Новости партнеров

Акаев лишился власти, а Киргизия — порядка

Свергнув президента, оппозиционеры столкнулись с новыми трудностями

Если бы события в Киргизии, связанные с захватом власти оппозицией и бегством "в никуда" президента Аскара Акаева, не привели к человеческим жертвам и разграблению столицы республики, все происшедшее в этой среднеазиатской стране можно было бы рассматривать как комедийный политический фарс с элементами абсурда. Но что произошло, то произошло, и, свергнув на благо народа "тиранию" клана Акаева, оппозиция поставила перед собой массу требующих немедленного разрешения задач. Малейшая отсрочка грозит Киргизии сползанием в хаос, уже наполнивший Бишкек тоннами битого стекла и пронзивший ночь сиренами пожарных машин и "скорой помощи".

Еще 23 марта, составляя прогнозы на развитие событий в республике и рисуя самые радостные перспективы для власти Акаева, сложно было предположить, что спустя сутки реальность сделает эти прогнозы всего лишь подтверждением известной поговорки "Не говори "гоп". По мере раскручивания маховика народного гнева количество вопросов по поводу того, что именно происходит в Киргизии и чем закончится вся эта история, только возрастало. Законы простой человеческой логики, не говоря уже о политике, были попраны как с одной, так и с другой стороны. Оппозиция собиралась помитинговать и сказать свое "фи" власти, но неожиданно для самой себя обнаружила, что уже громит кабинеты Дома правительства и машет над возбужденной толпой штандартом Акаева, а самому Акаеву, похоже, удалось опровергнуть известный тезис о том, что гордыня является самых страшным из смертных грехов - то, с какой легкостью президент бросил свою страну на произвол судьбы, свидетельствует или о нервном расстройстве киргизского лидера или о какой-то доселе неизвестной широкой публике фобии перед скоплением народа.

Революция в Киргизии - употребим именно этот термин, ведь одно из самых безобразных событий в российской истории тоже носит гордое название революции, - была непохожа на то, что произошло в Грузии или на Украине. Теперь события в этих странах видятся как достойный для подражания пример порядка и законности. В декабре прошлого года многим казалось, что "оранжевый" Майдан в Киеве попрал Конституцию с особым цинизмом. Дудки. Виктор Ющенко и его присные, оказывается, действовали вполне законно, если сравнивать зимовку на улицах Киева с лихим рейдом толпы по госучреждениям и супермаркетам Бишкека. Получается, что в Киргизии "революция" происходила только в головах оппозиционных лидеров, а большинство из тех, кто шел под их знаменами, видели свою задачу не в том, чтобы свергнуть преступный режим, а в материальном обогащении и избавлении от негативной энергии, скопившейся "под пятой Акаева".

Румынский полковник

"Он бежал с поля битвы позорно, как румынский полковник, тряся животом и размазывая по лицу грязные слезы". Этой цитатой из классиков советской сатиры Ильфа и Петрова можно охарактеризовать поведение Аскара Акаева в судьбоносный для его страны день - 24 марта 2005 года. Похоже, у киргизского президента не было разработано вариантов на тот случай, когда народ страны косвенно укажет ему на дверь. Косвенно - это потому, что нельзя, думается, связывать антиакаевские лозунги, выдвигаемые оппозицией, и уничтожение, например, кондиционеров в Доме правительства. Напомним, они были с непонятной тщательностью вырваны из своих гнезд и вместе с оргтехникой полетели на Центральную площадь Бишкека. Согласимся с тем, что митинг протеста и дебош - это разные вещи.

Нельзя сказать, что Акаев выпустил ситуацию из под контроля - он и не пытался его установить. Еще накануне восстания в Бишкеке в правящих кругах муссировались слухи о том, что на ближайшее время запланированы переговоры с оппозицией и в Ош, якобы, должен вылететь премьер-министр страны Николай Танаев. Увы, не успели, а может быть даже и не собирались. Таким образом, отказ или намеренное затягивание переговоров является первой ошибкой Акаева и его окружения, свидетельством нерешительности власти. Складывается впечатление, что в Бишкеке просто не знали, что делать. Правда, новый министр внутренних дел Кенешбек Душебаев проговорился о возможности силового противодействия оппозиции, но последующий события доказали, что эти слова были всего лишь сотрясением воздуха. Слабо верится в то, что в рядах армии и правоохранительных органов не нашлось ни одного подразделения, которое смогло бы встать на защиту режима, правившего страной почти пятнадцать лет.

