Государства превратились в деревни

Города-государства Месопотамии сохраняли структуру семейной общины

Фотография археологического памятника культуры Урук. 2010
Фотография археологического памятника культуры Урук. 2010
Фото: Essam Al-Sudani / AFP

Возникшие в IV-III тысячелетиях до нашей эры города-государства Месопотамии сформировались из уклада семейной общины и многое от него сохранили. В какой мере вообще их можно называть городами?

Археолог и антрополог Гарвардского университета Джейсон Ур (Jason Ur) подверг сомнению статус городов-государств Древней Месопотамии. В своем исследовании, опубликованном в Cambridge Archaeological Journal, ученый сделал вывод о том, что Урук, Тель-Брак и подобные им образования представляют собой скорее большие деревни или агломерации нескольких деревень, нежели полноценные города.

Урук (территория современного Ирака, поселок Варка) и Тель-Брак (современная сирийская провинция Эль-Хасеке) — города Месопотамии, образовавшиеся в IV тысячелетии до нашей эры. К 3100 году до нашей эры Урук, занимавший территорию площадью около 250 гектаров, был одним из крупнейших поселений Месопотамии. Тель-Брак немного уступал — 130 гектаров. Деревни, возникшие тысячей лет ранее, умещались на одном-двух гектарах. По мере расширения территории и роста численности населения в городах-государствах развивалась архитектура, возникало массовое производство необходимых для жизни вещей (например, гончарных изделий), выделялась прослойка более богатых людей, складывалась городская администрация. Все это интерпретируется историками и археологами как признаки возникновения сложной централизованной формы социально-политического устройства — государства.

Однако Джейсон Ур утверждает, что воссозданная историками картина общественного устройства городов-государств Месопотамии IV тысячелетия до нашей эры неверна: приписываемые месопотамским городам изменения (переход от общинной структуры общества к классовой, а также возникновение бюрократии — людей, профессионально занимающихся управлением города), на самом деле к тому времени еще не произошли.

Это связано с тем, что информация, на основе которой ученые строили теории об образовании города-государства Урук, черпалась из клинописных глиняных табличек, найденных немецкими археологами в 1912 году. Таблички содержат практически все доступные ученым сведения об истории поселения (в других источниках она попросту не описана), однако сведения эти относятся к середине или концу III тысячелетия до нашей эры. Историки просто-напросто экстраполировали их на несколько веков, предположив ряд вариантов превращения Урука из деревни в город.

Так, немецкий исследователь Ганс Ниссен (Hans Nissen) объясняет возникновение городов-государств сочетанием нескольких факторов. Он полагает, что благодаря сельскохозяйственной деятельности болотистая почва Южной Месопотамии постепенно улучшалась, способствуя сосредоточению земледельцев в этой местности. Формирование государственной власти, по мнению Ниссена, стало ответной реакцией общества на новые проблемы, вызванные ростом населения и необходимостью перераспределять возросшие урожаи. В результате государство взяло на себя роль «эффективного менеджера», управляющего потоками зерна, торговлей предметами первой необходимости и товарами роскоши.

Археологи Сьюзан Поллок (Susan Pollock) и Райнхард Бернбек (Reinhard Bernbeck) из Бингемтонского университета (штат Нью-Йорк, США) придерживаются другого мнения. Они полагают, что разраставшиеся храмовые хозяйства требовали от земледельцев-общинников все больше и больше провизии, хотя фактически лишней продукции почти не было: земледельцы могли обеспечить свои нужды, но не более того. По мнению Поллок, резкому росту численности городского населения способствовали быстро растущие налоги: крестьяне просто убегали от долгов в города.

О важности экономики в процессе образования городов-государств говорит и Гильермо Альгазе (Guillermo Algaze) из Чикагского университета. Он считает, что торговля — сначала внутренняя, а потом и внешняя, — стала главным катализатором. По мнению автора теории, известной под названием «Шумерский взлет» (Sumerian takeoff), разные регионы Месопотамии специализировались на производстве того или иного товара, а реки облегчали торговлю. В результате население концентрировалось в центрах производства и отправки товара на продажу. Это повлекло за собой изменения в организации труда и породило письменность, требующуюся для ведения торгового учета.

Джейсон Ур находит в изложенных выше гипотезах общие черты: все они рассматривают образование государства как некий способ решения обществом новых проблем, приписывают государству экономически рациональные действия, а, говоря о внутренних общественных противоречиях, упоминают лишь конфликт двух условных групп населения: так называемых «элиты» и «обычных людей». Слабое место этих теорий, по мнению исследователя, заключается в том, что они, во-первых, не учитывают локальную историю предшествовавших городам поселений, а во-вторых, не объясняют достаточно резкого отказа от общинного устройства и перехода к бюрократической системе управления уже в IV тысячелетия до нашей эры.

Джейсон Ур ищет ответы на свои вопросы в тех же самых клинописных табличках времен третьей династии Ура (III тысячелетие до нашей эры), однако он уделяет большое внимание тонкостям их перевода. В своем исследовании археолог указывает, что многие слова шумерского языка переведены по-современному («община», «класс», «бюрократия», «рациональность»), хотя на самом деле они имели несколько иное значение. В качестве примера ученый приводит тот факт, что специальные термины для таких понятий как «государство», «министерство», «ведомство» или «должность» в шумерских текстах отсутствуют вовсе, а слово «дворец» обозначалось словосочетанием «большой дом». Археолог делает вывод о том, что бюрократии — одной из неотъемлемых черт государства — в IV тысячелетии до нашей эры попросту не существовало.

Ученый приводит доводы в пользу значительной роли общины в жизни Урука той эпохи. Опираясь на работы Дэвида Шлоена (David Schloen), Джейсон Ур описывает города Южной Месопотамии как систему отдельных хозяйств — семейных и храмовых владений. (Стоит отметить, что дома и храмы Урука строились по тому же принципу, что и здания предшествовавшего Убейдского периода (V-IV тысячелетия до нашей эры). Совокупность хозяйств образовывала «город» — хозяйство, принадлежащее наследственному правителю. Историк признает неравенство в материальном положении, однако не считает его причиной борьбы и антагонизма между социальными группами. По его мнению, наоборот, более бедные хозяйства находились на положении «младших сыновей» в семье и зависели от зажиточных («старших братьев»), а значит, оказывать богатым поддержку было в их интересах.

Основываясь на рассуждениях Макса Вебера об устройстве поселений Ближнего Востока и Египта, Джейсон Ур полагает, что город управлялся по образу и подобию большого хозяйства, возглавляемого наследственным правителем. Когда в «хозяйстве» назревала та или иная проблема, правитель даровал пользующемуся его доверием человеку определенный круг полномочий, необходимых для разрешения ситуации, при этом таланты и способности того, кто получил власть, практически не имели значения: все основывалось на личных симпатиях.

Несмотря на то, что предложенная Джейсоном Уром интерпретация устройства городов-государств не является типичной, были и другие историки, выдвигавшие схожие идеи. В частности, о важности общины в жизни городов Южной Месопотамии писали Дэвид Шлоен, Петр Штейнкеллер (Piotr Steinkeller), Марк ван де Миероп (Mark Van de Mieroop), к работам которых обращался Джейсон Ур в своем исследовании.

Советские историки Игорь Дьяконов и Николай Никольский также говорили об общинном устройстве поселений Южной Месопотамии, однако их идеи не были восприняты всерьез в официальной исторической науке. Николая Никольского, отказавшегося от общепринятой теории смены общественных формаций и писавшего о чрезвычайной устойчивости сельской общины в древних государствах, обвинили в антимарксизме. Игорь Дьяконов в книге «История древнего Востока» утверждал практически то же самое, о чем теперь сообщает Джейсон Ур: «Общество [Ближнего Востока, IV тысячелетие до н.э.] не могло делиться на антагонистические социально-экономические классы, из которых один жил бы за счет другого. Каждый человек, занимаясь хозяйством, был в тесной кооперации с теми людьми, которым скорее всего можно было доверять, прежде всего с теми, кто поклонялся общим предкам, то есть с родичами. ... С развитием земледелия центр хозяйственной жизни перемещался в большесемейные и соседские общины».

Дав свою трактовку устройству городов-государств Месопотамии, Джейсон Ур делает вывод: Урук, Тель-Брак и подобные им поселения IV тысячелетия до нашей эры являлись скорее крупными деревнями, чем городами-государствами. Историк полагает, что в будущем ученые должны уделять больше внимания реалиям исследуемой эпохи, а не стараться втиснуть имеющиеся данные в рамки существующих привычных представлений.

подписатьсяОбсудить
На грани прорыва
Что Сергей Лавров и Джон Керри решили сделать для прекращения кризиса в Сирии
Город мертвых
Самое большое кладбище планеты
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Дональд Трамп и Пол МанафортПорочащие связи
Как работа с «Костей из ГРУ» подвела главу предвыборного штаба Трампа
Последние деньки
Как россияне пытаются поймать конец лета на море
Шикарные колеса
Самые фешенебельные железнодорожные маршруты мира
Наш юг накормит, опьянит
Фестиваль «О, да! Еда!» впервые прошел на курорте Абрау-Дюрсо
Карибский вопрос
10 причин провести следующий отпуск в Доминикане
«Долбаный идиот» или любящая бабушка?
За кого голосуют американские женщины-знаменитости
Бермудский прямоугольник
Фотограф выяснил, что россиянки носят в своих сумочках
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
Сам себе гастарбайтер
Фотоистория граждан Бангладеш, работающих за 10 долларов на вредном производстве
Гран-при Бельгии
Онлайн-трансляция самой непредсказуемой гонки Формулы-1
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон