Выборы с сюрпризом

Красноярский суд отменил решение крайизбиркома, отменившего итоги второго тура губернаторских выборов

Нынешние губернаторские выборы в Красноярском крае с самого начала были необычными. Во-первых - внеочередными, назначенными в связи с гибелью прежнего губернатора Александра Лебедя. Во-вторых, удивительно тихими, не связанными с какими-либо бурными скандалами или войной компроматов. Кандидаты, среди которых были такие личности, как мэр Красноярска Петр Пимашков, депутат Госдумы от КПРФ Сергей Глазьев, младший брат погибшего Александра Лебедя, председатель правительства соседней Хакасии Алексей Лебедь, первый легальный советский миллионер Артем Тарасов, глава столичной "Гробовой конторы" Герман Стерлигов и целый ряд других людей, включая безработных, пенсионерок, жителя Казани и отставного милицейского полковника, мирно провели свои предвыборные кампании, мирно пережили первый тур голосования, случившийся 8 сентября. Двое оставшихся - спикер краевого законодательного собрания Александр Усс и губернатор Таймырского автономного округа Александр Хлопонин - так же мирно собрались соперничать во втором.

Ситуацию не сумел взорвать даже вернувшийся в край в самый разгар предвыборных баталий московский сиделец - бывший глава КрАЗа и один из самых влиятельных политиков в регионе Анатолий Быков, отказавшийся от личного участия в предвыборной гонке. Россия давно не видела таких скучных выборов - можно было подумать, будто речь идет о какой-нибудь заштатной автономной области, а не о крупнейшем в России субъекте федерации.

Но самым необычным и непредсказуемым получился финал. Победу во втором туре, проходившем 22 сентября, одержал таймырский губернатор Хлопонин, обогнавший своего соперника на шесть с лишним процентов. Об этом уже на следующий день заявил председатель краевой избирательной комиссии Георгий Кострыкин, заметивший, что, хотя эти итоги и предварительные, победу Хлопонина можно считать свершившимся фактом. Формальный итог голосования Кострыкин пообещал представить через два или три дня, когда будут подсчитаны бюллетени, поступившие в крайизбирком из далеких таежных участков.

Но этого так и не произошло. Собравшись на очередное заседание в воскресенье, 29 сентября, члены крайизбиркома постановили аннулировать результаты голосования и считать второй тур выборов губернатора Красноярского края несостоявшимся. Повторное голосование предварительно было назначено на 2 марта будущего года.

Это решение коллег Георгия Кострыкина прозвучало как гром среди ясного неба. Александр Усс уже успел смириться с поражением и заявил о своем намерении вернуться к прежнему месту работы - на пост спикера краевого парламента. Александр Хлопонин, назначив процедуру инагурации на 9 октября, принялся активно сдавать таймырские дела и раздумывать, как быть с красноярскими: на новом посту ему предстояло погасить задолженность по зарплате бюджетникам в размере миллиарда рублей, справиться с "северным завозом", оздоровить остродефицитный краевой бюджет на 2003 год и снизить накал противостояния исполнительной и законодательной власти. Как опытный кризисный управляющий Хлопонин понимал, что ему не справиться без поддержки штата умелых помощников, но в то же время не хотел привозить с собой в Красноярск таймырский десант, чтобы не испортить отношений с местным руководством низшего звена. Словом, все свидетельствовало о том, что Красноярский край получил шанс выбраться из экономического кризиса, в котором этот богатейший и самый крупный российский регион пребывал в течение последних лет.

Что же заставило членов крайизбиркома изменить свое первоначальное решение - признать победу Хлопонина - на прямо противоположное? Официальная версия звучала следующим образом: якобы свободному волеизъявлению граждан воспрепятствовало использование кандидатами в губернаторы административного ресурса, давления, подкупа и обмана избирателей. Так, было заявлено, что в ходе предвыборной борьбы кандидаты использовали подложные печатные материалы. Кроме того, было зафиксировано расходование средств помимо избирательных фондов, что, по мнению избиркома, является серьезным нарушением закона. В ходе пресловутого воскресного заседания коллеги Георгия Кострыкина даже назвали количество избирателей, лишенных в результате вышеуказанных махинаций возможности ясно и недвусмысленно выразить свою волю, - 200 тысяч человек.

