Жатва Посейдона

За сутки в азово-черноморском бассейне потерпели бедствие десятки судов

День 11 ноября 2007 года надолго запомнится российским морякам. Но вспоминать о нем будут безо всякой радости. В течение целых суток из Керченского пролива, а также Черного и Азовского морей приходили вести, напоминающие сводки с места проведения масштабного морского боя. Буквально каждый час ленты новостных агентств освежались заметками о новом терпящем бедствие судне.

Цусима

Основным виновником произошедшего уже назначен шестибальный шторм, сопровождавшийся сильным (до 25 метров в секунду) ветром и высокими (до 5 метров) волнами.

Первым потерпел бедствие танкер "Волгонефть-139", стоявший на якоре в Керченском проливе. Около пяти утра стало известно, что в условиях сильного шторма судно попросту разорвало на две примерно равные части. Команда корабля закрылась в кормовой надстройке, которая начала дрейфовать, в то время как носовая часть танкера осталась на месте - якорь не дал ей отправиться в самостоятельное плавание. От затопления половинки спасли непроницаемые переборки.

На выручку морякам отправились несколько буксиров, однако снять людей с обломка танкера спасатели смогли только вечером - мешали волны и ветер.

Людей спасти удалось, но последствия этого кораблекрушения могут оказаться очень серьезными - из пробитых танков в центре танкера в море вылилось около тысячи тонн мазута.

Затем, около 11 часов утра появилась информация о том, что в проливе затонули еще два судна. Ко дну пошли сухогрузы "Вольногорск" и "Нахичевань", груженые несколькими тысячами тонн серы каждый. Что именно случилось с этими судами, пока не сообщается. Причем, если с "Вольногорска" спасателям удалось снять всех людей, то восемь моряков с "Нахичевани" пока считаются пропавшими без вести. Впрочем, спасатели почему-то уверены в том, что найдут их живыми.

Спустя еще несколько минут агентства распространили информацию о том, что в корпусе еще одного судна, пережидающего шторм в Керченском проливе, обнаружена трещина. Речь шла об однотипном со 139-м танкере "Волгонефть-123". Позднее, однако, это сообщение было опровергнуто.

Практически одновременно, еще до полудня пришли известия из Новороссийска. Там на мель сели сразу два корабля - один под греческим, другой - под турецким флагом. Причина все та же - сильный шторм. О пострадавших в этих инцидентах не сообщалось.

Затем оживились украинские новостные агентства. Сначала, около двух часов дня они сообщили, что еще ночью неподалеку от Севастополя затонуло российское судно "Измаил" с грузом металла на борту. При этом сообщалось, что два человека погибли, а еще 14 спасены.

Чуть позднее появилось сообщение о том, что неподалеку от Судака на берег выброшен еще один российский сухогруз - "Вера Волошина". Тут обошлось без жертв.

Однако МЧС РФ почти сразу опровергло эту информацию, заявив, что 11 ноября никаких инцидентов с участием российских судов у берегов Крыма не было.

После этого версия событий немного изменилась: название затонувшего судна из просто "Измаила" превратилось в "Хаш-Измаил", а флаг поменялся с российского на грузинский. Последствия кораблекрушения также подверглись коррекции: число спасенных сократилось до двух, а число пропавших увеличилось до 15.

После дополнительной проверки выяснилось, что и "Вера Волошина" - сухогруз украинский, а не российский, но жертв среди его команды, к счастью, действительно нет.

Тем временем в районе Керченского пролива события продолжали стремительно развиваться: к вечеру на дно пошел еще один груженный серой сухогруз - "Ковель". Сообщается, что он случайно наскочил на затонувший ранее "Вольногорск" и получил пробоину. Экипаж "Ковеля" с середины дня вела борьбу за свой корабль, но не преуспел в этом - людей с сухогруза эвакуировали, и около семи вечера он затонул.

Пока основное внимание спасателей и наблюдателей было сосредоточено на крупных сухогрузах и танкерах, почти без внимания остались две груженых мазутом баржи, севшие на мель неподалеку от порта "Кавказ".

