Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Из России с прибором

Литва дразнит Россию системой опознавания "свой-чужой", которую нашли в обломках Су-27

Катастрофа истребителя Су-27 в Литве стала своеобразным новостным сериалом. Читатели газет и зрители телеканалов едва успевают следить за причудливыми поворотами множества сюжетных линий. Сценаристы умело нагнетают обстановку, поддерживая напряжение, то намекая на улучшение в следующей серии, то круша все надежды. Одна из главных загадок в этом сериале - история с системой опознавания "свой-чужой", которой оснащены все военные и гражданские самолеты. Осталась ли цела эта сверхсекретная система после падения истребителя, попала ли она в руки к натовским экспертам - вот один из самых главных вопросов в истории с аварией Су-27 на сегодняшний день.

Впервые о том, что система опознавания "свой-чужой" могла уцелеть в результате аварии истребителя, 27 сентября заговорили литовцы.

За день до этого за разглашение некоей гостайны неожиданно был уволен со своего поста командующий республиканскими ВВС Йонас Марцинкус. Министр обороны Литвы Гядиминас Киркилас тогда заявил, что Марцинкус был уволен на основании информации, полученной от литовских спецслужб в ходе расследования инцидента с российским военным истребителем, однако в прессе поползли слухи о том, что он выдал представителям Минобороны РФ некую военную тайну, за что и поплатился.

Впоследствии выяснилось, что этой тайной была информация о том, что среди обломков "Су" в целости и сохранности была найдена система опознавания "свой-чужой". Чуть позже, уже в официальном заявлении об увольнении командующего ВВС было сказано, что он лишился должности "за предательство и поступок, несовместимый со статусом офицера" (естественно, в прессе это трактовали, как доказательство того, что аппаратура попала в руки литовцев).

Наконец, министра обороны страны напрямую спросили: есть ли у Литвы секретная аппаратура Су-27? На это он уклончиво ответил: "Не могу подтвердить, так как это пока является государственной тайной и тайной расследования".

Комментарии со стороны российских властей последовали незамедлительно. В общем и целом, смысл российских заявлений сводился к одному - все секретные приборы на Су-27, включая и "свой-чужой", оборудованы троекратно дублированной системой самоуничтожения.

Во время аварии этот прибор, во-первых, должен был уничтожить пилот, во-вторых, система самоуничтожения должна была сработать во время катапультирования, в-третьих - она же скорее всего уничтожила аппаратуру во время удара самолета о землю. В современных истребителях также существует еще одна система, которая стирает всю секретную информацию из этой аппаратуры в случае, если специалисты в определенное время не проведут ее техобслуживание.

После серии заявлений российских властей литовцы на время перестали настаивать на своем, однако в среду, 5 октября, они опять взялись за старое. "Мы нашли все основные узлы самолета еще в первый день, прибыв на место падения истребителя, нашли систему "свой-чужой", - сообщил глава литовской межведомственной комиссии по расследованию аварии бригадный генерал Виталиюс Вайкшнорас. Он, правда, не смог толком объяснить, у кого именно находится эта аппаратура и в каком она состоянии. Комиссия ее не изучала точно - в списке приборов, переданных ей, "свой-чужой" не значился.

Кроме того, в тексте одной из новостей РИА "Новости" была опубликована со ссылкой на анонимные источники некая туманная информация о том, что где-то в Литве может пройти совещание военных и дипломатов стран НАТО по вопросу о дальнейшей судьбе захваченной российской системы "свой-чужой", а место и время совещания представители литовского военного ведомства по понятным причинам скрывают.

В тот же день российские эксперты и военные чиновники во главе с министром обороны Сергеем Ивановым повторно выдали серию комментариев на тему "почему система "свой-чужой" не может попасть в руки НАТО". "Разговоры о том, что эта система могла попасть в руки других - это спекуляции и колебания воздуха", - заявил Сергей Иванов и попросил больше не тревожить его по подобным поводам.

В чем дело?

Авиационная аппаратура "свой-чужой" представляет собой электронную систему, передающую в ответ на запрос закодированную информацию о принадлежности летательного аппарата к той или иной стране. Другими словами, если один самолет "увидел" другой, то они обмениваются закодированными радиосигналами, "узнавая" или "не узнавая" друг друга. Соответственно, "узнавание" происходит, если код посланного сигнала соответствует информации, заложенной в другом самолете.

Такие системы установлены как на военных, так и на гражданских самолетах. Они также используются в системах ПВО - зенитная ракета никогда не собьет самолет, который отвечает "правильным" сигналом. Если прошитые в электронике этой системы коды достанутся в руки врага, то ему легко можно будет сделать свои самолеты неуязвимыми - они просто будут сообщать ракетам, что летят свои, которых сбивать не надо.

После того как самолет передаст другому (или на РЛС) закодированную информацию, на экране локатора рядом с отметкой, соответствующей этому объекту, появится значок, обозначающий, что это "дружественный" самолет. Сама аппаратура технически представляет собой электронную плату, которая физически не уничтожается - в случае нештатной ситуации с нее лишь стирается информация.

Эта аппаратура была создана еще в советское время, и вместе с многочисленными истребителями и бомбардировщиками, стоявшими на вооружении стран ОВД, попала в руки НАТО. Для западных экспертов она не представляет собой ничего интересного - они уже давно разобрали эти приборы по винтикам. Теперь вопрос заключается лишь в том, попали ли в руки натовцев сами коды.

Напомним, прежде чем упасть, пилот истребителя Валерий Троянов кружил над Литвой некоторое время, выбирая безлюдное место. За это время он наверняка успел включить аппаратуру уничтожения секретных данных. Даже если летчик, как утверждают литовские следователи, был недостаточно хорошо подготовлен к полету, как следует поступать с секретными приборами, он должен был знать. Покружив немного, он катапультировался (сработала защита номер два), а самолет врезался в землю (информация стерлась еще раз). Наконец, пока литовцы изучали обломки, коды опознавания должны были стереться окончательно.

Правда, говоря о трехкратно продублированной системе самоуничтожения секретной аппаратуры, не стоит забывать, что навигационные приборы Су-27, из-за отказа которых истребитель оказался в Литве, также были несколько раз дублированы, но все-таки отказали. И тем не менее Иванов, скорее всего, прав - никакие коды не могли попасть в руки литовцев, а все заявления об изучении системы "свой-чужой" были сделаны во имя искусства - чтобы поддержать напряжение у телезрителей в ожидании следующей серии.

Рядовое, в общем-то, авиапроисшествие стало настоящим подарком для литовских властей. На злосчастном истребителе они попытались сделать максимально возможные дивиденды - раздуть политический скандал, привлечь к нему НАТО и всю мировую общественность.

Североатлантический альянс, в свою очередь, пытается максимально дистанцироваться от этой истории - его истребители пропустили Су-27 в воздушное пространство Литвы, и теперь НАТО необходимо как раз замять этот скандал. Поэтому к заявлениям литовских военных не стоит относиться всерьез - за неимением боеспособной армии им остается лишь заниматься политикой, играя на прошлом противостоянии Запада и Востока.

Павел Аксенов