У Дома правительства милиция, так бодро выглядевшая на кадрах российских телеканалов, не оказала оппозиции никакого сопротивления. Синяки и шишки, полученные там, - это результат стычек между сторонниками Акаева и "революционерами". Сотрудники правопорядка покинули здание правительства, не успев даже напугать оппозицию. Это само по себе уже нонсенс. Прямая обязанность силовиков - охранять закон и Конституцию, которую пока что в Киргизии никто не отменял и не переписывал.

Хотя для уже свергнутой власти Киргизии такая позиция МВД, видимо, была в порядке вещей. Раз президент впал в неожиданный столбняк, то почему и его подчиненным не разбежаться по домам, раздав мародерствующей толпе спецсредства? Что они и сделали, оставив столицу на разграбление и включив перед оппозицией зеленый свет на бескровный захват власти. Импотенция силовых структур, конечно, исключила возможность гражданской войны, и это хорошо, но она стала неприятным сюрпризом и для самой оппозиции. Согласитесь, не очень комфортно принимать власть, не имея никаких рычагов контроля за обеспечением порядка.

Ну а поведение Акаева - это вообще песня. В четверг по ходу дня ходили слухи, что глава государства пытается наладить контакт с представителями ОБСЕ, но они так и остались слухами. Президент не пытался собрать министров, двое из которых были блокированы в здании правительства, организовать какое-либо сопротивление, пойти на диалог с оппозицией. Казалось, что Акаев просто дико перепугался и утратил способность что-либо делать вообще. Мы, конечно, не знаем, - может быть, президент решал в эти критические моменты свои финансовые дела, спасая накопленные за долгие годы правления капиталы, но такое поведение пристало более вкладчику объявленного банкротом банка, а не главе государства, переживающего острый политический кризис.

К вечеру 24 марта стали появляться сообщения, что Акаев отправил семью в Казахстан, а сам вылетел в Москву, предварительно попросив политического убежища на российской базе в Канте. Они были опровергнуты информацией о том, что президент самолично отправился в Алма-Ату, ведь его и президента Назарбаева связывали родственные узы. Но и эти сведения не получили подтверждения. Президент, как говорится, исчез с экранов мониторов, и где он всплывет, неизвестно. Было даже забавно слышать заявления оппозиционных лидеров, которые просили своего гаранта объявиться и по закону передать власть. Акаев как в воду канул, отказавшись с непонятной легкостью от всех своих полномочий. После этого говорить о какой-либо "тирании" со стороны долгоиграющего президента, о тоталитарном режиме, как-то неудобно. Тираны не должны вести себя как "румынские полковники", а их режим, как правило, оказывается не столь слаб и беззащитен на поверку, как акаевский.

Сюрприз для оппозиции

"Когда я вошел в здание администрации киргизского президента, престарелый активист оппозиции в белой остроконечной шапке сидел за президентским столом, постукивая кулаками и восхищаясь разгромом, разворачивающимся перед ним. "Посмотрите, – сказал он мне, выпячивая грудь. – Это наша революция". Вокруг протестующие срывали картины, прятали в карманы украшения и позировали для фотографий на фоне интерьеров роскошного офиса, где до вчерашнего дня на протяжении 15 лет заседал президент Киргизии Аскар Акаев. В личном чертоге Акаева я обнаружил бунтаря в генеральской шапке, вычищающего холодильник. Еще один "революционер" крутил педали президентского велотренажера, третий – примерял его пестрые церемониальные войлочные халаты. Сам президент бежал".

Это выдержка из статьи Джереми Пейджа, корреспондента британской газеты The Times, который побывал в самом эпицентре событий и не смог придти в себя от изумления, как "мирный митинг протеста", участники которого требовали отставки Акаева и перевыборов в парламент, превратился в нашествие мародеров, вооруженных милицейскими спецсредствами.

Такого стремительного развития событий лидеры оппозиции не ожидали. Они не могли представить, что вместо прогнозируемой пары тысяч участников митинга против власти выступят десятки тысяч, которыми в большей степени, чем гражданский долг, движет жажда разрушения и наживы. Горящие "мерседесы" у Дома правительства, клубы дыма, окутавшие здания, разграбленные магазины, разбитые стекла и в конце концов сотни раненых и пятеро, по последним данным, погибших - это с одной стороны, и торжество демократии, с другой. Такое сопоставление не делает чести оппозиционерам, полностью выпустившим ситуацию из-под контроля. Если бы указанные человеческие жертвы были результатом столкновений с властями, победа такой ценой еще была бы хоть как-то оправданна, но, увы, кровь пролилась в результате бандитских действий людей, который воспользовались желтыми флагами оппозиции как ширмой. После первой "свободной" ночи Бишкек выглядел как город, подвергшийся нашествию банд басмачей. Впрочем, так оно, наверное, и было.

