«Некое братство людей»

Монологи путешественников, побывавших на «макушке Земли»

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Северный полюс всегда притягивал путешественников и ученых. С некоторых пор сюда возят и туристов. Они добираются до самой северной точки на карте либо на атомном ледоколе «50 лет Победы», либо на лыжах, либо вертолетом. «Лента.ру» записала монологи туристов, побывавших на «макушке Земли».

Поездка всей жизни

Поездка на Северный полюс — поездка всей жизни! Ее нельзя ни с чем сравнить, потому что такого вообще больше нигде нет на Земле (даже на Южном полюсе).

Там нет ничего, даже звуков. Больше всего поражает то, что там нет земли. Только бескрайний лед кругом, а под ним — километры соленой воды Северного Ледовитого океана.

Самое удивительное даже не то, что ты ходишь по этому плывущему по волнам неизвестно куда льду, а то, что самолет со всем снаряжением, продуктами, экипажем и туристами совершает там посадку. Взлетно-посадочная полоса постоянно меняет координаты. За 10 минут по посадки командир экипажа связывается с руководителем полета на льдине, чтобы уточнить координаты.

Белая дорожка взлетной полосы сливается с окружающим льдом, и чтобы как-то определить визуальную границу, ее обозначают красными флажками. Посадить самолет в таких условиях могут только опытные пилоты, у них есть специальный допуск для такой работы. Они настоящие герои.

Дрейфующая ледовая станция и аэропорт «Барнео» на полюсе — проект наш, российский, его курирует Русское географическое общество. Когда видишь на льду плакат «Никто, кроме нас», вэдэвэшников, которые совершили десантирование на лед, чтобы за считаные часы сделать аэродром на льду, — в полной мере ощущаешь гордость за свою страну.

Перед полетом побаивались, что может укачать на льдине (она же дрейфующая), что лед может расколоться прямо под палаткой, а не все умеют плавать. Опасались белых медведей, которые, как нам казалось, окружают лагерь и только и ждут момента, чтобы наброситься на нас. А еще странно, что время там течет совсем по-другому. В апреле — полярный день, всегда светло, непонятно, вечер сейчас или утро.

Но когда ты достиг Северного полюса и «Барнео», все это уже неважно. Да, сначала страшновато ходить по льду: а вдруг там невидимая трещина, припорошенная снегом? Страшновато отойти от лагеря за торос: а вдруг там медведь?

Но быстро успокаиваешься. Как провалишься в трещину, так и выберешься. За медведями присматривает вооруженный персонал лагеря, если что — предупредят об опасности. Все палатки с надувным дном, и если лед разойдется прямо под палаткой, то она утонет не сразу, будет достаточно времени, чтобы выбраться.

А самое главное: вокруг тебя такие люди, кому ничего не нужно долго объяснять.

Конечно, к путешествию стоит подготовиться. Узнать побольше об истории покорения Северного и Южного полюсов (эти истории тесно переплетены друг с другом), о современных научных экспедициях, о полярниках и летчиках.

Физическая подготовка не слишком важна. В нашей группе на Северном полюсе были даже пятилетние дети. Главное — желание побывать там и ясное понимание того, зачем тебе все это нужно.

От этой затеи лучше отказаться тем, кто не может жить без интернета и мобильной связи, кто боится остаться одновременно наедине с собой и среди единомышленников.

Анастасия Кузнецова, менеджер турагентства

«Второй раз там делать нечего»

Можно сказать, покорение Северного полюса было моей детской мечтой. Хотя это сложно назвать покорением, поскольку наш вариант не был связан с каким-либо экстримом: мы не шли на лыжах, не ехали на собачьей упряжке, и даже пешком не прогулялись последние километры. Нас просто забросили в точку на отметке 90 градусов северной широты на вертолете. На самом деле вертолет преодолел лишь 70-80 километров из дрейфующего лагеря «Барнео» до собственно точки Северного полюса. Поэтому гораздо больше впечатлений было от самого лагеря, медленно дрейфующего вместе с гигантской глыбой льда в водах Ледовитого океана.

Лагерь находится очень близко к полюсу и погода там по-настоящему полярная. Хотя температура воздуха была лишь немногим ниже минус 20 градусов, но если прибавить сюда океанскую влажность воздуха и пронизывающий арктический ветер, то условия становятся действительно экстремальными.

Сразу понимаешь, что никакая, даже самая теплая повседневная одежда не подходит — нужна адаптированная для полярников. Даже через 10 минут в таких условиях любой открытый участок тела рискует быть обмороженным. Глаза защищают солнечные очки, остальное лицо — специальные накидки. Мы были подготовлены, и наш главный страх — замерзнуть — не оправдался.

