссирование темы «мужского» и «женского» продиктовано спецификой передачи: ярко выраженные цисгендеры (люди, чья гендерная идентичность совпадает с биологическим полом) выбирают из трех подобранных им вариантов. Выбирают максимально приземленно, без лишнего романтизма, опираясь на базовые потребности особей (пища, безопасность, крыша над головой, желание размножаться) с оглядкой на гипотетическую личную комплементарность (герой должен выбрать спутника жизни за несколько часов) и общественную мораль.

Месседж программы несколькими словами можно описать примерно так: мужчина — голова, женщина — шея. Самец должен рваться к цели и денежному достатку, а самка — хранить домашний очаг. В любом случае, главная ее миссия — воспроизведение и воспитание потомства.

Согласно логике ведущих, женщина должна стремиться выйти замуж, рожать детей, не слишком зависеть от мужчины, но и независимостью не злоупотреблять. Родив же, она должна избавиться от амбиций и положить жизнь на алтарь воспитания достойного потомства, но ни в коем случае не забывать радовать мужа, который может охладеть к зарывшейся в быту партнерше (такова природа).

Ведущих не смущает, что их логика далеко не универсальна и часто дает сбои. Так случилось весной 2017 года, когда остракизму подверглась модельер-конструктор из Новосибирска, приехавшая в Москву зарабатывать деньги, имея на руках маленького сына с признаками аутизма. В 24 года она родила от гражданского мужа, отношения не сложились, после расставания ребенок остался с матерью. Теперь она решила обзавестись второй половиной, а за месяц до съемок переехала в столицу на поиски работы, на первое время оставив ребенка с отцом.

Алене быстро объяснили, что она никудышная мать. Лариса Гузеева заявила, что героиня убедила мужчину в необходимости завести ребенка, а затем, не ожидая, что ребенок родится с особенностями (сама ведущая предпочитает называть его ребенком «с отклонениями» или «с проблемами»), бросила его на отца, которому вообще-то тоже хочется строить личную жизнь (со слов Гузеевой, ему даже «бабу в дом не привести»).

О собственных амбициях, по выражению Гузеевой, нужно напрочь забыть. Ведущая объяснила, что задача настоящей матери — обеспечить достойную жизнь ребенку, а в данном случае — достаточный уход. Аргумент в пользу того, что работа по специальности в перспективе поможет обеспечить достойное существование сыну, оказался недостаточным для Гузеевой, лидера мнений в программе.

На свою беду перед программой девушка рассказала редакторам, что рожала в домашних условиях. Гузеевой стало окончательно понятно, что Алена проявляла безответственность к материнству еще до рождения ребенка. А ее мать, психолог, сидевшая по левую руку от героини, воспитала монстра, который, прикрываясь инфантильностью, терроризирует свое окружение. Женщина во всем потакает дочери, даже в желании рожать дома. Мать попыталась объяснить, что роды проходили далеко не в кустарных условиях, а под присмотром опытного акушера, но такие аргументы в концепцию Гузеевой не укладывались.

«А вы не думали, что ребенок может получить травму?» — возмущалась ведущая. «Вы имеете в виду, что это повлияло на его аутизм? Это генетическое заболевание», — парировала мать, после чего ведущая перескочила на другую тему. Диалоги в этом выпуске порой приобретают такой абсурдный поворот, что лучше смотреть оригинал.

Хозяйка передачи любит указывать женщинам на их место. В январе 2017 года она заявила 35-летней героине Дарье, в третий раз пришедшей на шоу, что ее время ушло еще лет десять назад, и перебирать между претендентами на руку и сердце ей совсем не с руки.

Гузееву откровенно раздражала и сама героиня, и ее мать, отметавшая претендентов на руку дочери, опираясь исключительно на астрологию и энергетические потоки. В финале программы ведущая заявила, что ничего особенного в девушке нет. «Даша, а в вас нет ничего особенного. Я на первой программе думала — рассмотрю попозже. Я с вами там за кулисами общалась. А я ничего не увидела, вы пустая. Вы такая же пустая и злая девочка, как и ваша мама. И неблагодарная», — заключила ведущая, окончательно рассвирепев и вступив в прямой конфликт с матерью.

Thomas C. Cox / YouTube

«Жрет много, зато мощная»

В России много раз предпринимались попытки создать сугубо женское шоу. Казалось бы, благодатная почва, учитывая преимущественно женское лицо российской телевизионной аудитории. Однако каждый раз попытки заканчиваются провалом. Неудача постигла шоу «Девчата» на «России 1», где известные актрисы и ведущие (Маргарита Митрофанова, Тутта Ларсен, Марина Голуб, Алла Довлатова и другие) обсуждали новости в России и мире, по аналогии с программой «Прожекторперисхилтон». Передача держалась на плаву несколько лет, но была закрыта из-за невпечатляющих рейтингов.

Еще одной попыткой стал запуск «Бабьего бунта» на Первом канале. Проект, призванный выражать женскую позицию, превратился в одно из самых сексистских шоу на отечественном телевидении и запомнился главным образом благодаря Ольге Бузовой, на которую продюсеры и сделали ставку. Ставка не сыграла и передачу быстро свернули.

Единственным долгожителем среди женских шоу стало юмористическое Comedy Woman, где девушки как будто подтрунивают над клише о женском поле, а на самом деле — только укрепляют стереотип о женщине-истеричке, стремящейся найти и удержать мужчину любыми способами.

Авторы телешоу эксплуатируют негативные проявления характера, которые принято приписывать исключительно женщинам. Это, к примеру, скандальность, истеричность, коварность и ветреность. Эти качества высмеиваются именно как свойственные женщинам, нагнетаются до абсурда, отчего зрители, и мужчины, и женщины, приходят в восторг, а отодрать ярлыки уже практически невозможно.

MOROZOVA / YouTube

Женской дружбы не бывает, сама женщина — не цель, а способ, без мужчины жизнь женщин строится только на зависти, а с мужчиной — на обслуживании его интересов. Примерно такие выводы можно сделать после просмотра нескольких выпусков Comedy Woman.

Comedy Woman / Rutube

Почему при этом смеются женщины? Феминистки объясняют такую реакцию желанием снискать одобрение мужчин: показаться своими, отличными от карикатуры на экране, адекватными мужскому восприятию реальности. В идеальном мужском мире, как в одной из сценок Comedy Woman, мужчины будут сдавать надоевших жен в прокат и обменивать их на сексуальных тигриц. А женщины будут продолжать над этим хохотать в приступах мизогинии, не задумываясь о том, что поддержание стереотипов о представительницах своего пола (женщины поступают нелогично, блондинка — значит дура и проч.) может влиять на восприятие роли женщины и возведение барьеров, которые способны помешать этим самым женщинам в реальной жизни.

Женщины на телевидении одновременно оказываются и слабым звеном, и главными женоненавистницами. И проигрывают в обоих случаях.