В ночь с 24 на 25 марта были разграблены 14 сетевых супермаркетов "Народный", разграблены крупнейшие торговые дома "Бета Сторз" и "Дордой Плаза", минимаркеты, ломбарды, мебельные салоны. С утра телеканалы показывали шокированных продавцов и владельцев торговых точек, которые не могли придти в себя, оказавшись жертвами экспроприации "награбленного Акаевым" добра.

Надо отдать должное оппозиционерам. После того как были захвачены правительственные объекты и телевидение (причем штурмовать телецентр не пришлось, так как большинство работников государственного телевидения выступили с открытым письмом в поддержку оппозиции), лидеры восставших первым делом заявили о создании Координационного совета, который должен заняться восстановлением порядка. Глава партии "Ар-Намыс", генерал МВД и бывший вице-президент Киргизии Феликс Кулов, который всегда считался главным оппонентом Акаева и которого оппозиция вызволила из тюрьмы, сразу после освобождения призвал милицию к выполнению своих обязанностей. Кулов даже пригрозил сотрудникам МВД дисциплинарным наказанием за отказ нести службу, но к утру пятницы на улицах Бишкека из госслужащих можно было увидеть только дворников, ликвидирующих последствия погромов.

Оппозиция победила - в этом можно не сомневаться, да и Конституционный суд республики уже признал, что называть Аскара Акаева президентом больше нельзя. Сейчас пришедшие к власти формируют государственный органы, созвав парламент в его старом составе и назначив и.о.премьера и президента Курманбека Бакиева. Звучат призывы создавать отряды самообороны для защиты от мародеров, как будто в стране нет ни МВД, ни Службы безопасности. Но при оценке происходящего в Киргизии возникают страшные опасения: а не является ли все это только началом? Не станет ли смена власти поводом не только для растаскивания холодильников, но и самой республики - по частям?

Пока в рядах оппозиции царит единение, и остается пожелать ей сохранить его и в дальнейшем, поскольку малейшая слабина поставит под угрозу мирную жизнь всего региона. Все таки наркомафия, криминальные структуры и сепаратистские настроения - это реальность, способная превратить Киргизию в еще одну горячую точку планеты. Тем более сейчас, когда государственный аппарат новой власти еще только начал формироваться, а народ вкусил всю прелесть безнаказанности. Первые симптомы уже налицо: в Бишкеке раздаются выстрелы, цены на продукты подскочили, а мародеры, похоже, наметили себе новые объекты. Так, в пятницу была предпринята попытка захватить здание парламента, которая никак не могла быть организована оппозицией.

Однако есть и отрадные новости - по крайней мере милиция стала выходить на дежурства и даже получать на руки табельное оружие.

Хаты с краю

"Развитие ситуации в Киргизии не стало для нас чем-то неожиданным. Это результат слабости власти и накопившихся социальных проблем", - так прокомментировал президент РФ Владимир Путин происшедшее в Бишкеке. Очень показательное высказывание. Получается, что в Москве все прекрасно знали и не сделали ничего, чтобы оставить у власти Акаева, который назвал в честь Бориса Ельцина университет и горный пик, а также поставил ему памятник. Все-таки уровень отношений между нашими странами - более чем дружеский. Может быть, в Кремле, после бездарно проигранной дуэли с украинской оппозицией зареклись оказывать поддержку постсоветским режимам в СНГ, а может, просто тамошних бонз Акаев перестал устраивать, превратившись к своевольного и независимого царька. Так или иначе, Москва предпочла не вмешиваться, несмотря на предсказуемые требования Владимира Жириновского. Президент лишь пообещал приютить Акаева, если тот вдруг решится нагрянуть в первопрестольную.

