Красная швейцарская машина

С кем братались россияне во время полуфиналов ЧМ по хоккею: репортаж «Ленты.ру»

Российские и швейцарские хоккейные фанаты
Фото: Andrej Isakovic / AFP

Полуфиналы чемпионата мира по хоккею закончились с одинаковым счетом 3:0 — сначала шведы победили финнов, а в вечернем матче швейцарцы одолели американцев. Корреспондент «Ленты.ру» побывал на обоих поединках, чтобы узнать, за кого и как болели сотни россиян, купившие билеты на полуфиналы, но не дождавшиеся выхода в эту стадию турнира сборной России.

Если Хельсинки делали вид, что не замечают чемпионата мира по хоккею, то Стокгольму даже притворяться не пришлось — слишком уж большой это город, чтобы жить каким-то одним событием. Вот на одной из центральных площадей для маленьких детишек устроили соревнования по бегу, вот у королевского дворца разводят караул и в толпе туристов из десятков стран всего лишь несколько человек со спортивными шарфами. Вот, наконец, в Королевском саду установлен огромный экран — думаешь, ну тут уж наверняка хоккей показывают, ан нет, идет религиозный фестиваль Jesusmanifestation.

На этом сходства Стокгольма и Хельсинки в хоккейном плане заканчиваются — просмотр хоккея в Финляндии от аналогичного мероприятия в Швеции отличается, как улочки счастливого (и скучного) провинциального городка от центральной пешеходной зоны в столице. В Хельсинки не было на каждом углу полицейских с пистолетами в кобурах и с наручниками за спиной, но в столице Финляндии нет и целого квартала, выделенного исключительно под хоккей.

Культурная разница между двумя принимающими чемпионат мира городами самым адекватным образом описывается так: в Хельсинки перекупщики прекрасно говорили по-русски и предлагали билеты по 100 евро, а в Стокгольме — по 150, и это были по большей части арабы, объясняющиеся на всех языках сразу.

Милые и спокойные финские фанаты при пересечении границы переродились — стали громче, агрессивнее, некоторые нетвердо стояли на ногах с самого утра. Они прихватили из дома все самое смешное, что можно было на себя нацепить, от доисторических париков до шапок в форме пивных кружек, от костюмов пингвинов до пары сшитых посредине простыней, которые слегка походили на средневековые доспехи. Финны о чем-то переругивались со шведами (у них, понятное дело, свои споры), но те не обращали внимания. Многие шведы пришли на хоккей с детьми, причем самых разных возрастов; так что некоторые болельщики увидели выход своей сборной в финал, еще не умея говорить.

Рядом со стадионом тут и там мелькали россияне в красных и белых свитерах, но если Хельсинки можно было считать российским городом, то в Стокгольме они немного потерялись. И дело, пожалуй, не только в проигрыше американцам: финнов и шведов просто было больше, и они при любом раскладе были бы громче.

Другое дело что россияне в Стокгольме постоянно о себе напоминали. Если в матче между Финляндией и Швецией они были не очень заметны, то в поединке швейцарцев и американцев с трибун то и дело доносилось «Вперед, Россия!» и «Шайбу, шайбу!»: болельщики давали понять, кто на самом деле должен был играть против швейцарцев.

Надо думать, и кричалку «Янки гоу хоум» затянули именно они, а уж потом ее подхватили швейцарцы. Круче всех россияне вели себя и тогда, когда во время пауз в хоккейных матчах их показывали Kiss-камеры (операторы выхватывают из толпы двух человек и показывают их на большом экране; им, для того чтобы сорвать аплодисменты трибун, нужно поцеловаться). Так, один россиянин в самом расцвете сил принялся расцеловывать сразу двух девушек — по всей видимости, одна была его женой, а другая — уже довольно взрослой дочерью. Еще одна девушка из России, когда ее показали с незнакомым ей человеком, не растерялась и поцеловала не попавшую изначально в камеру подругу. Оба раза россияне сорвали оглушительные овации.

«Русскость» трибун достигла апогея, когда в матче Швейцарии и США на большом экране показали большой баннер: «We’ll be back. Red machine». Зал взорвался аплодисментами, причем аплодировали далеко не только россияне: пожалуй, зрители в Стокгольме действительно хотели, чтобы «красная машина» вернулась.

