Преемник

Дмитрию Медведеву поручили выполнить план Путина

Кажется, наконец-то свершилось. Четыре партии – "Единая Россия", "Справедливая Россия", Аграрная партия и "Гражданская сила" – предложили на пост президента России первого вице-премьера Дмитрия Медведева. Действующий президент Владимир Путин объявил, что "целиком и полностью поддерживает эту кандидатуру". Официально единороссы выдвинут Медведева на своем съезде 17 декабря. Остальные три партии выступят в качестве "группы поддержки".

Само выдвижение было прекрасно срежиссированным спектаклем. Лидеры четырех партий Борис Грызлов, Сергей Миронов, Михаил Барщевский и Владимир Плотников пришли на прием к президенту Владимиру Путину вместе с Дмитрием Медведевым. Грызлов сказал, что они пришли обсудить итоги думских выборов и дальнейшие политические перспективы России. И сообщил, что "Единая Россия", "Справедливая Россия", Аграрная партия и "Гражданская сила" решили выдвинуть единого кандидата в президенты. Тут Грызлов внимательно посмотрел на Дмитрия Медведева и добавил, что он и есть единый кандидат.

Потом Медведев заявил, что уже провел консультации с партиями и намерен их продолжать.

Путин ответил, что его очень радует, что четыре партии, две из которых представлены в парламенте и имеют поддержку в самых широких слоях российского общества, решили выдвинуть единого кандидата. Говоря это, он обращался главным образом к лидерам партий. А главные слова он произнес, глядя в камеру, стоящую прямо напротив него: "Что касается кандидатуры Дмитрия Анатольевича Медведева, я знаком более 17 лет очень близко с ним, и целиком и полностью поддерживаю эту кандидатуру".

Потом Грызлов, Миронов, Плотников и Барщевский вышли к журналистам, чтобы прокомментировать свою инициативу. Грызлов подчеркнул, что Медведев будет выдвинут "Единой Россией" как партией парламентского большинства. Миронов отметил, что для него самым важным было то, что Медведев – "один из ближайших соратников Владимира Владимировича Путина". Плотников выразил уверенность, что Медведев продолжит курс на развитие реального сектора экономики. Барщевский обратил особое внимание на молодость Медведева (ему 42 года) и на его демократические взгляды.

О Дмитрии Медведеве как о вероятном преемнике Владимира Путина на посту президента всерьез заговорили осенью 2005 года, когда он, еще будучи главой администрации президента, был назначен куратором совета по реализации приоритетных национальных проектов, а спустя меньше месяца – первым заместителем председателя правительства Михаила Фрадкова. Вторым претендентом на роль преемника называли министра обороны Сергея Иванова, который получил пост вице-премьера тогда же, когда в правительство пришел Медведев.

В 2006 году Медведев выглядел явным фаворитом в "гонке преемников": нацпроекты служили ему прекрасной пиар-площадкой, СМИ сообщали о нем охотнее да и по должности он был выше. Иванов же оказался замешан в скандал вокруг рядового Сычева, перессорился со многими высокопоставленными военными. И вообще в современной России пост министра обороны иначе как расстрельным не назовешь.

Но уже в 2007 году ситуация изменилась. Иванов стал лидировать и в электоральных, и в информационных рейтингах. В феврале он был уравнен с Медведевым в должности – тоже стал из "простого" вице-премьера первым. Ему было поручено курировать процесс придания российской экономике инновационного характера. В отличие от Медведева, Иванов то и дело позволял себе давать комментарии для прессы по вопросам, формально не относящимся к его компетенции.

В связи с этим поползли слухи о том, что вскоре Иванов сменит Михаила Фрадкова на посту премьера. В сентябре, когда волна спекуляций и сплетен доросла до каких-то совсем уж неприличных размеров, Путин действительно сменил главу правительства. Но новым премьером стал вовсе не Иванов, а дотоле неизвестный широкой публике Виктор Зубков. Иванов и Медведев сохранили свои посты, но в "гонке преемников" сразу же отстали от Зубкова. Новый глава правительства, во-первых, сам буквально с порога заявил, что в принципе не против поучаствовать в президентских выборах. Во-вторых, почему-то считалось, что Путин поступит так же, как в свое время Борис Ельцин: сначала назначит своего преемника премьер-министром, а потом уже обратится к россиянам с призывом поддержать его на президентских выборах.

Теперь уже наблюдатели ожидали всяких неожиданностей. В то, что преемником станет кто-то из тех, чьи кандидатуры так долго обсуждаются, уже мало кто верил. Кто-то предполагал, что Зубков станет "техническим" президентом, который поработает год-другой только для того, чтобы потом государство снова возглавил Путин. Но в итоге был разыгран другой сценарий.

1 октября Путин возглавил избирательный список "Единой России" на парламентских выборах. Всю свою предвыборную кампанию "партия власти" выстроила вокруг персоны Путина и идеи преемственности власти. Со всех сторон на президента посыпались просьбы остаться на третий срок или хотя бы сохранить влияние на российскую политику после ухода с высшего государственного поста. 2 декабря "Единая Россия" одержала на выборах сокрушительную победу, получив в пятой Думе конституционное большинство, после чего объявила, что россияне фактически избрали Путина своим национальным лидером. И вот, спустя неделю после этого самого "всенародного референдума" новоявленный национальный лидер указал на того, кого хотел бы видеть своим преемником.

Если не произойдет ничего экстраординарного, победа на президентских выборах Медведеву, конечно, уже гарантирована. Эксперты сходятся во мнении, что это будет означать ту самую преемственность курса развития России, о которой столько говорили Путин и единороссы. Грызлов назвал Медведева "самым социально ориентированным" из возможных кандидатов, а ранее представители "Единой России" неоднократно заявляли, что в пятой Думе намерены сосредоточиться на социальных вопросах. Экономические аналитики называют Медведева либералом, что, по идее, должно понравиться западным инвесторам.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов, который, скорее всего, станет главным соперником Медведева на выборах, комментируя выдвижение первого вице-премьера на пост главы государства, был на удивление осторожен в высказываниях. Он назвал случившееся "совершенно естественным и логичным с точки зрения всей политики "партии власти" последних лет", но при этом в неявной форме даже похвалил будущего противника: дескать, когда Путин поручил ему курировать в правительстве социальную сферу, Медведев мог бы ее "вытащить", но главный правительственный либерал, министр финансов Алексей Кудрин не дал на это денег.

Другой вероятный кандидат в президенты, лидер Либерально-демократической партии Владимир Жириновский, подчеркнул, что "все кандидаты в президенты – оппоненты ЛДПР", поскольку партия намерена "бороться за своего кандидата". При этом он отметил, что "Единая Россия" может все переиграть и за полчаса до съезда (который, напомним, намечен на 17 декабря) выдвинуть другую кандидатуру.

Кандидат в президенты от СПС Борис Немцов также высказался довольно обтекаемо: "Мы считаем, что навязывание кандидатуры преемника - унижение и показатель крайнего неуважения к гражданам нашей страны". Лидер СПС Никита Белых был более категоричен. Он выразил уверенность в том, что Медведев победит на выборах 2 марта в первом туре, и добавил: "Они могут и без первого тура выиграть".

Один из лидеров оппозиционной коалиции "Другая Россия" Эдуард Лимонов так отозвался о Медведеве и его выдвижении в президенты: "Известно, что в окружении Путина Медведева называют "сыном", видимо, за послушность Путину. Его фактическое назначение президентом означает продолжение чекистско-олигархического правления в России".

Кроме перечисленных политиков, соперниками Медведева на выборах могут стать лидер "Яблока" Григорий Явлинский, соратник Лимонова по "Другой России" Гарри Каспаров, лидер Российского Народно-демократического союза Михаил Касьянов, бывший советский диссидент Владимир Буковский, радикальный националист Николай Курьянович и еще несколько человек, чьи имена вообще мало кому известны. Если за оставшееся недолгое время не появится более ярких кандидатов, придется согласиться с Никитой Белых и смириться с выборами как с неизбежной формальностью, которая к тому же сопровождается раздражающим шумом.