Новости партнеров

Три тюремных бунта

Вслед за Льговской колонией и "Матросской тишиной" взбунтовалась колония в Ульяновской области

Начиная с июня 2005 года в России прошли три массовые акции протеста заключенных. Последняя их них все еще продолжается в колонии Димитровграда - находящиеся в ней люди голодают, требуя смягчения режима содержания. Все три акции объединяет то, что обитатели исправительных заведений обвиняли администрации колоний в издевательствах и в превышении должностных полномочий. Предыдущие две акции фактически закончились выполнением требований заключенных. Чем окончится бунт в Ульяновской области?

Димитровград, Ульяновская область. 11 сентября 2005 года

Исправительная колония ЮИ 78/3, расположенная в городе Димитровграде Ульяновской области, считается одной из лучших колоний России. В настоящее время в ней отбывают наказание 1213 заключенных, в том числе полковник Юрий Буданов, осужденный летом 2003 года за самосуд над 17-летней чеченкой, которую он посчитал снайпером.

Конфликт в исправительном учреждении начался вечером 11 сентября, когда около 20 зэков, заявив, что администрация применяла против них насилие и спецсредства, объявили голодовку. Позже к ним присоединились еще 60 человек. Эти цифры привел на пресс-конференции 13 сентября старший помощник прокурора Ульяновской области Василий Зима. По данным же различных СМИ, в голодовке принимали участие от 40 до 150 человек.

Настаивающие на смягчении режима содержания бунтовщики выдвинули три требования. Основное из них касалось организации раздельного питания в столовой для лиц традиционной и нетрадиционной сексуальной ориентации. Кроме того, заключенные требовали предоставлять находящимся в штрафном изоляторе чай и сигареты, а также отказались убирать отхожие места. По словам замдиректора Федеральной службы исполнения наказаний Владимира Семенюка, заключенные также требовали разрешить им держать так называемый "общак".

Сообщалось, что несколько десятков бунтовщиков даже вскрыли себе вены. Однако Федеральная служба исполнения наказаний опровергла эти сообщения - по ее данным, 102 осужденных просто "нанесли себе незначительные порезы и царапины верхних слоев кожной ткани предплечий рук, имитируя членовредительство". В ФСИН заверили, что всем тем, кто нуждался в медицинской помощи, она была своевременно оказана, и подчеркнули, что никто из заключенных госпитализирован не был.

13 сентября стало известно, что прокуратура Ульяновской области, вняв жалобам заключенных, завела уголовное дело в отношении руководства колонии по статье 286 УК РФ ("Превышение должностных полномочий с применением насилия, оружия или специальных средств"). При этом ФСИН поспешила сообщить, что тем самым конфликт исчерпан. Однако уже через несколько часов после этого заявления Зима официально признал, что голодовка продолжается и, более того, число участвующих в массовой акции протеста возросло до 180 человек. Как заявил Зима, Буданов, чье громкое дело в свое время привело к широкому общественному резонансу, также находится среди бунтовщиков. Спустя некоторое время руководитель пресс-службы ГУИН по Ульяновской области Валентина Касьянова опровергла эту информацию.

Стоит отметить, что, как сообщили в правоохранительных органах области, незадолго до бунта в колонию был переведен некий "криминальный авторитет", который решил установить там "свой порядок". По некоторым данным, именно он потребовал, чтобы заключенных обеспечивали сигаретами и чаем, а акция протеста началась сразу же после отказа в этой просьбе.

На момент написания статьи сотрудники прокуратуры не установили ни одного факта, подтверждающего жалобы осужденных на администрацию колонии.

Москва. 9 сентября 2005 года

События в Димитровграде произошли всего через два дня после бунта в московском следственном изоляторе номер 77/1, где содержатся более двух тысяч подследственных. Широкой публике этот СИЗО известен также как "Матросская тишина". Утром 9 сентября около 700 "постояльцев" этого изолятора отказались от приема пищи. Как сообщили в пресс-службе столичной прокуратуры, поводом для этого послужило избиение одного из заключенных сотрудником исправительного учреждения.

В тот же день следователи прокуратуры задержали оперуполномоченного СИЗО Тараканова, подозреваемого в избиении арестанта Фазвхова. По данным следствия, недавно переведенный на службу в "Матросскую Тишину" майор безосновательно применил "спецсредство" - резиновую палку - к подследственному, который отказывался назвать свою фамилию и называл вместо нее другую.

