Унция стабильности

Можно ли вернуть золотой стандарт

Фото: Michael Dalder / Reuters

Владельцы накоплений в долларах или евро нервничают сегодня не меньше, чем получатели зарплат и пенсий. Экономические и геополитические встряски любую валюту делают крайне уязвимой, тогда как золото достигает пятимесячного максимума. О возвращении золотого стандарта заговорили даже признанные финансовые гуру. «Лента.ру» выясняла, кто выиграет в результате такой революции в мировых финансах.

Как Гринспен вспомнил молодость

Пока «Томагавки» и «матери всех бомб» оправдывают многомиллиардное увеличение оборонных расходов США, лидерам корпоративной Америки предстоит решить другую, не менее дорогостоящую задачу. Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп позвал боссов General Motors, IBM и Wal-Mаrt, чтобы совместными усилиями найти триллион долларов, необходимый для модернизации национальной инфраструктуры.

Между тем бывший глава Федрезерва Алан Гринспен еще в феврале предупреждал: при параллельном снижении налогов казна не выдержит нагрузки, долг может превысить национальный ВВП втрое. «В такую ситуацию мы никогда бы не попали, если бы использовали золотой стандарт. Бюджетная политика никогда бы не вышла за разумные границы», — резюмировал Гринспен.

Наверное, только политические потрясения последних месяцев помешали откровениям Гринспена стать мировой сенсацией. О реанимации золотого стандарта заговорил финансовый патриарх, при котором ФРС придерживалась принципиально иного подхода и максимально использовала отсутствие каких-либо якорей и ограничителей. Иными словами, делала ровно то, о чем ее будущий председатель писал еще в середине 60-х. «Финансовая политика государства благосостояния требует, чтобы у владельцев богатства отсутствовали любые способы защитить себя. В этом и состоит главная подоплека всех атак на золото. Дефицитное финансирование государственных расходов — это лишь способ конфискации богатства. Золото является препятствием для этого бесчестного процесса. Оно стоит на защите прав собственности. Тот, кто это осознает, сможет без особого труда понять причины резкой неприязни "государственников" по отношению к золотому стандарту», — утверждал Гринспен в книге «Золото и экономическая свобода», вышедшей в 1966 году.

Кто-то, возможно, упрекнет 91-летнего финансиста в колебаниях вместе с генеральной линией, ведь сторонники золотого стандарта впервые за многие десятилетия оказались на высоких постах в Белом доме. Например, нынешний вице-президент Майкл Пенс еще в 2010 году, выступая на заседании Детройтского экономического клуба, заявлял: «Пришло время обсудить золото и его необходимую роль в денежных делах наших стран. План содействия росту экономики начинается с разумной денежной политики». Да и сам Трамп в марте 2016-го, отвечая на соответствующий вопрос GQ, признался: «Возвратить золотой стандарт очень трудно. Но если бы это удалось — было бы замечательно».

Но, во-первых, Гринспен еще в сентябре 2016 года высказывал опасение, что к власти могут прийти «психи», которые дестабилизируют национальную экономику. При этом банковский дуайен явно имел в виду не Хиллари Клинтон. А во-вторых, Трамп и сам в последнее время охладел к «здоровым деньгам». В недавнем интервью The Wall Street Journal он посетовал, что доллар «становится слишком сильным», и выразил надежду, что ФРС не будет повышать процентные ставки.

Парадокс Трампа

Резоны Трампа понятны: чем крепче доллар — тем дороже американские товары, тем хуже их покупают в мире. Но это повышает доходы от импорта в США. Больше долларов оседает в резервах других стран — следовательно, увеличивает спрос на американский экспорт. С другой стороны, ослабление резервной валюты снижает ее привлекательности для инвесторов, а значит, сужает рынок сбыта для американских экспортеров.

Этот эффект назван дилеммой (парадоксом) Триффина. Открывший его в начале 60-х американо-бельгийский экономист Роберт Триффин таким образом предупреждал об уязвимости действовавшего в то время золото-девизного стандарта: доллар был мировой резервной валютой, но зафиксированной по отношению к золоту (одна унция стоила 35 долларов).

Генерал де Голль, который в 1965 году потребовал от американцев обменять накопленные Францией долларовые резервы на драгметалл, де-факто подтвердил опасения Триффина. Этот демарш французов привел к тому, что США окончательно отказались от привязки доллара к чему-либо. С 1971 года он отправился в абсолютно свободное плавание, а золото стало обычным биржевым товаром, наряду с нефтью и другими металлами.

Правда, с тех пор дефицит торгового баланса США достиг 93 процентов национального ВВП. И недооценка Трампом дилеммы Триффина может привести лишь к «торжеству того самого космополитического коррумпированного капитализма, чьи выгодоприобретатели стали главными спонсорами фонда Клинтонов», отмечает экономист Джон Мюллер в колонке, опубликованной The Wall Street Journal.

Получается, резервный доллар из главного инструмента американского мирового влияния превращается в ахиллесову пяту сверхдержавы, в обузу, не позволяющую Трампу осуществить полномасштабную реиндустриализацию и создать рабочие места для избирателей. Валютный статус-кво никак не мотивирует торговых партнеров помогать США становиться из потребителя номер один производителем номер один. А перезапуск американской экономики с помощью «военно-промышленного мультипликатора», с одной стороны, вынуждает Белый дом внимательнее прислушиваться к финансовым запросам союзников, а с другой — способствует бегству от доллара. Отсюда и пятимесячные максимумы, достигаемые золотыми котировками на фоне обострения вокруг Сирии и Северной Кореи.

Пересидеть «в золоте» гипотетическую ядерную зиму вряд ли у кого-то получится. А вот избежать разрыва экономики в клочья, несмотря на конфликт с Вашингтоном, драгметалл позволяет. Например, осенью 2012-го Иран активно использовал золото в международных расчетах, дабы обойти западные санкции. А это заставило граничащие с Исламской Республикой Турцию и Ирак тоже наращивать соответствующие запасы. Позднее «Исламское государство» (деятельность этой террористической организации запрещена в России по решению Верховного суда) презентовало «золотой динар». «Эти деньги должны вытеснить доллар», — прокомментировала планы джихадистов издающаяся в Лондоне арабоязычная газета Al-Quds Al-Arabi.

О дивный прошлый век

«Санкции подрывают универсальность доллара как средства платежа», — убежден главный исполнительный директор группы компаний «Петропавловск» Павел Масловский. Российский золотопромышленник полагает, что американскому президенту имеет смысл прислушаться к Гринспену, Пенсу и другим сторонникам «здоровых денег», поскольку «если что-то неизбежно — лучше этот процесс оседлать».

По мнению Масловского, технически переход к золотому стандарту не настолько сложен, как это пытаются представить его противники. Бизнесмен не считает неразрешимой проблемой значительную разницу между общим количеством долларов, обращаемых в мировой экономике, и совокупным объемом золотых запасов.

Здесь намного труднее преодолеть сопротивление «бенефициаров инфляции», а таковые имеются не только в США. Тем более что замена резервной валюты золотым стандартом опасна для банков с большими портфелями долларовых кредитов.

Если же говорить о странах, то, например, Россия и Китай от такой революции в мировой финансовой системе только выиграют, уверяет Масловский. Главный его аргумент — положительный торговый баланс. Пока он сохраняется, пока национальный экспорт превышает импорт, золото будет не проедаться, а накапливаться.

Впрочем, отечественные финансовые гуру, в отличие от иных своих американских коллег или практиков-соотечественников, по-прежнему скептически относятся к перспективам восстановления золотого стандарта. «В современном мире невозможно привязать валюты ни к одному металлу, сырьевому ресурсу или какому-то другому ресурсу. Это уже прошлый век валютных систем», — утверждал Алексей Кудрин в 2010-м, еще будучи министром финансов.

А бывший зампред ЦБ Константин Корищенко видит в разговорах о золотом стандарте «скорее метафору, призванную дисциплинировать денежно-кредитную политику». По мнению Корищенко, сегодня в качестве финансового эталона логичнее было бы использовать не золото, а биткоины. Они тоже являются «мерилом труда» — майнинг требует значительных энергозатрат. И их нельзя уничтожить или подделать.

Павел Масловский в ответ напоминает о недавних громких хакерских скандалах в США. Дескать, если избирательные системы могут подвергаться кибератакам, никто не поручится за то, что их жертвой не станет криптовалюта.

Показательна и позиция ЦБ. Главный банк страны без особого энтузиазма реагирует на призывы Минфина о легализации биткоинов, зато наращивает золотой запас. Еще в мае 2015-го — то есть в разгар санкционных баталий с Западом — на Неглинной назвали золотые слитки «стопроцентной гарантией от политических и юридических рисков». В том же году ЦБ пополнил свои запасы драгметалла на рекордные 208 тонн. Чуть меньше — 199 тонн — было куплено в 2016-м. А Всемирный золотой совет поставил Россию на первое место среди стран, наиболее интенсивно увеличивавших соответствующие авуары.

Наконец, 12 апреля весьма символичный подарок получил по случаю своего 54-летия Антон Силуанов. Владимир Путин презентовал министру финансов собрание сочинений Сергея Витте. Этот дальний силуановский предшественник как раз прославился тем, что 120 лет назад — в 1897 году — ввел в Российской империи золотой стандарт.

Об отце «золотого рубля» президент напомнил в то самое время, когда в Москве гостил госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Вполне возможно, это всего лишь совпадение. Но теперь, изучив подаренные книги, Силуанов будет знать, что переход к золотому стандарту — не такая уж фантастика.

Экономика00:0118 июля
Мохаммед бен Салман

Дали заднюю

Саудовская Аравия обманула весь мир. Виновата нефть