На каждой из них было по два человека, которых сняли с потерпевших бедствие судов и доставили на берег.

После затопления "Ковеля" массовая гибель торговых судов приостановилась. Во всяком случае, сообщений о новых кораблекрушениях не поступало, а спасатели сосредоточились на поисках пропавших людей.

Корабли, которые по каким-либо причинам все еще находились в Керченском заливе, в спешном порядке уходят из ставшего гиблым места.

Погода, ржавчина и люди

Говорить о причинах произошедшего пока рано, однако первые версии уже появляются. Сводятся они, в основном, к следующему: сильный шторм в сочетании с дряхлым оборудованием и человеческими ошибками произвели некий синергетический эффект, вследствие чего суда начали тонуть одно за другим.

Шторм силой в шесть баллов - это само по себе не очень опасно. Однако когда в такой шторм попадает судно класса "река-море", капитану и команде такого корабля приходится несладко - ведь танкеры и сухогрузы подобного рода значительно хуже приспособлены для таких условий, чем "чисто морские" суда.

Если же корабль находится не в защищенной бухте или открытом море, а в узком "горле" пролива (вроде Керченского), в такую погоду справиться со штормом становится еще сложнее.

Эксперты полагают, что всем подверженным риску судам следовало перед штормом либо найти защищенное от ветра и волн место, либо выходить в открытое море (штормовать). Стоять в такую погоду на якоре - дело крайне ненадежное, что и было доказано примером "Волгонефти-139".

При том, что погода, конечно, была неважной, полностью списать на нее ответственность за массовую гибель судов вряд ли удастся: у любого судна есть запас прочности, но, разумеется, этот запас не вечен. Все затонувшие 11 ноября суда были построены еще во времена Советского Союза. Стоит отметить, что самый "современный" корабль - "Волгонефть-139", спущенный на воду в 1978 году, пошел ко дну первым, а самый "пожилой" - 50-летний "Ковель", - последним.

Многое, конечно, зависит от условий эксплуатации судна и отношения к нему собственника, однако полагаться на прочность корабля, построенного при Хрущеве или Брежневе, пожалуй, не очень дальновидно.

Помимо всего прочего, затонувший первым танкер, похоже, был в далеком от идеального состоянии. По данным сайта odin.tc, "Волгонефть-139" был обречен на неприятности аж с 2004 года. Именно тогда специалисты обнаружили, что обшивка танкера ржавая, в борту его есть трещина. То есть "Волгонефть-139" попросту нельзя было выпускать в рейс, тем более в - морской.

В то же время на сайте владельца танкера - компании "Волготанкер" - сообщается, что "Волгонефть-139" имеет двойное дно и двойные борта. То есть в принципе, он пригоден к перевозке нефтепродуктов.

Еще один фактор, который мог повлиять на невеселый для моряков финал дня, это - люди. Как сами моряки, так и те, кто должен обеспечивать безопасность судоходства. Трудно говорить о чьей-то личной ответственности, но совершенно очевидно, что шторм застал многих врасплох, хотя предупреждение о нем было распространено еще 10 ноября.

В принципе, суток любому судну должно было хватить для того, чтобы найти подходящее место для вынужденной стоянки и переждать шторм. Но все же корабли оказались в неудобном месте в плохое время. По версии сайта odin.tc, часть ответственности за это лежит на руководстве порта "Кавказ", которое отказало многим кораблям в предоставлении стоянки. Разрешение было дано только после того, как "Волгонефть-139" раскололся пополам.

Эту информацию тоже предстоит проверить соответствующим органам. В любом случае, кто бы ни оказался виновником - люди, погода, техника или трагическое стечение обстоятельств, воскресенье 11 ноября 2007 года, безусловно, войдет в историю как один из самых печальных дней для российского торгового флота.

Мир00:02 8 июня

Черный товар

Они ловят девочек и превращают их тела в фабрики детей. Младенцы идут на продажу