При этом представители Управления ФСИН по Москве подчеркнули, что голодовка заключенных была совершенно бессмысленна, поскольку "прокуратура Преображенского района Москвы еще 8 сентября возбудила в отношении сотрудника следственного изолятора уголовное дело по факту превышения должностных полномочий".

После того как бунтовщикам были разъяснены обстоятельства дела, они голодовку прекратили. Акция протеста продлилась менее суток. Что касается Тараканова, то в случае признания судом его вины оперуполномоченному грозит от трех до десяти лет лишения свободы, а также лишение права занимать должности в правоохранительных органах.

Льгов, Курская область. 27 июня 2005 года

Одна из самых громких массовых акций протеста заключенных за последнее время началась в ночь с 26 на 27 июня в колонии общего режима ОХ-30/3 города Льгов Курской области, где в то время содержались полторы тысячи человек.

В знак протеста против "беззакония со стороны руководства исправительного учреждения" несколько сот осужденных объявили голодовку. Еще от 270 до 700 заключенных (точное количество неудавшихся самоубийц до сих пор достоверно неизвестно), по словам их родственников и правозащитников, вскрыли себе вены лезвиями от одноразовых пластмассовых бритвенных станков. Однако в Федеральной службе исполнения наказаний заверили, что осужденные вены не вскрывали, а нанесли себе лишь незначительные порезы и царапины. ФСИН особо подчеркивала, что всем пострадавшим была оказана своевременная помощь и что в госпиталь никто из них не попал. Тем временем родственники заключенных проводили митинги у стен колонии, обвиняя администрацию учреждения в избиениях осужденных и в создании невыносимых условий жизни. Сами бунтовщики требовали отправить начальника колонии в отставку.

Для расследования происшествия была создана оперативная группа во главе с прокурором области. В ходе проведенной проверки были установлены факты нарушений прав заключенных - как оказалось, накануне массовой акции четверо из них были избиты. Через несколько дней после начала бунта по факту массового членовредительства было возбуждено уголовное дело по все той же статье 286-й. Обвинения в превышении полномочий были предъявлены начальнику исправительной колонии Юрию Бушину и двум его подчиненным: заместителю начальника учреждения по безопасности Владиславу Двоеносову и старшему инспектору отдела Виктору Реутову. Позже Бушин и Двоеносов были временно отстранены от занимаемой должности, а в сентябре начальник колонии был уволен.

Кроме того, уголовное дело было возбуждено и в отношении инициаторов беспорядков. Осужденные Чернышев, Чирко, Клементьев и Брагин обвиняются по статье 321 УК РФ, которая предусматривает наказание за дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. При этом представители прокуратуры отмечали, что акция протеста носила тщательно спланированный характер - ранения одновременно нанесли себе заключенные из 10 отрядов колонии. А начальник УИН Курской области Виктор Федичев высказывал предположение, что за акцией протеста заключенных стоит криминальный "авторитет", который в марте был переведен во Льгов из Новороссийска за организацию схожих волнений.

По официальным данным, голодовка была прекращена 6 июля, однако правозащитники утверждают, что более тысячи заключенных продолжали голодать даже спустя две недели.

Место и дата неизвестны

Вообще акции протеста заключенных не такое уж редкое явление. И это не удивительно - им есть на что жаловаться. Российские СИЗО по-прежнему переполнены, хотя и не так страшно, как раньше - всего на 11 процентов. В местах лишения свободы в России находятся более 750 тысяч человек, при этом 67 процентов из них отбывают наказание за опасные и особо опасные преступления.

Тревожным представляется другое - по словам директора ФСИН Юрия Калинина, в последнее время участилось использование "ворами в законе" деятельности правозащитников. "Так называемые "воры в законе" сегодня меняют тактику и обращаются к правозащитникам для дестабилизации обстановки в тюрьмах", - заявил он в феврале, - "У нас есть данные, что различные якобы "правозащитные акции" проводились на "общаковые деньги".

Вне всякого сомнения, права любого человека, в том числе и осужденного, должны соблюдаться. И если речь идет об избиении заключенных или арестантов сотрудниками исправительный учреждений или СИЗО, то акции протеста можно понять. Но требование раздать всем папиросы и отделить "обиженных" выглядит если и не диким, то, по крайней мере, несерьезным.

Алексей Гапеев

Россия00:0220 августа
Элина Дилявирова

«Если все мои медали повесить, шея оторвется»

Пятнадцатилетнюю гимнастку спасет операция на позвоночнике. Нужна ваша помощь