Генпрокуратура обелила директора бесланской школы

Незнакомцы, которых жители Беслана видели у входа в школу незадолго до теракта, не были пособниками террористов, сообщает информационное агентство РИА "Новости".

Как заявил на пресс-конференции 30 августа во Владикавказе заместитель генпрокурора России Владимир Колесников, это были газонокосильщики, бригаду которых про просьбе директора школы отрядили в школу городские власти. Эта бригада заносила в здание школы необходимые для ремонта тяжелые балки. Ранее потерпевшие в результате бесланского теракта считали, что эти люди при содействии директора школы Лидии Цалиевой помогали террористам заносить в школу оружие.

Колесников также уточнил, что следствие установило: ремонт школы был организован главой администрации города Беслан Олегом Габуевым. Проводили ремонт работники школы и их родственники, утверждает Генпрокуратура.

Кроме того, по словам Колесникова, следственная группа Генеральной прокуратуры в присутствии женщин из комитета "Матери Беслана" провела следственный эксперимент, доказавший, что в машине ГАЗ-66 могли уместиться 32 террориста с полным боекомплектом оружия. В ходе эксперимента роль террористов выполняли статисты в полной амуниции с оружием.

Как уточнил замгенпрокурора, после эксперимента женщины согласились, что и террористы, и оружие могли уместиться в одной машине. Ранее они утверждали, что часть оружия еще до теракта была завезена в школу

По словам Колесникова, следственной группой было также установлено, что террорист, который держал в школе ногу на кнопке взрывателя бомбы, не мог быть уничтожен извне. Он уточнил, что окна в спортзале школы были непрозрачными, и убить террориста можно было только через одно разбитое окно, "которое было с внутренней стороны завешено одеялом".

Что же касается работы парламентской комиссией Северной Осетии, представившей следствию данные своего расследования причин и обстоятельств теракта в Беслане, то эта комиссия, по словам замгенпрокурора, существовала формально и своих задач не выполняла. По его словам, с февраля 2005 года из состава комиссии вышли больше половины членов. Когда же в комиссию были введены еще трое депутатов, один из них вообще не пожелал участвовать в работе комиссии, а еще один посетил только одно заседание.

Кроме того, по словам Колесникова, из запроса председателя комиссии Станислава Кесаева следовало, что в ходе разговоров с потерпевшими протоколы не велись, а фиксировались лишь отдельные моменты. Заместитель генпрокурора также подчеркнул, что глава республики Таймураз Мамсуров и Кесаев не смогли сообщить следствию сведения, которые помогли бы внести ясность в отдельные моменты.

Россия00:09Сегодня

«Оно появляется, когда гаснет свет»

Кто и зачем возвращает жизнь в заброшенные российские кинотеатры