В общем, впечатления на всю жизнь, но второй раз там делать нечего.

Павел Бояринов

Не дрейфуй

Поход на лыжах на Северный полюс можно сравнить с восхождением на Эверест или походом на лыжах на Южный полюс, только на Северном гораздо холоднее, вообще никогда не греет солнце, рельеф гораздо разнообразнее, опаснее и нестабильнее (есть трещины, куда можно провалиться — и я пару раз проваливалась в Северный Ледовитый океан).

Есть торосы, которые сложно преодолевать с тяжелыми санями. Есть дрейф (в отличие от Южного полюса): иногда он помогает, но чаще мешает. Бывает так: за день группа проходит 15-20 километров с огромным трудом, а ночью из-за дрейфа просыпаешься опять на 20 километров дальше от полюса, и все усилия предыдущего дня пропадают впустую.

На Северном полюсе гораздо сложнее ориентироваться из-за более разнообразного и нестабильного рельефа.

Опасности подстерегают на каждом шагу. Поставили мы как-то очередной лагерь, казалось бы, в хорошем месте. Под утро проснулись от резкого звука — оказалось, трещина прошла под палаткой. Пришлось срочно сворачиваться и идти дальше.

И даже само покорение Северного полюса иллюзорно и не гарантирует окончания сложного похода, быстрого возвращения к цивилизации. Пришел ты в эту заветную точку, GPS показывает 90 градусов северной широты, а через пару минут ты уже отплыл на несколько метров или даже десятков метров. Да и не факт, что вертолет сразу же заберет тебя. Нам пришлось ждать и мерзнуть на 40-градусном морозе несколько часов. Вертолет никак не мог вылететь из-за плохой погоды.

Екатерина Коробешко, директор туристического клуба

Арктический футбол

Поездку на полюс трудно с чем-нибудь сравнить, это совершенно уникальное место, не имеющее аналогов на Земле. Кто-то скажет, есть же еще Южный полюс, но это все-таки континент, а здесь совсем другое. С одной стороны, просто место на карте, абстрактное пересечение всех меридианов, где, кроме льда, ничего нет. С другой стороны — «вершина планеты», «макушка Земли», одно из самых труднодоступных мест, где только может побывать человек.

На полюс обычному человеку можно попасть двумя способами. Во-первых, на единственном в мире атомном ледоколе «50 лет Победы», который способен достичь отметки в 90 градусов северной широты арктическим летом. Во-вторых, по воздуху: самолет до Шпицбергена — самолет до ледового лагеря «Барнео» — вертолет до полюса. Второй способ доступен каждый год только в апреле, именно так я и попала на полюс.

Открытий было немало. Во-первых, мы совершили самое короткое в мире кругосветное путешествие, когда всего за несколько шагов обогнули Землю, побывав в западном и восточном полушарии. Во-вторых, меня удивило, что на полюсе температура воды минусовая. На уроках физики нас учили, что после нуля вода превращается в лед. Оказывается, не всегда. В-третьих, совершенно особое чувство возникает, когда живешь на дрейфующем льду. Осознаешь, что засыпаешь географически в одной точке, а проснуться можешь совсем в другой, не сделав при этом ни шага и не используя никаких средств передвижения, — это необычно. В-четвертых, на вершине мира, в тысячах километрах от больших городов, когда вокруг сплошные льды, удивительно то, что толщина этого льда ненамного больше, чем в хорошую зиму на лесном озере в родной Карелии. Если не ошибаюсь, в период нашего путешествия толщина льда не превышала 2,5 метра.

Каких-то серьезных страхов накануне поездки у меня не было, так получилось, что я собиралась в это путешествие буквально бегом. Осознала реальность происходящего только в самолете из Лонгийира в ледовый лагерь «Барнео», когда всех участников экспедиции попросили подписать бумагу об ответственности и понимании того, что путешествие на Северный полюс относится к экстремальным, и каждый участник готов к любому развитию событий. Вот тут стало если не страшно, то тревожно.

Еще одно опасение было связано с температурой — я очень не люблю мерзнуть и боялась холодов, но оказалось, что Арктика в апреле достаточно теплое место. Температура держалась в районе минус 27-30 градусов, с той экипировкой, что нам выдали, было очень комфортно. Мы даже поиграли в арктический футбол.

Еще одно яркое воспоминание — некое братство людей, волей-неволей возникающее в таких местах. В момент церемонии на полюсе, которую проводят гиды, ощущаешь волшебную эйфорию, радость свершения и чувствуешь, что два десятка людей вокруг тебя находятся абсолютно на той же волне и благодарят судьбу за случившееся. Это незабываемо.

Юлия Григорьева, топ-менеджер