Новости партнеров

Угроза надоям

Оживились слухи о возвращении базы США в Узбекистан

В СМИ вновь появились слухи о возвращении в Узбекистан американской военной базы, изгнанной оттуда несколько лет назад (одним из оснований для изгнания, согласно официальной версии, стало то, что коровы в окрестностях базы перестали доиться). В российской прессе сообщения анонимных источников или просто предположения аналитиков о том, что на базу в Ханабаде вернутся прежние хозяева, появляются чуть ли не каждый месяц. На этот раз слухи спровоцировал приезд в республику американского генерала, главы Центрального командования Вооруженных сил США Дэвида Петрэуса.

Визит Дэвида Петрэуса в Узбекистан стал уже вторым за год. Оба раза генерала принимал президент страны Ислам Каримов. По официальным данным, на встрече 19 августа стороны обсуждали "перспективы двусторонних отношений и вопросы, представляющие взаимный интерес". Каримов заявил, что отношения между Узбекистаном и США "развиваются по восходящей". В дальнейшем развитии контактов, по его словам, заинтересованы обе стороны.

В ходе визита, как сообщили российские информационные агентства, было подписано соглашение о военно-техническом сотрудничестве, предусматривающее, в частности, проведение образовательных обменов и тренингов. Агентство Uzmetronom позднее уточнило, что речь идет не о новом договоре, а о пролонгации уже действующего протокола, касающегося двусторонних контактов в военной сфере.

О том, что на встрече Петрэуса и Каримова обсуждалась и возможность возвращения американской авиабазы, сообщил "Коммерсант". Издание при этом сослалось на анонимный источник, знакомый с ходом переговоров. Были ли достигнуты какие-то договоренности, источник не уточнил.

В начале 2009 года, напомним, появление слухов на эту тему было спровоцировано закрытием американской авиабазы в Киргизии (это уже позднее выяснилось, что база в Киргизии все же останется, но немного изменит свой статус). Одной из стран, где американцы могли бы развернуть военный объект на замену "Манасу", использовав его для поддержки своих операций в Афганистане, комментаторы называли как раз Узбекистан.

Однако официального подтверждения ни в Ташкенте, ни в Вашингтоне эти предположения не получали. США неизменно выступали с опровержениями. Так в начале февраля, спустя неделю после заявления киргизских властей об изгнании американцев с "Манаса", посольство США в Узбекистане заявило, что Соединенные Штаты не ведут с этой республикой переговоров об аренде военной базы. В дипломатическом ведомстве утверждали, что переговоры ведутся только о "закупках некоторых товаров на узбекском рынке для обеспечения войск в Афганистане".

Спустя еще неделю, комментируя предстоящий визит генерала Петрэуса в Ташкент, посольство вновь коснулось этой темы, заявив, что о размещении американской базы он Каримова просить не будет. В начале марта с опровержением выступило уже посольство США в Таджикистане: там утверждали, что создавать в Средней Азии новую базу взамен "Манаса" Соединенные Штаты вообще не собираются. Еще через какое-то время то же самое повторил помощник госсекретаря США Ричард Баучер. "Мы не ищем и не будем искать в Средней Азии мест для образования военной базы вместо "Манаса", - сказал он.

Американская база на военном аэродроме в Ханабаде (на юге Узбекистана) просуществовала с 2001 по 2005 год. Там размещались эскадрилья военно-транспортных самолетов C-130, около десяти вертолетов Black Hawk и около полутора тысяч военнослужащих. Подобно "Манасу", эта база использовалась для поддержки американских и союзнических войск в Афганистане.

Отношения между Ташкентом и Вашингтоном испортились в 2005 году. После того как США раскритиковали жестокий разгон беспорядков в узбекском Андижане, власти республики потребовали, чтобы американская база в Ханабаде была свернута в течение полугода. По одной из версий, наибольшее недовольство Ташкента вызвала даже не исходящая из Вашингтона критика, а причастность американской стороны к переправке в Европу андижанских беженцев (выдачи которых добивались узбекские власти, называя этих людей "мятежниками"). После подавления народных волнений многие жители Андижана, как напоминает Uznews, бежали в соседнюю Киргизию. Оттуда в конце июля 2005 года зафрахтованный ООН "Боинг" вывез 440 беженцев в Румынию.

"Переселение не могло произойти без помощи США, - полагает издание. - Решение о том, что андижанцы будут доставлены в Румынию, было принято буквально через несколько дней после визита в Киргизию тогдашнего министра обороны Дональда Рамсфельда". И спустя всего несколько часов после того, как "Боинг" с беженцами вылетел из Бишкека, посольство США в Ташкенте, как отмечает Uznews, получило от узбекских властей письмо с требованием вывести войска с базы в Ханабаде.

В официальных комментариях представители Узбекистана, объясняя изгнание базы, ссылались на вред, который она наносит окружающей среде, сельскому хозяйству (упомянутым коровам, которые от шума взлетающих самолетов перестали доиться) и местному населению.

