В расчете

Михаил Касьянов заявил о выходе из "Другой России"

Михаил Касьянов (фото Максима Авдеева) и Гарри Каспаров (фото AFP)

2 июля один из отцов-основателей "Другой России" Михаил Касьянов выступил с заявлением, в котором фактически объявил о своем выходе из коалиции оппозиционных сил, которая, по его мнению, уже свое отжила, а также сообщил о непреодолимых разногласиях между оппозиционерами по ключевому вопросу выбора единого кандидата в президенты России. Таким образом, мина замедленного действия, заложенная под столь искусственное образование, как "Другая Россия", таки взорвалась, сдетонировав на неутоленных амбициях участников. Наметившаяся еще в апреле трещина исподволь расширялась и углублялась и к июлю достигла размеров пропасти, в которую грозит провалиться все то, чего достигла "Другая Россия" за год своего существования.

Зеркало треснуло

О том, что логичным продолжением своей политической карьеры Михаил Касьянов видит пост президента страны, бывший премьер-министр заявил еще в сентябре 2006 года, вскоре после июльской конференции "Другой России". Тогда же было принято решение о превращении разового собрания оппозиционных сил в постоянно действующую организацию "широкой право-левой оппозиции", которая, судя по всему, и была намечена Касьяновым в качестве трамплина для достижения венца карьеры.

В ноябре из общей массы выделилось политическое совещание "Другой России", в которое вошли касьяновский Российский народно-демократический союз (РНДС), лимоновская НБП, рыжковская Республиканская партия, каспаровский Объединенный гражданский фронт (ОГФ), анпиловская "Трудовая Россия" и движение "За достойную жизнь" под руководством Сергея Глазьева. Две последних организации, впрочем, по разным соображениям одна за другой вскоре покинули "Другую Россию", а Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов, Михаил Касьянов и Владимир Рыжков остались и, сделав ставку на уличную политику, за следующие полгода ввели в русский язык словосочетание "Марш несогласных". Причем, так уж получилось, что с "маршами" ассоциируются в первую очередь именно первые двое из этой четверки. Рыжков всегда держался в тени, а Касьянов и вовсе мало-помалу свел на нет столь опасное для здоровья времяпрепровождение, как выход в народ под омоновскими дубинками.

До поры до времени "Другая Россия" выглядела внешне вполне монолитной. Первые тревожные "звоночки" начали тренькать во второй половине апреля 2007 года. 19 апреля состоялась конференция "Другой России", посвященная роковому, как впоследствии выяснилось, вопросу о выдвижении единого кандидата в президенты. До этого таковым как-то по умолчанию общественностью почитался Касьянов, да и он сам, похоже, полагал, что его кандидатура - дело решенное и альтернатив ей не имеется. Однако оказалось, что далеко не все коллеги бывшего премьер-министра придерживаются такого мнения. Выяснилось, что единого кандидата надо еще выбрать, причем желательно из нескольких кандидатур, представляющих самый широкий политический спектр, и кандидатура эта должна быть приемлема как для либеральной, так и для консервативной части общества. На горизонте вдруг замаячила фигура еще одного "бывшего", экс-главы Центробанка Виктора Геращенко, которого Гарри Каспаров назвал гораздо более "объединяющим" кандидатом, чем неназванные им другие - тут стоит отметить, что уже в апрельских интервью по поводу единого кандидата Каспаров никогда даже не упоминал фамилию Касьянова.

Собственно, уже тогда два "К" рисовали совершенно разные сценарии развития дальнейших событий и, как выясняется, остались при своем вплоть до июльского развода. Каспаров говорил о решении "проблемы единого кандидата" через некие "праймериз", которые должны будут проходить в течение лета, с тем чтобы к осени на финишной прямой остался один фаворит, а Касьянов вообще не видел никакой "проблемы", не говоря уже об "осени", а прямо заявлял, что все его потенциальные соперники должны заявить о себе в течение мая, а дальше - кто не спрятался (то есть не выдвинулся), я не виноват. На 2 июня заранее был назначен съезд РНДС, в повестке дня которого значилось выдвижение лидера движения кандидатом в президенты от оппозиции. Что и произошло.

Тем временем полку "единых кандидатов" постепенно прибывало. Кроме Геращенко, в конце мая неожиданно для всех была предложена кандидатура много лет живущего в Англии бывшего советского диссидента Владимира Буковского, а в начале июня стало известно о президентских амбициях бывшего члена законодательного собрания Петербурга Сергея Гуляева.

