Новости партнеров

Все оттенки черного

Россия бросила Африку. Теперь там хозяйничает Китай — вернуться не выйдет

Фото: Finbarr O'Reilly / Reuters

Россия возвращается на Черный континент после более чем 20-летнего отсутствия: старается возобновить и упрочить политические и экономические связи, которые были фактически утрачены после распада Советского Союза. За это время ситуация изменилась: лучшим другом многих африканских стран оказался Китай. Пекин развернул бурную деятельность на континенте, запустил сотни успешных проектов и переманил на свою сторону местные элиты. Есть ли России место в Африке при новых условиях, выясняла корреспондент «Ленты.ру».

Теплая погода, яркое солнце, свежий ветер с океана. На улицах Луанды — столицы Анголы — школьники в белоснежных накрахмаленных халатах, женщины с тазами на головах, набитыми овощами, фруктами и всякой всячиной, чистильщики обуви в маленьких синих будках. В бывшей колонии Португалии повсюду слышна журчащая португальская речь, некоторые дома украшены знаменитым азулежу — таким же, как в Порту и Лиссабоне.

Здесь сложно поверить, что посещать эту страну фактически отговаривало российское посольство в Анголе: на сайте дипмиссии сообщалось, что ситуация в стране нестабильна, по улицам шныряют попрошайки и хулиганы. «Поездки по сельской местности осуществлять только в дневные часы, поскольку отдельные участки проселочных дорог до настоящего времени не разминированы (…) Со времен гражданской войны на руках у населения находится большое количество огнестрельного и холодного оружия (…) В стране высокий уровень уличной преступности», — констатируют дипломаты.

Ангола стала первой страной в масштабном турне министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Кроме нее он посетил Намибию, Мозамбик, Зимбабве и Эфиопию. С последнего визита министра иностранных дел в Африку в 2014 году случилось много важных событий. В Зимбабве свергли «черного властелина» Роберта Мугабе, бессменно руководившего страной на протяжении 30 лет. В Анголе покинул свой пост Жозе Эдуарду душ Сантуш, тоже управлявший государством не одно десятилетие. Неспокойная ситуация в Эфиопии — там с середины февраля действует режим ЧП: премьер-министр страны на фоне массовых антиправительственных акций протеста подал в отставку.

Самой бедной страной из этого списка стал Мозамбик: свыше половины населения проживают за чертой бедности, лишь у трети есть доступ к электричеству и воде, всего шесть процентов используют канализацию, около половины взрослого населения неграмотно. Как рассказал «Ленте.ру» источник в дипломатических кругах, обычно мозамбикцы оканчивают три класса школы, а потом в лучшем случае отправляются работать грузчиками и торговцами, в худшем — начинают попрошайничать.

Самая богатая страна — Намибия. Здесь чувствуешь, что находишься в бывшей немецкой колонии: множество туристов из Германии, магазины, которыми владеют граждане ФРГ, во всем непривычные для африканцев четкость и порядок. Немецкая и африканская культуры мирно соседствуют: переплетение традиций ощущается и в местной кухне, в которой нашлось место для знаменитых немецких колбасок и пива.

Галопом по африканскому континенту

Лавров приехал в Африку налаживать и развивать торгово-экономические связи — в последние несколько лет они практически стагнируют. У министра довольно большой список крупнейших российских компаний, потенциально заинтересованных в инвестициях в Африку: «КАМАЗ», «Роснефть», «Зарубежнефть», «Газпром нефть», «Росатом», «Гражданские самолеты Сухого». При этом меморандум о взаимодействии в сфере сельского хозяйства и создании особой экономической зоны удалось подписать лишь в Зимбабве, остальные переговоры завершались декларациями о намерениях, провозглашенными в устной форме и не обещающими никаких последствий.

В целом переговоры и пресс-конференции проходили по схожему сценарию: Сергей Лавров заявлял, что Москва очень гордится тем, что помогла африканским странам в освободительной борьбе, и призывал подтянуть экономические отношения до уровня политических. Африканские собеседники в долгу не оставались: благодарили за помощь, подчеркивали, что позиция стран по большинству вопросов совпадает, отмечая, что они надеются на помощь России в увеличении числа постоянных членов Совбеза ООН за счет африканских стран. Важных документов, опять же, не подписывалось.

С одной стороны, Россия заинтересована в поддержке своих инициатив со стороны государств Черного континента на международных площадках, с другой — пока рано говорить о какой-либо реформе. Основная сложность состоит в том, чтобы решить, какая из 53 африканских стран заслуживает получить право вето в Совбезе и как к этому отнесутся остальные 52 государства.

Ушли, чтобы вернуться

До начала 90-х Москву и африканские страны связывала крепкая дружба. Во время борьбы за независимость от Великобритании, Франции и Португалии Советский Союз активно поддерживал местных партизан. Однако с конца 80-х африканское направление перестало быть приоритетным для российской внешней политики.

Москва постепенно сворачивала помощь странам Черного континента, а в 1991 году окончательно ушла из Африки. Одни страны отнеслись к этому с пониманием, другие — например, Мозамбик — расценили произошедшее как предательство. Чтобы загладить вину, России пришлось списать значительную часть долгов этим странам. Например, «преданному» Мозамбику недавно простили 40 миллионов долларов, и власти пообещали на российские деньги накормить местных школьников.