В подтверждение правомочности своих действий члены крайизбиркома сослались на пункт 4 статьи 52 закона "О выборах губернатора Красноярского края", а также на пункт 7 статьи 58 и пункт 5 статьи 59 федерального закона "О выборах". Именно эти статьи определяют порядок объявления итогов голосования недействительными. В частности, 7 пункт 58 статьи закона "О выборах" гласит, что итоги выборов можно аннулировать лишь в тех случаях, когда нарушения, допущенные в ходе голосования и установления итогов голосования, не позволяют с точностью установить результаты волеизъявления граждан, когда результаты признаются недействительными не менее чем на одной четверти избирательных участков или когда имеется соответствующее решение суда.

Примечательно, что в данном случае ни одно из этих условий места не имело. Согласно заявлению избиркомовцев, выявленные ими нарушения относились не собственно к 22 сентября, когда проходило голосование, а ко всей предвыборной кампании в целом. Никакой суд итоги голосования также не отменял. Получается, что избирательная комиссия превысила полномочия, причем не только в том, что аннулировала итоги голосования, но и в том, что все-таки так и не объявила их официальные результаты.

Поэтому все заинтересованные лица встретили решение Кострыкина по крайней мере с недоумением. То, что предвыборный штаб Хлопонина сразу же заявил о своем намерении обжаловать решение крайизбиркома в суде - понятно. Но даже его соперника, Александра Усса, такой поворот событий застал врасплох. По крайней мере, Усс заявил, что для него губернаторские выборы закончились, ни в чем больше участвовать он не намерен, никакими судами заниматься не будет и Хлопонину не советует. И вообще, добавил Усс, давно пора прекратить избирать губернаторов открытым голосованием и впредь впрямую назначать их из Кремля.

С подобной экстравагантной идеей в тот же день выступил и лидер партии либеральных демократов Владимир Жириновский, заявивший даже, что отзывает своего представителя из состава Центральной Избирательной комиссии - мол, вся российская избирательная система настолько прогнила, что приличному человеку впредь связываться с ней не с руки.

Впрочем, глава ЦИКа Александр Вешняков довольно быстро отреагировал на происходящее. Несмотря на то, что в тот момент он находился в отпуске, в Сочи, уже в понедельник Вешняков собрал журналистов, чтобы разъяснить свое отношение к сложившейся ситуации. Решение Кострыкина и его коллег Вешняков назвал "сомнительным", добавив, что "у них не было никаких оснований для отмены результатов выборов". Правда, добавил Вешняков, по закону у ЦИКа нет права оспаривать результаты региональных выборов по своей инициативе. "Но разобраться в ситуации, тем более когда нас вводили в заблуждение, мы обязаны", - подчеркнул он.

В тот же день другой представитель ЦИКа, находившаяся в Москве секретарь этой организации Вера Застрожная, прямо заявила, что решение красноярского крайизбиркома об аннулировании итогов выборов губернатора края будет непременно отменено - либо по решению Центризбиркома России, либо по постановлению суда, куда, кстати, юристы Хлопонина уже с утра успели отнести жалобу на действия избиркомовцев. Очевидно, устрашенный всеми этими действиями, а также шквалом критики, обрушившимся как со стороны депутатов Госдумы, так и из правительства - а в понедельник о ситуации в Красноярске высказался сам премьер Михаил Касьянов, назвав ее "недоразумением", - Георгий Кострыкин срочно слег в больницу с гипертоническим кризом, и с объяснениями к депутатам Красноярского Законодательного собрания пришлось ехать его заместителю Александру Бугрею.

К концу дня, когда пришли сообщения о еще одном избирательном скандале, хотя и рангом поменьше, - на выборах нижегородского мэра, - Вешняков понял, что дело плохо, прервал отпуск и вылетел в Москву, чтобы со своего рабочего места руководить операцией по восстановлению доброго имени российской избирательной системы. В Красноярск срочно была снаряжена комиссия ЦИКа, а сам глава этой организации принялся раздавать многочисленные интервью, в которых называл сложившуюся ситуацию "хорошей проверкой" для своих подчиненных.

