Новости партнеров

Война за античное наследство

Американский музей нашел способ устоять перед напором Греции и Италии

Калифорнийский музей Гетти подписал 11 декабря 2006 года соглашение, по которому вернет Греции два античных экспоната. В общем потоке новостей о передаче американскими собраниями европейским странам античных древностей это сообщение могло бы пройти незамеченным, если бы руководству Гетти не удалось вбить клин между Италией и Грецией, двумя главными инициаторами музейной кампании.

В 2005 году Греция и Италия независимо друг от друга начали атаку на американские собрания, владеющие античными экспонатами сомнительного с точки зрения закона происхождения. Повод у обеих кампаний был общий: арест Марион Тру (Marion True), сотрудницы музея Гетти, богатейшего частного собрания США.

Тру на протяжении многих лет курировала античный отдел Гетти. Расследование деятельности нескольких антикваров, специализировавшихся на продаже европейским и американским коллекционерам предметов, незаконно раскопанных и вывезенных из Греции и Италии, обнаружило, что Марион Тру была причастна к ряду громких сделок и лично выдавала распоряжения на покупку таких экспонатов. Скандал получился громкий, дело Тру получило широкую огласку, а музей Гетти оказался под нешуточным давлением.

Италия и Греция выбрали две различные стратегии возвращения экспонатов на "историческую родину". Заведя одно уголовное дело (против Тру), итальянцы стали грозить американским собраниям новыми исками (к вывозу античных редкостей оказались причастны нью-йоркский музей Метрополитен и бостонский Музей изящных искусств). Греки заняли более дипломатичную позицию: они решили добиваться результатов переговорами, подкрепляя моральную аргументацию материалами собственных и итальянских расследований.

Первыми победы добились итальянцы: музей Метрополитен признал, что находящийся в его собрании кратер Ефрония, весьма известная античная ваза, был куплен при сомнительных обстоятельствах и, по сути, является краденым. Руководству музея и министерству культуры Италии удалось договориться о том, что ваза останется в Нью-Йорке в качестве долгосрочного займа. На таких же условиях в Метрополитен осталась коллекция серебряных предметов из раскопок в Моргантине (Сицилия).

Развивать победу на американском фронте вслед за успехом Италии отправился греческий министр культуры Йоргос Вулгаракис: ему удалось получить письменное согласие от директора музея Гетти Майкла Брандта на передачу Афинам нескольких экспонатов, в том числе золотого венка, мраморной статуи девушки и вотивного рельефа. Через три месяца переговоров выяснилось, что Гетти окончательно согласен передать Греции два экспоната: упомянутый выше рельеф с изображением богинь Деметры и Персефоны и надгробную стелу воина Атания. Мраморная статуя девушки, изваянная в VI веке до нашей эры, из перечня возвращаемого на время исчезла.

Тем временем следователи из Италии пришли к выводу, что в коллекции Гетти находится до 350 экспонатов с сомнительным прошлым, и, по крайней мере, 52 из них происходят из Италии. Руководство музея заявило, что нуждается в собственной проверке заключений итальянских экспертов.

Римская комиссия временно отступила от Гетти и сумела договориться с бостонским Музеем изящных искусств о возвращении тринадцати экспонатов, в том числе 2,5-метровой статуи богини мира Ирины. Так же, как и в случае с Метрополитен, бостонское собрание получило часть этих экспонатов в качестве долгосрочного займа.

Консультации комиссии из Рима с руководством Гетти до ноября 2006 года ни к каким результатам не привели. На определенном этапе министерство культуры Италии даже пригрозило музею культурным эмбарго, то есть полным запретом на исследовательские работы и обмен экспонатами. В конце концов, дело разрешилось односторонней инициативой Гетти: музей возвращает Италии 26 экспонатов из оспариваемых 52 и на этом выходит из переговорного процесса. Руководство музея наотрез отказалось выдавать бронзовую статую так называемого юноши-победителя (IV век до нашей эры) и известняковую статую богини, предположительно, Афродиты. Бронзовая скульптура, настаивали представители Гетти, была куплена у ныряльщиков, поднявших ее в 1964 году с морского дня в международных водах. Происхождение статуи богини требовало дополнительного изучения.

Хотя итальянская комиссия не была удовлетворена полумерами (а Гетти предложил ровно половину из запрашиваемого), в переговорах наступила пауза. По-видимому, в это время представители греческого министерства культуры попытались добиться от итальянцев совместной координации действий по возвращению экспонатов. И тут выяснилось, что у обеих стран есть как минимум одна общая позиция в списках экспонатов, на которые они претендуют. Речь идет о уже упоминавшейся выше мраморной статуе девушки, изваянной в VI веке на греческом острове Парос. Однако, по-видимому, эта кора (тип архаической статуи) была вывезена из Италии.

В начале декабря Йоргос Вулгаракис сделал несколько туманное заявление, в котором говорилось, что хотя у Греции и Италии разные приоритеты, эти страны могли бы помочь друг другу. Примерно в это же время греческий прокурор Ионнис Диотис сообщил, что обращался к Италии за помощью в расследовании обстоятельств контрабанды золотого венка и других предметов. Можно предположить, что переговоры между двумя странами должны были вот-вот увенчаться успехом. Не исключено, что именно поэтому музей Гетти "нанес превентивный удар", а именно подписал соглашение о передаче Греции не только упомянутого венка, но и статуи коры с Пароса. Таким образом, Афинам и Риму придется разбираться между собой, кому именно, в конечном итоге, должна принадлежать мраморная девушка. Этот шаг не только задержит создание коалиции двух стран, но и, вероятно, позволит музею оставить у себя статую хотя бы на время.

Небольшая, но энергичная музейная война на этом, разумеется, не остановится. Даже если Греция и Италия будут поодиночке вести боевые действия, то в покое не останутся ни Гетти, ни другие музеи. Йоргос Вулгаракис, к примеру, намерен создать при своем министерстве специальный реестр незаконно вывезенных греческих древностей. Вулгаракис не преминул отметить, что мраморные украшения Парфенона, так называемые Эльгинские мраморы, два века хранящиеся в Британском музее, не перестали быть одним из приоритетов для возвращения в Грецию.

Юлия Штутина