"В Ливии мне места не будет"

Сейф аль-Ислам Каддафи — о себе и о стране в интервью американцам

Сейф аль-Ислам. Фото (c)AFP

Сын полковника Муаммара Каддафи - Сейф аль-Ислам - дал обширное интервью газете The Washington Post, в котором рассказал об отношении режима к Западу и его операции, повстанцам и их борьбе, а также о былых соратниках, с которыми его пути разошлись. "Лента.Ру" предлагает перевод этого материала на русский язык.

О международном заговоре по дестабилизации Ливии

Вы знаете, что именно произошло? Мы, возможно, впервые скажем это. В то воскресенье - 17 февраля - произошло знаете что? Ливийцам сообщили, что Муаммар Каддафи вылетел в Венесуэлу. Это была срочная новость на "Аль-Джазире". "Каддафи покинул страну", а следующей была такая новость: "Сейфа убил его брат". Ну вы знаете эту историю. Две знаменитые срочные новости. Мой отец покинул страну, а меня убили. Так вот: это был большой заговор. Мы их уже поймали. Они завербовали несколько человек тут в Ливийской почтовой и телекоммуникационной компании. Они создали фальшивый траффик, типа по миллиону каналов. Все это - полная деза. Вся сеть обрушилась. Вы же слышали об отключениях? Вы знаете, даже мои друзья выехали из страны в этот момент. И знаете почему? Они сказали: "Ливийское телевидение настолько тупое, что транслировало музыкальные программы". "Аль-Джазира" в этот момент крутила срочные новости: "Министр иностранных дел Великобритании сообщил, что Каддафи покинул страну, а его сын - Сейф аль-Ислам - убит". Сеть "упала", телефонная сеть не выдержала нагрузки, все перестало работать. Вот почему люди, полицейские, солдаты разбежались. Все устремились по домам. Тут-то и появились люди, которые напали на военные склады, воинские части, разворовали боеприпасы и оружие и начали вооруженный мятеж. Все это было спланировано. Но сейчас люди просыпаются.

Мы не собираемся убивать людей. Мы хотим строить нашу страну, жить в мире. Нам нужны закон и порядок. Никто не заинтересован в хаосе в Ливии. Однако некоторые арабские страны - вроде Катара - играют эту роль.

О том, почему СБ ООН был не прав

Даже если у резолюции ООН и была основа - то какая? Она базировалась на том, что ливийские ВВС бомбят Триполи - (районы) Таджуру и Фашлум. Они упомянули два этих района. Покажите мне хоть один след, одно свидетельство того, что мы бомбили Таджуру. Ноль. Мы отвозили туда дипломатов и журналистов, они там были. И вот на нас наложили эмбарго, нас бомбят - вы бомбите нас, вы нас убиваете каждый день, на нас наложили санкции ООН. Но на чем все это основывается? На слухах. По этим слухам, ВВС Ливии бомбят два района Триполи, убивая тысячи людей. Вы просто съездите туда и спросите любого. Вот и выходит, что все основывалось на слухах. Это ровно та же история, что с оружием массового поражения. ОМП, ОМП, ОМП - вы нападаете на Ирак. Теперь - мирные жители, мирные жители, мирные жители - вы нападаете на Ливию. Это то же самое, повторение истории.

О роликах на Youtube, где демонстрантов в Триполи убивали из автоматов

Они показывали это видео - очень известный ролик. Это случилось год назад в Рас Лануфе. Дело было летом, люди на записи - в футболках. А тут-то речь о зиме! Эта видеозапись была снята год назад в Рас-Лануфе. Там два племени разругались насчет нового проекта по возведению жилья и начали стрелять друг в друга.

Но они-то говорили, что ливийская авиация бомбила демонстрантов и Триполи, полностью уничтожив два района. Якобы два района были стерты с лица земли ливийской авиацией, а мы ввезли в страну тысячи наемников.

Но ошибки были? В людей стреляли?