На другой день, во вторник, произошло то, что и должно было произойти. В Красноярск приехала комиссия из ЦИКа, а суд приступил к рассмотрению жалобы Хлопонина. Все шло к тому, что справедливость вот-вот восторжествует. Правда, тут неуместное заявление сделал Александр Усс, видимо, только теперь догадавшийся, что именно все случившееся за последние два дня значит для него как для кандидата в губернаторы.

"Мы приходим к пониманию того, что победа на любых выборах при помощи больших денег далеко не всегда приводит к собственно победе. Так что решение, которое приняла краевая избирательная комиссия, я расцениваю как проявление мужества и как хороший знак для всей России. Теперь люди знают, что за деньги, потеряв честь, победы можно и не достичь", - прозрачно намекал Усс в интервью московским изданиям. Кроме того, он сообщил журналистам, что считает себя обязанным "продолжать бороться, так как очень большая часть населения мне доверилась, в том числе и на Крайнем Севере, и в Норильске". Правда, добавил спикер Красноярской думы, ему не хотелось бы, чтобы в народе появилось "мнение, что Александр Усс продолжает якобы цепляться за власть". Поэтому он заявил, что не станет участвовать в повторных губернаторских выборах, назначенных на 2 марта, - но только при условии, что этого не станет делать и Александр Хлопонин.

Развязка этой запутанной истории наступила во вторник к вечеру. Суд, разобрав доводы сторон, постановил, что решение крайизбиркома об аннулировании итогов голосования в Красноярском крае 22 сентября является неправомочным и по сути впервые таким образом официально признал, что победителем на этих выборах стал нынешний глава Таймыра Александр Хлопонин. Правда, суд всего лишь констатировал, что крайизбирком просто нарушил установленную процедуру, и не стал вдаваться в суть причин, которые подтолкнули его к этому шагу. Правда и то, что подчиненные Александра Вешнякова, прибывшие в Красноярск с инспекцией и с утра работавшие в помещениях крайизбиркома, от комментариев прессе до сих пор воздерживаются.

Остается главный вопрос: зачем и кому нужен был этот грандиозный скандал, на два дня прочно поместившийся на передовицах всех российских СМИ? Вряд ли Уссу и стоявшим за ним политическим силам - все, что они могли сделать, было сделано в ходе предвыборной кампании, и поражение свое они признали. Вообще новейшая российская история не знает случаев, подобных скандалу на последних выборах американского президента, когда одуревшие от многочасового рассматривания дырок на перфокартах клерки пытались установить, кто же в конце концов победил. Грязных историй у нас было предостаточно - вспомнить хотя бы, как прямо за день до решающего голосования в Курской области с выборов сняли Александра Руцкого, - но в России расстановка политических сил, как правило, определяется задолго до того, как члены избиркомов приступают к своей работе.

Тогда, может быть, речь действительно шла о попытке скомпрометировать саму идею губернаторских выборов и навязать субъектам федерации принцип назначения московских ставленников, на что намекали Усс и Жириновский? Такое можно предположить, учитывая стремление российского президента сделать все ветви исполнительной власти максимально управляемыми, подчинив их федеральному центру. Но в этом случае приходится признать, что место для подобного эксперимента было выбрано крайне неудачно - после гибели Лебедя к Красноярскому краю по сути было приковано внимание всей страны, и нагло нарушать избирательное законодательство тем, кто заботится о престиже Путина и государственной власти, наверное, не стоило бы.

Остается, наконец, версия, озвученная самим Хлопониным во вторник вечером, после заседания суда, в интервью телекомпании ОРТ. На прямой вопрос о силах, организовавших нынешний скандал, Хлопонин вынужден был ответить: "Криминал в Красноярском крае." - "А Быков?", - не отставала ведущая. "Ну, безусловно, как человек, который поддерживал эту ситуацию и помогал развитию всех этих тенденций", - был ответ.

Но как бы там ни было - спасибо Вешнякову, который не стал отсиживаться в Сочи, а поступил так, как и должен поступать на его месте всякий руководитель высокого ранга, - решительно вмешался в происходящее и тем самым дал понять, что ситуация находится под контролем.

Другие материалы