К концу года американцы действительно покинули базу. Каримов, со своей стороны, на фоне охлаждения отношений с США подписал союзнический договор с РФ и дал согласие на присутствие Узбекистана в нескольких межгосударственных организациях, в которых участвует и Россия: в экономическом сообществе ЕврАзЭС и военно-политическом союзе ОДКБ (до этого Узбекистан уже входил в ОДКБ, однако приостановил свое членство в 1999 году).

Впрочем, отношения узбекского руководства с США постепенно восстанавливались. Вскоре американским военнослужащим, как сообщалось, было позволено пользоваться аэродромом в Термезе (на границе с Афганистаном), который используется немецкими ВВС (также в рамках поддержки операций в Афганистане). А после известия о предстоящем закрытии "Манаса" Каримов дал согласие на перевозку американских невоенных грузов по территории своей страны (аналогичные решения, впрочем, приняли и другие страны региона).

Источник в российском МИДе, которого цитирует "Коммерсант", высказал мнение, что "полноценной базы США в Узбекистане" в ближайшее время все же не появится. "Но расширение военно-технического сотрудничества Ташкента с Вашингтоном уже идет", - добавил он.

На этом фоне участие Узбекистана в упомянутых организациях - ОДКБ и ЕврАзЭс - становилось все более и более формальным. Каримов постоянно давал понять соседям, что если позиция Ташкента по поводу интеграционных проектов учитываться не будет, то и отдачи от Узбекистана ждать не следует. Из ЕврАзЭС Каримов вообще решил выйти в конце 2008 года (по официальной версии, речь шла о "приостановке членства", но документы сообщества такой процедуры не предусматривают). Объясняя свое решение, узбекский президент заявил, что не согласен, в частности, с тем, что членам ЕврАзЭс предлагается присоединиться к Таможенному союзу "без обсуждения и учета насущных интересов".

К ОДКБ узбекские власти также относились без особого пиетета. В апреле 2009 года глава МИДа республики, к примеру, отказался ехать в Ереван на заседание совета министров иностранных дел ОДКБ. В МИДе Узбекистана, как сообщил журналистам некий дипломатический источник в Москве, заявили, что участие в этом мероприятии считают нецелесообразным. Как отмечал, комментируя ситуацию, российский эксперт по странам Средней Азии, обозреватель "Времени новостей" Аркадий Дубнов, единственным преимуществом, которым дорожат члены ОДКБ, остается возможность покупать российское оружие по льготным ценам. "Все остальные преимущества членства в ОДКБ далеко не очевидны", - считает он.

А совсем недавно, в середине июня, Ислам Каримов отказался подписывать соглашение о создании "армии ОДКБ" - Коллективных сил оперативного реагирования. По данным неофициальных источников, еще в начале года, когда было принято решение о создании КСОР, узбекские власти выдвинули целый ряд условий, на которых согласились участвовать в этом проекте. Потребовали, во-первых, чтобы решения о применении КСОР принимались при согласии всех сторон (а не большинством голосов стран-участниц). Кроме того, в Ташкенте потребовали вообще запретить использование КСОР в конфликтах между странами ОДКБ, а в прочие государства направлять эти подразделения только в том случае, если это не противоречит национальному законодательству. Наконец, узбекские власти настаивали на том, чтобы соглашение по КСОР вступило в силу только после того, как его ратифицировали бы все страны-участницы.

Кстати, еще не созданная "армия ОДКБ" недосчиталась не только Узбекистана. Договор не подписала и Белоруссия. И Минск, и Ташкент остались при своем мнении: на саммите ОДКБ, который проходил в Бишкеке в конце июля, подписей к соглашению не добавилось. А у Ташкента тем временем появились к ОДКБ (и к России) новые претензии: Узбекистан выступил категорически против намерения РФ развернуть еще одну базу в Киргизии. Сначала источники в руководстве страны заявили журналистам, что Узбекистан вообще против появления новых военных баз в соседних странах. А затем с официальным заявлением выступил МИД: "Реализация подобных проектов может дать импульс для усиления процессов милитаризации и возбуждения различного рода националистических противостояний", - говорилось в сообщении ведомства.

Попытки Москвы успокоить Ташкент заявлениями, что база создается для борьбы с терроризмом и вообще будет работать в рамках ОДКБ, - не особо помогли. В Узбекистане, по мнению ряда наблюдателей, опасаются, что российские войска могут встать на сторону Киргизии в случае конфликта между двумя республиками (связанного, например, с использованием водных ресурсов региона). Источник "Коммерсанта", рассказавший о возможном возвращении американской базы в Узбекистан, связал это как раз с известием о создании новой российской базы в Киргизии. "После обнародования российских планов по открытию военной базы в Киргизии узбекские власти задумались о том, как можно было бы уравновесить баланс сил в регионе", - заявил он.