Один, два, три, десять, двадцать, тридцать, может быть. Точно никто не знает. Возможно, по случайности. Но во-первых, намерения убивать не было. Во-вторых, люди говорят о сотнях и тысячах. Разница между двумя-тремя и двумя-тремя тысячами велика.

О сообщениях о массовых арестах среди активистов оппозиции

Это было, поскольку ситуация в Ливии стала напоминать цунами. Знаете, мы потеряли огромное количество оружия и боеприпасов. Это было очень серьезно. Ну, вы понимаете - так много оружия повсюду. Но сейчас полиция начала их освобождать - одного за другим. Да-да-да, сейчас об этом все говорят. Полиция их отпускает, причем я слежу за процессом. Ну смотрите: это же мои сограждане. Мы живем в одной стране. Никакой радости унижать, убивать или пытать их нам не доставляет. Мы освобождаем даже тех, кто сражался против нас.

Можете сходить в какую-нибудь тюрьму и встретиться с ними. С ними хорошо обращаются, никто не пытает. Питание нормальное, душ, одежда - все, что нужно. Никаких нарушений прав человека. Мы сейчас активно работаем над организацией их освобождения. Даже преступников. Мы приводим к ним психиатров, имамов, чтобы вернуть их. Скоро вы очень удивитесь, когда сотни из них присоединятся к нам в нашей борьбе.

Об осаде Мисураты и данных об обстрелах гражданского населения

Вы знаете, что произошло в Мисурате? Это ровно то же, что происходило в ливанском Триполи - в (лагере беженцев) Нахр аль-Барид. Ливанская армия атаковала три или четыре района города, чтобы выбить оттуда Джунуд аш-Шам - "Солдат Ислама" (так в английском тексте; "джунуд аш-Шам в буквальном переводе с арабского - "солдаты Сирии и Ливана" - прим. "Ленты.Ру"). Вы знаете, это такая террористическая группировка, действующая в Ливане. Ливанская армия уничтожила полгорода, но не убивала мирных жителей. Она боролась против террористов, поскольку те прятались в зданиях. Американцы, Запад, они снабжали ливанскую армию. Уничтожение террористов в ливанском Триполи было легитимной миссией. Вы помните? А я помню, как они самолетами отправили туда бронетранспортеры и боеприпасы. То же самое было в Грозном, в Чечне. Когда российская армия боролась с террористами, те тоже прятались в зданиях. То же самое было в Фаллудже. Вы слышали о Фаллудже? Один в один. Вы не сражаетесь с ни в чем не повинными людьми, с гражданскими, поскольку это выходит за сферу чьих-либо интересов. Но террористы же там, там они сидят.

Вооружения, боеприпасы и террористы поступают в Мисурату по морю ежедневно. Министр иностранных дел Франции сказал, что они должны разрешить отправку туда военных грузов. Мы, говорит, не должны их останавливать. Такой вот глава МИДа. Он сказал, что НАТО несколько раз останавливало поставки, но это было неверным решением. Он подчеркнул, что политику пора менять, эти суда должны доставлять свой груз беспрепятственно. Но извините! Вы хотите, чтобы правительство Ливии сидело и ждало, пока террористы день ото дня становятся сильнее? Знаете, армия месяц вела с этими людьми диалог. Целый месяц их пытались уговорить сложить оружие и отправиться по домам. Но никакого результата переговоры не принесли. Они использовали время, чтобы укрепить свои позиции. Вы хотите, чтобы мы снова повторили эту ошибку? Конечно, нет. И кстати, эти преступники похищают, убивают, казнят людей. У них там работают свои суды, своя армия и полиция. Ни одно правительство на свете не позволило бы такого.

Вы можете пойти поговорить с людьми из Красного Креста. Они пытались поехать и проверить, оценить ситуацию. Знаете, что произошло? По ним начали стрелять. Извините, вы же по Красному Кресту стреляете.

Сегодня они стреляют по сотрудникам Красного Креста, поскольку крест - это знак крестоносцев или типа того. Выходит, что вы - неверные и вас следует убить. Ну ладно, они не мусульмане. Но они же приехали, чтобы помочь вам. Не убивайте их!