В барах неподалеку от стадиона россиян до самого вечера с каждым часом становилось больше и больше. Они точно знали, кто виноват в поражении сборной от американцев, и это не вратари Брызгалов с Варламовым и не тренер Билялетдинов. «Как сделать так, чтобы на Олимпиаде не было Гусева? Он же шайбу от мяча не отличает», — вопрошала группа фанатов, неожиданно для себя поймавшая Сергея Гимаева перед входом в «Глобен Арену». Гимаев молчал.

Те, кто все же не поддался искушению и выбрал посещение стадиона, а не бара, увидел две абсолютно разных игры. Если финны очень старались и местами переигрывали шведов, то швейцарцы были лучше американцев все 60 минут игрового времени. Казалось, что по льду катаются переодетые канадцы — настолько швейцарцы были быстрее сборной США. Единственное, что их подводило — реализация моментов; если бы не она, ничто бы не помешало Швейцарии забросить американцам восемь шайб.

В первом матче финны болели громче, а шведы душевнее, иногда затевая что-то типа переклички секторов и пуская волну. В отсутствие спортивного интереса (вряд ли многим россиянам после вылета нашей сборной действительно важно, кто вышел в финал) фанатов было разглядывать едва ли не интереснее, чем смотреть за собственно хоккеем. Тем более что среди фанатов попадались действительно феноменальные типчики.

Чего стоит, например, молодая пара, пришедшая на хоккей с двухмесячным ребенком. Мать, сидя на трибуне, флегматично старалась укачать дитя, положив его в коляску. Самое удивительное, что у нее получалось: ребенок не реагировал ни на «волну», ни на крики фанатов после заброшенной шайбы — в эти моменты «хоккейная» мамаша лишь усиливала покачивания. Молодые родители остались на оба матча; на вечернем поединке Швейцарии и США они вытащили ребенка из коляски, и тогда открылся секрет его чудесной глухоты: малыш был в огромных, едва ли не больше себя, наушниках.

Или вот двое немолодых людей со значками коммунистической партии Китая на лацканах пиджаков не первой свежести. Они больше наблюдали за экраном под сводами «Глобен-Арены», а не за собственно хоккеем — и действительно, какие-то клюшки, какие-то коньки, какие-то хоккеисты…

А вот россиянин, затесавшийся на фанатский сектор сборной Швеции и переживавший за команду едва ли не больше самих шведов. Когда фанаты замолкали, он вставал и изо всей мочи кричал: «Хейййя, Сверье! Хейййя, Сверье!» Через минуту с ним кричала уже вся трибуна.

Репортаж в таком духе можно было бы продолжать еще долго, но, пожалуй, время перейти к главному «фанатскому» впечатлению от полуфиналов — к болельщикам сборной Швейцарии. Они превратили для своей команды матч в домашний, болея настолько истово, что к ним присоединились все нейтральные зрители. Фанаты были и злыми (раздавая судьям и американцам многочисленные «факи» и «шайзы»), и сплоченными (иногда синхронно пели целые сектора), и беззаветно счастливыми (обнимаясь со знакомыми и незнакомыми), и агрессивными, и смешными, и трогательными, и немного пьяными, и просто пьяными, и оооочень пьяными — в общем, они были настоящими. Их чувства были настолько подкупающими, что фанаты других команд устремились в один из секторов, где сидели особо истовые швейцарцы, и стали танцевать и петь вместе с ними. К третьему периоду матча с американцами сектор был набит битком, в основном за счет финнов и россиян, а ко времени исполнения гимна туда же подошли и швейцарцы с других трибун.

Швейцария вышла в финал чемпионата мира впервые с 1935 года, и нет сомнения в том, что все нейтральные зрители в завтрашнем финале будут болеть именно за них. Флегматичным шведам придется очень постараться, чтобы перекричать швейцарских фанатов, которым будут помогать и россияне, и финны.

Спорт00:0221 июля

Алиссон в стране чудес

Этот бразилец стал самым дорогим вратарем мира. За что?