Африка считается гигантской сокровищницей — здесь невероятное количество полезных ископаемых. В Зимбабве, например, есть золото, алмазы, платина — и многие месторождения не разработаны. Неудивительно, что Россия хочет активно участвовать в разработке этих запасов и даже готова кормить африканских школьников.

Однако получить доступ к африканским недрам не так просто. Пока Россия не занималась Африкой, ею занимался Китай: он успел занять разные ниши в африканском бизнесе и осуществить десятки успешных проектов, в том числе построить трубопроводы и аэропорты. И на достигнутом останавливаться не собирается.

Заманчивой кажется Африка и другим международным игрокам: с нею активно сотрудничают Евросоюз, США, Индия, свою заинтересованность выказывали Турция, Бразилия, Южная Корея и страны Персидского залива.

Обострение конкуренции видно невооруженным глазом: представители разных государств зачастили в Африку с визитами. Так, одновременно с Лавровым в турне по африканским странам отправился госсекретарь США Рекс Тиллерсон — посетил Чад, Джибути, Кению, Нигерию и Эфиопию, а по пути домой был уволен. За пару недель до этого президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган навещал Алжир, Сенегал, Мали и Мавританию. До его приезда с официальным визитом в Африку приезжал министр иностранных дел Китая Ван И.

Россия готова экспортировать в Африку услуги и технологии, поставлять зерно, удобрения, вооружение, технику, продукты машиностроения. Однако рассчитывать на какие-либо преференции со стороны африканцев Москве все же не стоит: на Черном континенте ко всему относятся прагматично, и бороться за место под африканским солнцем России придется на равных.

Но определенные подвижки все-таки есть, Москве удается найти свои ниши в африканском бизнесе, не ссорясь при этом с Пекином. В 2014 году Россия и Зимбабве договорились совместно разрабатывать второе по величине в Африке и третье в мире платиновое месторождение «Дарвендейл». Одни только запасы платины в «Дарвендейле» составляют около 19 тысяч тонн, а общие ресурсы, с учетом золота, никеля и меди, достигают 755 тысяч тонн. Если проект заработает, Россия может стать лидером на мировом платиновом рынке.

Теплый прием

Российскую делегацию тепло встречали не только политики, но и простые люди. Мы встречали местных жителей, неплохо понимавших и говоривших по-русски. В этом нет ничего удивительного: многие африканцы учились и продолжают учиться в российских вузах. Некоторые признавались в теплых чувствах к России, Ленину и Путину.

Впрочем, поколения, которые помнят о значительной финансовой, материальной и военной помощи, которую оказывал странам Советский Союз в борьбе за независимость в прошлом веке, постепенно уходят, а молодежь не считает себя обязанной сотрудничать с Москвой в благодарность за былую помощь.

Африканцы избалованы вниманием Китая, который уже давно вливает немалые средства в регион. Граждане КНР прокладывают дороги, разрабатывают месторождения, создают совместные предприятия и легко дают африканцам многомиллиардные займы. Аэропорты, министерства, президентские дворцы, небоскребы — все это в Африке построено китайцами.

Прыткие китайцы

«Они приезжают с чемоданами денег, не пытаясь вмешиваться во внутреннюю политику африканских стран», — рассказал «Ленте.ру» источник в российской делегации. Пекин, в отличие от западных стран, не критикует местных правителей за нарушение прав граждан.

Китайцы смогли крепко-накрепко привязать к себе африканскую элиту. На африканском континенте проживают около двух миллионов мигрантов из КНР. Китайские капитал и дипломатия активно действуют даже в тех африканских регионах, которые принято считать непривлекательными для инвесторов. Более чем в 20 африканских странах были открыты Институты Конфуция, считающиеся ключевыми проводниками китайской «мягкой силы». Тысячи студентов получили от правительства КНР стипендии и теперь учатся в крупных китайских городах, так что в ближайшее время они смогут общаться с партнерами по бизнесу на родном для них языке.

Африканцы боятся брать на себя какие-либо инвестиционные обязательства, опасаясь продешевить. Российские компании при этом тоже проявляют предельную осторожность, так как опасаются трудностей при взаимодействии с непредсказуемыми правящими элитами. При этом бизнесмены из Москвы хотят сразу быстрых результатов, а в Африке добиться этого непросто.

Да, на удивление хороший русский язык пока еще звучит на Черном континенте, африканцы знают Путина, помнят Ленина, советскую помощь и флаг с серпом и молотом. Жители Эфиопии гордятся общим с Россией Пушкиным и в разговоре с журналистами стараются напомнить о «великом соотечественнике». Но законы экономики неумолимы: скорее всего, в будущем африканцы заговорят на китайском, на стенах местных лавок появятся иероглифы, а о былых отношениях с «советскими братьями» предпочтут забыть, если Россия не превратит локальные проекты — как, например, добычу платины — в полноценное сотрудничество. Для которого, разумеется, потребуются значительные инвестиции.