У них есть минометы, противотанковые ракеты, зенитные орудия, они используют ливийские боеприпасы - боеприпасы ливийской армии. Но они стреляют из домов, магазинов, отовсюду. Но я никогда не соглашусь с тем, что ливийская армия убивает гражданских. Этого никогда не было и не будет. Это точно. С террористами - другая история. С ними уже достаточно было разговоров. Запад хочет, чтобы мы отошли в сторону и преподнесли всю страну террористам на золотом блюде. На это никто не пойдет. Люди не за моего отца сражаются, а за Ливию - за свою страну.

О повстанцах

Мы всем говорили и говорим, что это "Аль-Каеда", что это террористы. Нам отвечают: "Нет, нет, нет. Вы все врете". Вы слышали о недавнем заявлении "Аль-Каеды"? Это их слова, не мои. "Мы - 'Аль-Каеда' в Ливии, мы воюем и у нас есть свои эмираты". В аль-Завии, в Налуте, мы видели, что за них воюют алжирцы, египтяне, пакистанцы... Поэтому часть мятежников - террористы и исламисты, а часть - просто бандиты, как в Бенгази. Тут своеобразная ирония. Взять вот Бенгази. Девяносто процентов страны в полном порядке, и лишь там остались проблемы. Все беды оттуда.

Там "Аль-Каеда" и исламисты, бандиты и сбежавшие заключенные, а также один амбициозный экс-генерал с двумя сотнями солдат. Три эти группы воюют одна против другой. Вот и новая ситуация. Это пробуждение. Как в Ираке.

В Ливии у нас сейчас то же самое. Они дерутся между собой - террористы, "Аль-Каеда" и бандиты. Вы слышали новости, что вчера было нападение на отель в Бенгази? Sky News и BBC News это показывали. Вчера в центре Бенгази было два громких взрыва и масштабная перестрелка. В городе появляются новые вооруженные отряды - люди организовываются для самозащиты, чтобы противостоять гангстерам и террористам. И в то же самое время НАТО поддерживает последних. Это глупо. Как можно быть на стороне 600 боевиков, пренебрегая при этом шестью миллионами людей? Если вы хотите поддержать ливийский народ, надо встать на сторону шести миллионов. И кстати: хотя вы поддерживаете бандитов, у них нет будущего. Очень скоро они будут уничтожены, разбиты и исчезнут, поэтому никакой перспективы у них нет. Запад выбрал неправильную сторону в этом конфликте.

Поверьте мне, Бенгази вскоре будет освобожден самими жителями этого города. Его освободят "пробуждающиеся группы", точно так, как это было в Ираке. Люди просыпаются, мы сейчас знаем об этом. Они создают сильные отряды, которые будут сражаться изнутри.

О бывших друзьях и коллегах, примкнувших к восстанию

Они были моими друзьями, мы вместе пили, ели, проводили время и путешествовали. Они были "своими в доску". Откровенно говоря, должен сказать, что для меня это главная проблема на сегодняшний день. Мне с фронта пишут: "После победы, тебе, Сейф, места в Ливии не найдется. Все это началось из-за тебя. Все эти предатели и преступники были твоими друзьями, ты их сюда притащил и ты помогал им в продвижении по службе. Поэтому ни тебе, ни твоим друзьям места в Ливии не будет".

Я действительно привез их в Триполи, помогал им и поддерживал их. Но потом Сейф для них стал отработанным материалом. Они сбежали, как крысы со старого корабля в поисках нового. Я еще один секрет вам расскажу. Вы знаете, что некоторые из предателей просятся назад? Несколько послов, например, так поступили.

Послушайте, порой человек слаб. Эти люди месяц назад были министрами и руководителями службы безопасности. Сейчас они сидят за одним столом с Хиллари Клинтон, с британцами, французами, со всем миром. А катарцы возят их повсюду на частных самолетах. Получается так: "Вчера я был министром, сегодня могу стать президентом". Запад только продлевает кризис, поддерживая в них ложную надежду на дальнейший карьерный рост. Мы прекрасно знаем этих людей: лишь месяц назад они были нашими, я сам извлек их из небытия.