В США ограничились традиционным заявлением официального представителя Белого дома Адама Эрели. Отвечая на вопрос, намерены ли США увеличить финансовую помощь Киргизии в связи со сложившейся в этой стране ситуацией, Эрели сказал: "В 2005 финансовом году в бюджете США предусмотрено выделение Киргизии 31 миллиона долларов в рамках принятого конгрессом "Акта о поддержке свободы". Размер финансовой помощи может быть увеличен, если этого потребует ситуация". То есть никаких комментариев собственно происшедшему Белый дом не дал. Впрочем, Эрели на всякий случай оговорился, что США не являются "тайным организатором событий в Киргизии" и "заинтересованы в стабильности и успехе демократии" в этой среднеазиатской республике. Госсекретарь Штатов Кондолизза Райс заявила, в свою очередь, что сейчас самое важное - прекратить насилие, а там уж киргизы сами разберутся со своими внутренними проблемами. При этом госпожа Райс обратила внимание на то, что не только в Вашингтоне должны болеть головы по поводу бишкекских событий - в первую очередь это забота ОБСЕ, считает госсекретарь.

Постоянный представитель ОБСЕ в Бишкеке Мариус Мюллер сказал то, о чем думают сегодня все. "Удивляет стремительность, с которой властная структура рухнула в Киргизии. Вызывает сомнение, что нынешние власти смогут справиться с ситуацией без милиции и других органов правопорядка, которых на улицах нет", - заметил Мюллер в интервью ИТАР-ТАСС. "Мы рады были бы видеть, что ситуация в Киргизии не претерпевает серьезного ухудшения, но возможность такого развития имеется. По нашим данным, подобное положение существует и на юге страны. Вернуть события в мирное русло будет непросто, и нынешняя ситуация вызывает у нас обеспокоенность", - сказал представитель ОБСЕ. То, что его слова - не пустые дипломатические отговорки, говорит тот факт, что в Киргизию намерен выехать глава организации - Ян Кубис.

Мюллер вообще высказался вполне объективно и откровенно. По его мнению, без России нормализовать обстановку в Киргизии вряд ли удастся. Кстати, об этом говорят и сами лидеры оппозиции, не упускающие случая подтвердить, что именно Москва является "стратегическим партнером" республики (слова, до боли знакомые по заявлениям украинских лидеров). Представитель ОБСЕ оказался также единственным, кто попытался сказать хоть одно доброе слово в адрес Аскара Акаева. "Я не знаю, есть ли у Акаева политическое будущее в Киргизии. Нельзя забывать, что он сделал также много позитивного для республики", - заметил Мюллер. Думается, он не имел в виду пик имени Бориса Ельцина.

Что дальше?

Дальше всем заинтересованным сторонам придется приложить немало сил, чтобы Киргизия не вызывала мигрень у политиков в Москве, Вашингтоне или Брюсселе. Близость Афганистана, традиционно сильные позиции исламистов в регионе, нерешенные территориальные споры Киргизии с Китаем - все это должно вызывать настороженность. Пока никто не говорит о том, что в Киргизию необходимо ввести иностранные войска, но не исключено, что ситуация потребует и этого. Причем сейчас развитие событий прогнозируется лишь с учетом пребывания у власти вчерашних оппозиционеров, единственный враг которых - брожение в народных массах. Акаев в расчет пока не берется, хотя он уже успел проявится из небытия и заявить, что не сдавал полномочий.

Смену власти в стране президент назвал "антиконституционным переворотом" и сообщил, что его, президента, отсутствие в стране носит временный характер. "Как законно избранный глава государства я и впредь останусь неотъемлемым ведущим участником государственных и политических процессов в республике. Попытка неконституционным путем лишить меня президентских полномочий является государственным преступлением. Мое нынешнее пребывание вне страны это временное явление", - говорится в заявлении Акаева. При этом президент напоминает гражданам, благодаря кому они получили "независимость и демократию", и подчеркивает, что сдержал слово, отказавшись применить силу против восставших.

Вполне может быть, что "румынский полковник", местонахождение которого по-прежнему остается тайной, вспомнил об офицерской чести, но хотелось бы, чтобы политические амбиции киргизского президента, а также добрые намерения его оппонентов не стали причиной погружения республики в хаос гражданской войны, которая, как показывает история, часто следует за революцией.

Другие материалы
Экономика00:03Сегодня
Москва. 19 августа 1998 года. Резкий скачок курса валюты после «черного понедельника» 17 августа

По дефолту

Россия научила весь мир экономике. Для этого ей пришлось упасть на дно

Метил в короля

За ним охотились киллеры и Интерпол. Он влюблял в себя женщин и любил шахматы