Между тем через неделю после выдвижения Касьянова в президенты, 8 июня, впервые достоянием общественности стали некие "разногласия", возникшие в оргкомитете по подготовке очередной конференции "Другой России", посвященной "единому кандидату" - как сообщалось, разногласия возникли во время обсуждении политического содержания предстоящей конференции и повлекли за собой уход с поста главы оргкомитета ближайшего сподвижника Касьянова, секретаря президиума РНДС Константина Мерзликина, который снял с себя полномочия и передал их Гарри Каспарову. В тот же день пресс-служба Касьянова сообщила о том, что он не будет принимать участия в "Маршах несогласных", назначенных на 9 и 11 июня в Петербурге и Москве, а Каспаров, Лимонов и все чаще публично появляющийся в их компании активный участник "Маршей" лидер Авангарда Красной Молодежи (АКМ) Сергей Удальцов объявили на пресс-конференции, что после июньских "Маршей" уличных акций до осени не будет. После чего наступило затишье, которое, как теперь уже понятно, было кажущимся - внутри "Другой России" шли напряженные переговоры.

Непреодолимые разногласия

27 июня Касьянов объявил, что создает на основе своего движения политическую партию - "чтобы иметь возможность отстаивать свои взгляды и решать свои задачи". Первое заседание оргкомитета новой партии с рабочим названием "Народ за демократию и справедливость" (НДС), было намечено на 3 июля. А накануне, 2 июля, пресс-служба Касьянова распространило сенсационное заявление, из которого стало ясно, что бывший премьер-министр поставил жирный крест на "Другой России" и дальше намерен жить отдельно. Как выяснилось потом, накануне, в воскресенье, большую часть дня продолжались переговоры между участниками политического совещания, закончившиеся крахом. В своем заявлении Касьянов констатировал факт, что "Другая Россия" свою миссию уже выполнила - "Россия действительно стала другой", однако осенью наступит "новый, решающий этап политической борьбы", в отношении которого оппозиционным силам не удалось "достичь консенсуса".

В тот же день заявлением на заявление ответил Гарри Каспаров. Он подтвердил, что за последние несколько месяцев в политическом совещании "Другой России" "наметились серьезные разногласия по ряду ключевых и принципиальных вопросов", носящие "глубинный, трудно преодолимый на данном этапе характер". Причем, подчеркнул в своем заявлении Каспаров, глубина разногласий между РНДС и другими участниками политического совещания наиболее отчетливо проявилась в ходе подготовки к намеченной на 7-8 июля конференции "Другой России", особенно при обсуждении ключевого вопроса конференции - процедуры избрания единого оппозиционного кандидата в президенты.

Суть разногласий между Касьяновым и остальной "Другой Россией" в заявлении Каспарова определяется следующим образом:

ОГФ настаивал и продолжает настаивать на том, что, с нашей точки зрения, это процедура должна пройти максимально гласно и демократично, чтобы в ней могло принять участие как можно большее число сторонников смены нынешнего политического курса. Для реализации этой программы мы считаем необходимым проведение региональных конференций "Другой России" в большинстве субъектов РФ. На них будут избраны делегаты осеннего съезда оппозиции, на котором будет определен единый кандидат в президенты. Главная цель этих конференций – вовлечение максимально возможного числа российских граждан в выборный процесс. В связи с этим важно пригласить для участия в конференциях активистов и тех организаций, чье федеральное руководство пока не готово перейти в жесткую оппозицию путинскому режиму. Мы также считаем, что региональные конференции должны быть наделены правом выдвижения кандидатов в президенты, чьи имена, при условии поддержки со стороны определенной части съезда, будут внесены в список для голосования. При этом мы не возражаем против того, чтобы представители политических организаций, входящих в "Другую Россию", были автоматически занесены в этот список. Мы также приветствуем появление в нем имен лидеров традиционных российских партий, которые провозглашают себя оппозиционными. Например – лидера КПРФ или "Яблока". Однако, у Михаила Касьянова и его соратников на этот счет оказалась совсем другая позиция. С их точки зрения, список кандидатов должен быть ограничен только одним представителем от каждой из четырех организаций, участников политического совещания "Другая Россия". При увеличении квоты до двух представителей от организации, РНДС настаивал на отказе от проведения региональных конференций.

То есть, говорится в заявлении ОГФ, "съезд превратился бы в некое собрание более или менее случайных граждан, которое должно было просто проштамповать неизвестно кем принятое решение о выдвижении "единого кандидата от оппозиции".

"В ходе дискуссии коллеги из РНДС практически не скрывали, что важнейшим критерием при разработке процедуры для них является предсказуемость результата", - отметил Каспаров. То есть, говоря русским языком, этим результатом должен был стать Касьянов - единый кандидат в президенты от оппозиции. "Такой подход, демонстрирующий пренебрежение к демократическим принципам и существенно ограничивающий волеизъявление сторонников "Другой России" по всей стране, нам кажется крайне опасным", - отметил Каспаров.

В свою очередь Касьянов свел свои разногласия с бывшими коллегами к двум пунктам: во-первых, цитирует лидера РНДС Радио "Свобода", необходимо, чтобы лидеры коалиции официально заявили, кто из них действительно готов выступить в роли кандидата на пост президента на выборах в 2008 году. А второе требование - после того, как новоявленный кандидат заявляет о своей готовности идти на выборы, его должна официально выдвинуть определенная политическая сила, и неважно, состоит эта сила в коалиции или нет. Что, вобщем, подтверждает слова Каспарова о "предсказуемости выбора".

"Другая Россия"-2

Во вторник Касьянов продолжил начатое и заявил о полном отказе от дальнейшего взаимодействия с "Другой Россией": "Поскольку это другая "Другая Россия", то я не вижу возможности в дальнейшем сотрудничестве". А также сообщил, что, естествено, не собирается участвовать в июльской конференции и даже пнул любимое детище Каспарова - "Марши несогласных", назвав их "неэффективными", не интересующими население и сошедшими после апреля "на нет". Словом, сжег все мосты. А говоря о будущем, сообщил, что планирует создавать некую новую оппозиционную коалицию с "Яблоком", СПС и даже КПРФ, причем последнего участника Касьянов сам назвал "маловероятным". При этом, что характерно, Касьянов продолжает говорить о "необходимости определения единого кандидата от оппозиции на пост президента России" и даже призвал "все ответственные политические силы в короткий срок определиться со своим кандидатом с тем, чтобы не позднее конца сентября мы все вместе с непосредственным участием представителей гражданского общества смогли определить единого кандидата от оппозиционных сил".

То есть, если осознать все вышесказанное, получается, что осенью у нас будут две оппозиционные коалиции - касьяновская и каспаровская, а также, наверное, хотя теперь уже ни за что нельзя поручиться, два единых кандидата в президенты от оппозиции. Хочется только спросить, на что, собственно, рассчитывают эти люди.

Вот Каспаров, например, в интервью "Свободе" рассказал, что рассчитывает на то, что "на каком-то этапе" переговоры с Касьяновым могут возобновиться, но произойдет это только в том случае, если бывший премьер "откажется от единоличных амбиций" и согласится участвовать в "равноправной конкурентной борьбе" за право считаться "реальным оппозиционным лидером". Но вся предыдущая карьера Касьянова не позволяет ожидать от него отказа от "единоличных амбиций" - не тот это человек. К тому же подобные амбиции имеются и у других столь же "реальных оппозиционных лидеров" - чем они хуже?

Так что все случившееся с "Другой Россией", к сожалению, было слишком предсказуемо и очень банально - "любовная лодка", так сказать, в очередной раз "разбилась о быт".

Татьяна Щеглова

подписатьсяОбсудить
00:06 Сегодня

Молочные берега

Кто живет в кондоминиуме Сердюкова и Васильевой: расследование «Ленты.ру»
00:05 4 июля 2016

ФСБwagen

Что стоит за скандальным автопробегом выпускников Академии ФСБ
Казни сирийские
Участники войны в Сирии соревнуются друг с другом в изощренности пыток
Триумф старости
Что общего у Brexit и выборов президента США
A man prays beside flowers laid in front of the Olympia shopping mall, where yesterday's shooting rampage started, in Munich, Germany July 23, 2016. REUTERS/Arnd Wiegmann     TPX IMAGES OF THE DAY      - RTSJCX2Рассыпающаяся реальность
Теракт в Мюнхене как признак прощания со старой Европой
Police at the scene of a security operation in the Brussels suburb of Molenbeek in Brussels, Belgium, March 18, 2016. Единое пространство недоверия
Почему европейские спецслужбы не могут вместе бороться с терроризмом
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей