По бутылке ударили Союзом

Чья вина, что Россия не пьет вина?

Российские чиновники всерьез взялись за здоровье нации. В стране одна за другой стартуют антиалкогольные кампании, а акцизы растут как на дрожжах. Иногда даже ошибки государственных мужей, неумело регулирующих отрасль, попадают в струю антиалкогольного пафоса. Речь, в частности, идет о новых таможенных правилах, введение которых на пару месяцев перекрыло импорт вина и виноматериалов в Россию.

Россия, как известно, тяготеет к союзам. Последним союзом, в который вступили российские власти, стал Таможенный. Общие таможенные границы, единый тариф, 400 миллиардов долларов выгоды. Короче говоря, масштабный политический проект с дальним прицелом. За большим интересом, однако, сложно порой разглядеть интересы более малочисленных групп, пускай даже это целые отрасли. Так в январе и вышло с винным бизнесом.

Речь не о том, что правительство было вынуждено чем-либо пожертвовать во благо высших интересов, а исключительно о качестве госуслуг в стране. Условия Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, вступившие в силу с января, как выяснилось, предусматривают введение нового порядка импорта вина и виноматериалов в Россию. Проблема в том, что выяснилось это слишком поздно, из-за чего вино и застряло на российской таможне.

Вино в Россию до 1 января 2010 года поставлялось без лицензии, которые на другие виды алкоголя выдает, к слову, Минпромторг. Федеральная таможенная служба (ФТС) просто давала добро на импорт, а вино продолжало свой путь по логистическим маршрутам внутри страны. Водка, для сравнения, поставлялась по другой форме: растаможить продукт можно было лишь в том случае, если импортер имел право на ее продажи в России, завизированное в министерстве.

Неизвестно, как долго вызревало данное решение в глубине правительственных кабинетов, но лишь 25 декабря 2009 года замглавы ФТС Сергей Шохин разослал подчиненным ведомству службам письмо, предписав им требовать с импортеров лицензию на импорт не только крепких алкогольных напитков, но и винной продукции. На большинство таможен письмо Шохина поступило лишь к 30 числу. Узнали компании-импортеры о новой практике тогда же.

Новогодние праздники в винных компаниях встречали, как не сложно догадаться, с не особенно праздничным настроением. Зато чиновники Минпромторга спокойно отдохнули до 11 января, а заявки от импортеров начали принимать лишь в начале прошлой недели. Однако 15 января неожиданно выяснилось, что изменился формуляр заявки, поэтому импортеров вина попросили переписать заявления.

Учитывая, что существующий порядок предусматривает не менее двух недель на рассмотрение заявки на лицензию, первые партии вина и винопродуктов смогут быть ввезены в страну не ранее начала февраля. Пострадали, к слову, и российские производители алкогольной продукции. Более двух третей материалов для отечественных вин и все 100 процентов сырья для производства шампанского в Россию поставляется из-за рубежа.

По данным газеты "Ведомости", таможенная служба уже разрешила компаниям, не успевшим получить лицензию Минпромторга на ввоз вина, импортировать алкоголь. Впрочем, всем импортерам все равно придется подавать заявки на лицензии в министерство, то есть до прилавков ввезенное в Россию вино добраться не сможет, а так и будет валяться на складах до получения импортером заветной бумажки.

Не исключено, что получить последнюю будет действительно тяжело. В Минпромторге, к примеру, утверждают, что начали принимать заявки 11 января и к 19 января уже выдали 50 лицензий, затруднившись, впрочем, назвать счастливых обладателей. Но импортеры вина указывают, что всего рынку необходимо несколько десятков тысяч лицензий, а только одному крупному импортеру – около 300.

Чиновники по-прежнему утверждают, что все с импортом вина в порядке, а компании-импортеры грозят дефицитом вина и считают убытки. По оценке Союза участников алкогольного рынка, импортеры вина из-за законодательных новаций могут недосчитаться 300 миллионов долларов прибыли.

В результате бизнесмены, не придумав ничего лучше, пошли бить челом к премьеру Владимиру Путину, попросив того отложить вступление новой схемы импорта вина до лета 2010 года. Пока Белый дом молчит.

Виноделы давно уже пытаются лоббировать свои интересы в правительстве и Думе, но получается пока плохо. А вот самое сильное лобби сейчас у производителей крепкого алкоголя, выпускающих акцизоемкие спирт и водку. Тем не менее, от ошибок чиновников не застрахован никто.

Власти то ополчатся на грузинское вино и молдавское вино, которое стало жертвой разлада Москвы и Тбилиси, то введут в законодательство норму, которую потом сами же отменяют. Достаточно вспомнить кризис отрасли 2006 года, когда в России неудачно стартовала Единая автоматизированная государственная информационная система контроля алкогольного рынка (ЕГАИС). О том, чем чреват ее запуск, тогда не говорил только ленивый, но правительство настояло на своем, надеясь победить нелегальный алкоголь. Три года спустя президент России Дмитрий Медведев признал запуск ЕГАИС провалом.

В начале 2009 года правительство России, как известно, утвердило концепцию борьбы с алкоголизмом в России. Среди мер, призванных сократить вдвое потребление россиянами алкоголя к 2020 году (до нормы, принятой Всемирной организацией здравоохранения), называются не только регулирование цен, борьба с контрафактом и ограничение рекламы спиртного, но и развитие виноделия в России.

Вот такая вот законодательная каша. Ведь таможня и Таможенный союз, по сути, приравняли вино в России к крепкому алкоголю, который, по статистике, больше всего и пьют россияне. И за счет снижения доли которого на рынке в России хотят победить алкоголизм. Нелогично как-то вышло.

Экономика00:0414 ноября

Нерусская рулетка

Америка расшатала нефтяной рынок. Чем ответит Россия?