О Махмуде Джибриле - нынешнем представителе повстанцев за границей, которого ранее Сейф аль-Ислам привез в Ливию из США для помощи в управлении экономикой

Он был моим лучшим другом - лучшим другом! Но он полностью изменился. Я не знаю, что произошло. Мы вместе работали, вели беседы, мало кто был мне ближе, чем он... Но, как говорится, shit happens...

Когда он жил в Триполи, мы были друзьями. Сейчас он заседает с Хиллари Клинтон, с Уильямом Хэйгом, с Николя Саркози в Елисейском дворце. Извините, Сейф стал слишком ничтожным для него.

Ну понятно, чего уж там. Представьте себе, что со всего мира вам идут приглашения, американцы и французы катают вас на частных самолетах, приговаривая, что вы - "президент Ливии, который получит нефть и деньги". Все же ясно: в конце-концов, там все - люди. Они эгоистичны, у каждого есть свой интерес и каждый гребет под себя. Им нужна слава, они мечтают о богатстве и власти: "Отлично, месяц назад я был министром, а сейчас стану президентом, буду рулить страной". Ливия - богатая держава. Любой был бы не против стать у ее руля, прибрав к рукам нефть, газ и деньги. И я такое отношение понимаю. Не уважаю, но понимаю.

О том, есть ли среди повстанцев люди, которые сражаются лишь за демократию и свободу

Да, конечно, есть. Я их очень хорошо знаю. Но где они сейчас? Ха-ха. Где они? Я скажу. Эти люди, возможно, затеяли все это, но сейчас они пропали. Им не дают высказаться, вооруженные бандиты отобрали у них право голоса.

О диалоге

Вы можете начать диалог с "Аль-Каедой"? Вы можете дискутировать с людьми, стреляющими в сотрудников Красного Креста? Я уверен, вы видели ролик из Мисураты, где люди сжигают сердце. Они вырезали сердце. В XXI веке они убили человека, вырезали его сердце и сожгли его у всех на виду. Вам хочется поговорить с этими людьми? А вы слышали истории, как они вешают людей в Бенгази? С ними вы желаете вести диалог? Они вешают людей на востоке Ливии, вешают людей на мостах, снимая происходящее на видео.

О демократии

Еще одна забава. Люди там, на Западе, говорят о демократии, о конституции. Даже если людям это уже безразлично. Подойдите к любому ливийцу и спросите, хочет ли он демократии. "Нет, мы хотим мира, безопасности, еды, напитков. Нам школы нужны". Свобода прессы больше не является приоритетом. Мы на войне.

Если вы хотите нам добра, помогите правительству Ливии восстановить мир и безопасность, а потом уже мы поговорим о реформах, восстановлении национального единства и о конституции. Но сейчас страна воюет, все бьются со всеми, а вы говорите о демократии? Это же полная ерунда.

Я знаю Ливию. Последние 10 лет я говорил о конституции, свободе и демократии. В Ливии надо мной все смеялись. Они говорили: "Чего? Нам нужны хорошие дома, деньги, больницы, машины и отели. Демократию оставь себе". Все последнее десятилетие я слышал одно и то же. Послушайте, тут, в Ливии, только элита говорит о чем-то таком. Последние годы на меня все злились, когда я пытался завести такой разговор. Но, несмотря на это, я все равно считаю конституцию нужной. Махмуд Джибриль и все эти ребята работали в комитете, который подготовил проект новой ливийской конституции. Это те, кто сейчас против нас. В прошлом году я ввел их в состав комитета, это наш проект. Ливийский народ должен спокойно взвесить все "за" и "против" этого документа и, если понравится, принять его. Это была моя идея, эти люди работали на меня. Местное самоуправление, поскольку мы хотим федеративное устройство, сильные региональные власти, новый закон о прессе и гражданском обществе. Так-то. Мы бы могли построить тут Швейцарию, но сейчас никто об этом уже не говорит. Всем нужны только мир, безопасность, закон и порядок. Все.

О своем жестком выступлении в начале протестов

Я им сказал: "Ливийцы, оглянитесь! Против нашей страны плетется заговор, мы можем получить гражданскую войну, разрушение страны, уничтожение наших богатств и иностранную интервенцию". Все четыре пункта стали реальностью. Все произошло именно так. 40-50 дней прошло, два месяца - и мы получили все то, о чем я предупреждал. Иногда надо быть очень серьезным с людьми. Тут как раз такой случай.

О том, почему люди сражаются

Как-то раз вице-президент США Джо Байден сказал, что гордится своим сыном, который воюет в Ираке. Он произнес: "Я горд своим сыном, который сражается за Америку и защищает свою страну". Байден, вице-президент, ты гордишься сыном, который воюет против другого народа в тысячах километров от США. Так чем мы, ливийцы, сражающиеся на своей земле, за свою страну, хуже?

Есть время для войны, есть время для мира. На земле у нас террористы, в небе - НАТО. Конечно, мы поднимемся и будем сражаться за свою родину. Это наша страна. Мы хотим мира, свободы, нам нужна конституция, демократия. Но я не буду рад видеть, как мои сограждане ежедневно гибнут от рук террористов и натовских бомб.

Мы - ливийцы. Если мы сражаемся, то вместе. Если прекращаем, то тоже вместе. Мы - едины, мы - как одна семья.

О национальном примирении

В Ливии никто не мечтает о мести. Этого вопроса нет в нашей повестке дня. Нас заботит другое - национальное примирение. Все наши мысли и мечты об этом. Мы хотим мира и безопасности, мы хотим строить нашу страну, мечтаем о лучшем будущем и надеемся двигаться вперед. Никто не думает о мести.

О том, что произойдет, если его отец уйдет из власти

Сомали. Часть вторая. Все это знают.

О дальнейшем развитии событий

Главная проблема - это террористы и боевики. Как только мы от них избавимся, все будет решено в течение часа и по всей стране.

Одна европейская страна - очень важная - выступила с предложением, с инициативой. К тому же сейчас у нас есть африканская инициатива. Все они об одном. Из городов выводятся войска и вооруженные формирования, их место займет полиция. Армия должна лишь контролировать границы, после чего мы проведем выборы. Вы - американцы - поможете нам в этом. Вы нам поможете вывести армию и боевиков за пределы городов, мы вернем туда полицию, проведем выборы и посмотрим, что получится. Это мы принимаем. Привезите наблюдателей из Европы, Америки, откуда-нибудь еще. Сделайте это.

О том, каково из союзника превратиться в изгоя

После истории с WikiLeaks Хиллари Клинтон пыталась связаться с моим отцом и позвонила бывшему министру иностранных дел. Тогда она сказала: "Мы очень сожалеем о произошедшем". Это было два месяца назад. По ее словам, американцев Ливия полностью устраивает, они были счастливы сотрудничать с такой "важной и дружественной страной" и надеялись на дальнейшее укрепление двусторонних связей. Это было два месяца назад. Сейчас она говорит: "Каддафи должен уйти".

Выходит, что если ты силен, то все с тобой любезны. Если нет - пока-пока!

Об ответе на письмо Обамы, Саркози и Кэмерона

Честно говоря, Обама отличается от француза и от британца. Для нас сначала было большим шоком, когда американцы напали на Ливию. Никто на Ближнем Востоке, особенно в Ливии, не думал, что президент Обама решится атаковать Ливию или другую арабскую страну. Он же пришел к власти после Ирака и Афганистана, его зовут Барак Хусейн, он африканского происхождения, его рассматривали как поборника мира. И вот - ни с того ни сего - он выпускает сотни "Томагавков" по Ливии. Это был большой шок для всех, даже для моего отца. Кроме того, вы напали на нас точно так же, как Джордж Буш на Ирак - основываясь на непроверенной и лживой информации, на слухах. Более того, все понимают, что Франция и Великобритания шантажировали вас: вам пришлось поддержать их в Ливии, так как они поддерживают вас в Афганистане. Мы все это слышали. Вот поэтому для всех это стало большим шоком. Но сейчас люди рады тому, что американцы устранились от текущего кризиса и сейчас занимают нейтральную позицию, не играя в грязные игры, как остальные. Но мы хотим, чтобы США направили в Ливию комиссию для выяснения обстоятельств всего того, что тут происходит. Мы хотим, чтобы к нам прибыла делегация правозащитников из Human Rights Watch - они должны увидеть, что происходит на самом деле.

Мы не боимся Международного уголовного суда. Мы твердо уверены, что не совершали каких-либо преступлений против своего народа. Террористы набирали детей в возрасте от 10 до 12 лет, чтобы они воевали на их стороне, они убивали заложников, пленных, вешали, пытали людей и все такое. К счастью, у нас есть видеозаписи всего этого, сделанные ими же самими. Мы же сражаемся за правое дело, за свой народ. Мы - единый ливийский народ, вам, американцам, следует поддержать нас и помочь нам.

Ливийская история очень простая, разрешить ее можно без особого труда. Но если вы приходите и говорите, что Каддафи должен уйти, вы очень осложняете ситуацию. Вам придется выбирать - вы Ливии хотите помочь или Каддафи свергнуть. Если второе - то будьте любезны. Но не говорите тогда, что ваша задача - помочь ливийскому народу. Пожалуйста, не надо. Но все равно отношение к американцам тут гораздо лучше, чем к европейцам.

О своем отце

Сейчас в Ливии главный человек - это премьер-министр. Спросите любого ливийца. Мой отец не занимается контрактами, законами, компаниями, бизнесом. Это все прерогатива исполнительной власти - премьерская работа. Сейчас глава правительства руководит всем. В новой конституции эта должность, как и должность президента, будет выборной. Так вот, мой отец - это вроде символа страны, он символичен. Но люди, которые будут управлять страной, будут избираться. Так записано в проекте конституции. Мы работали над этим документом последние четыре года. И президент будет, и премьер, и парламент. Об этом надо вести речь, а не о моем отце. Но если они пришли за ним, то мы все будем сражаться за него. Западный же подход - неправильный.

подписатьсяОбсудить
Ваши мечты не сбудутся
Почему «Газпром» заставляет ветеранов и многодетных родителей сносить свои дома
Беслан Мудранов и Владимир ПутинЛига чемпионов
Сколько бывшие олимпийцы зарабатывают в политике
«Если в тюрьму не попал — уже хорошо»
Профессор ВШЭ Исак Фрумин о школьной сегрегации и высшем образовании для всех
День ВМФ России в СевастополеСкажи мне, чей Крым
Каковы перспективы иска Украины по поводу воды вокруг Крыма
Филип КрейвенПятое колесо
Почему российские спортсмены остались без Паралимпиады
Холодный фронт
Главные интриги стартующего чемпионата Континентальной хоккейной лиги
Вечный карнавал
Лучшие мгновения церемонии закрытия Олимпиады в Рио
Под звуки ливня
Церемония закрытия прошла, как и все Игры, — противоречиво и с пустыми трибунами
Осетинский блицкриг
Борец-вольник Сослан Рамонов выиграл для России последнее золото Олимпиады в Рио
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
«Бесплатные вегетарианские хот-доги»«Убить всех веганов»
За что мясоеды не любят поклонников растительной диеты
Дикий, дикий райцентр
Фотоистория о жизни ковбоя из города Шуи
Весам назло
В мире набирает популярность йога для полных
Право на красоту
Сеть покоряют бьюти-блогеры с необычной внешностью
Острые крылышки
Как у автомобилей появились крылья и что такое диффузор — история аэродинамики
Миллионы на покупки
10 самых дорогих автомобилей аукционов прошедшего уикенда
Народный сбор
Длительный тест Mitsubishi L200: часть первая
Нашли чем кичиться
Экстравагантные тюнинг-проекты, от которых хочется зажмуриться
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба