Новости партнеров

Черный полковник

Он ловил бандитов и маньяков после войны. С него писали и Жеглова, и Шарапова

Кадр: телесериал «Место встречи изменить нельзя»

Глеб Жеглов и Владимир Шарапов из сериала «Место встречи изменить нельзя» — пожалуй, самый известный милицейский дуэт советского кино. Между тем у двух бесстрашных борцов с преступниками был один реальный прототип — старший оперуполномоченный Московского уголовного розыска Владимир Арапов. Ему выпала нелегкая доля бороться с разгулом бандитизма в послевоенной Москве. За свою долгую службу милиционер успел разгромить банду, ставшую прообразом знаменитой «Черной кошки», поймать Мосгаза — одного из главных маньяков в истории СССР — и раскрыть еще немало запутанных преступлений. Историю легенды сыска вспомнила «Лента.ру».

Хитрец в погонах

Легендарный старший оперуполномоченный Московского уголовного розыска (МУР) Владимир Арапов, который появился на свет в июне 1926 года в одном из столичных роддомов, казалось, должен был стать хорошим механиком. Как и положено мальчишке, в детстве Арапов живо интересовался устройством разных механизмов и, окончив школу в 1941 году, поступил в машиностроительный техникум. Правда, толком поучиться ему не удалось: началась Великая Отечественная война, и Владимир, как и большинство его сверстников, стал работником тыла — устроился разнорабочим на завод «Динамо».

В военное время на гражданке катастрофически не хватало мужчин — практически все ушли на фронт. Страдала от этого и милиция: стражи порядка из-за недостатка кадров физически не успевали бороться со всеми преступлениями. Тогда на помощь милиционерам пришла работающая молодежь, из которой стали формироваться отряды по содействию блюстителям закона.

Вступил в ряды добровольцев и Арапов. За все годы «службы» он настолько ярко проявил себя, демонстрируя и острый ум, и бесстрашие, и недюжинные логические способности, что сразу после войны его пригласили стать сотрудником 37-го отделения московской милиции.

Арапов не сразу принял предложение — он не был до конца уверен, что мечтает посвятить свою жизнь борьбе с преступниками всех мастей. Довольно щуплое телосложение молодого человека тоже не добавляло ему уверенности, что он сможет достойно противостоять преступному миру. Однако, в конце концов Арапов все же отбросил сомнения и в 19 лет стал милиционером. Конечно, новичку не сразу стали поручать серьезные дела: оттачивать прославившие его умения сыщика Владимир начал с мелких краж, грабежей и обычной «бытовухи». Но и в раскрытии таких, казалось, банальных преступлений Арапов каждый раз пользовался неожиданными для коллег приемами.

Например, как-то на его стол легло дело о краже детских пальто в гардеробе одной из школ на востоке столицы. В надежде на удачу, Арапов несколько дней покрутился неподалеку от места преступления. Однако милиционер быстро смекнул, что привлекает к себе внимание и сотрудников школы, и приводящих детей в школу мам. Причина этого была проста: в школе по большей части появлялись только женщины, на фоне которых стража порядка было видно издалека.

Молодой милиционер решился на хитрость: нацепив на себя платок и женское платье, Арапов слился с посетительницами школы. Тогда-то дело и сдвинулось с мертвой точки: страж порядка заметил некую даму, которая подозрительно долго находилась в гардеробной. Чутье Владимира не подвело — и он поймал воровку за руку, когда она, прихватив приглянувшееся ей пальто, собиралась покинуть стены школы.

Местное начальство прочило талантливому новичку повышение в пределах отделения, но для Арапова все вышло гораздо интереснее: слухи о талантливом милиционере дошли до руководства знаменитого МУРа, и в 1951 году его позвали на Петровку, 38. Над этим предложением Владимир долго думать не стал — и сразу согласился.

Легенда о «Черной кошке»

Жестокая банда «Черная кошка» во времена СССР стала чем-то вроде страшилки для взрослых. Ее любили использовать дворовые мальчишки-хулиганы: они нередко рисовали на дверях квартир чем-то насоливших им граждан морду кота. Те, в свою очередь, поверив в гулявшие по Москве слухи о «Черной кошке», начинали паниковать и нередко обращались в милицию. Пользовались криминальным брендом и мелкие преступники.

— Идет дивчина по улице, встречают [ее] два парня, поднимают руку, говорят — «Черная кошка. Снимай серьги!» — рассказывал в интервью Владимир Арапов. — Вот такие были разбои.

Впрочем, мифическая банда возникла не на пустом месте — у нее был реальный прототип. В 50-е годы в столице лютовали свирепые бандиты во главе с мастером смены оборонного завода №34 Иваном Митиным. Митин был высокого роста, а его голову украшала пышная светлая шевелюра; из-за этого его шайку прозвали «Бандой высокого блондина».

23-летний Митин сколотил ее из всевозможного сброда, хорошо маскирующегося под добропорядочных советских граждан. В банду входили восемь сотрудников Красногорского завода имени Зверева, двое курсантов военных училищ и студент Московского авиационного института. Мозгом группировки и правой рукой Митина считался его коллега с оборонного завода №500 Петр Болотов. Он был старше и опытнее других бандитов и нередко давал главарю советы.

Свое первое преступление «Банда высокого блондина» совершила незадолго до прихода Арапова в МУР. В начале декабря 1949 года бандиты организовали разбойное нападение на продовольственный склад в столичном районе Тушино. Идею разжиться дефицитными продуктами Митину подал один из рабочих Красногорского завода. Он же вместе с подельниками несколько дней наблюдал за территорией склада и выяснил, что охраняет ее лишь пожилой сторож.

При налете отморозки пенсионера не пощадили и, убив его, унесли столько продуктов, сколько смогли. После ревизии выяснилось, что пропало товара на внушительную по тем временам сумму в 5 тысяч 800 рублей. Одна из местных жительниц случайно видела убегающих с территории базы бандитов, но ее рассказ особо следствию не помог. Много позже выяснится, что начальник красногорской милиции хорошо знал Митина — главарь жил рядом с ним. Но страж порядка даже предположить не мог, что его добропорядочный сосед является лидером банды налетчиков.

Между тем отморозки из «Банды высокого блондина» сбыли награбленное через перекупщиков и, распределив деньги между собой, задумались о новом преступлении. Часть шайки выступала за новые нападения на склады, но Болотов выступил против: он объяснил подельникам, что теперь за складами будет тщательно следить милиция. «Лучше ограбить продуктовый магазин — да в другом районе», — посоветовал он. Митин к совету своего «консильери» прислушался.

Кровавый счет

1 февраля 1950 года Митин с подельниками объявился в небольшом магазине в подмосковных Химках. Двое бандитов остались курить на крыльце, несколько вместе с главарем вошли внутрь: грабить сразу не собирались — для начала решили просто разведать обстановку. Пока Митин, представившись милиционером, отвлекал продавщицу, его подельники осмотрели помещение.

Однако все пошло не по плану: как только бандиты неспешно удалились, в магазин вошли двое милиционеров — старший уполномоченный Кочкин и участковый Филин делали обход своей территории. Продавщица сразу же сообщила им о подозрительных посетителях; Кочкин выскочил из магазина, догнал бандитов и попросил предъявить документы. Один из них сделал вид, что полез в карман за паспортом, выхватил наган и выстрелил в милиционера, убив его на месте. После этого бандиты скрылись.

Когда Арапов появился в МУРе, дело дерзкой банды уже считалось одним из приоритетных. Убийство Кочкина не только не остановило членов «Банды высокого блондина», а наоборот, словно раззадорило их: в конце марта того же 1950 года митинские отморозки под видом сотрудников Министерства госбезопасности ограбили магазин на северо-востоке Москвы, похитив 68 тысяч рублей. Потом полугодовая передышка — и в ноябре снова налет: на этот раз на магазин пароходства канала имени Москвы. Месяц спустя от действий банды Митина пострадала торговая точка на улице Кутузовская слобода: после налета на нее бандитский «общак» пополнился на 85 тысяч рублей.

В марте 1951 года «Банда высокого блондина» устроила бойню в ресторане «Голубой Дунай». Бандиты хотели ограбить кассира, но им внезапно помешал младший лейтенант милиции Михаил Бирюков, который на свою беду ужинал в ресторане с женой. Бирюков стал второй жертвой в погонах на кровавом счету банды Митина. Кроме лейтенанта был убит посетитель ресторана, задетый шальной пулей.

Две недели спустя от рук негодяев погиб директор магазина в Кунцево, который бесстрашно вступил в рукопашную с бандитами, пытаясь защитить товар от налетчиков. Затем бандиты затаились, но 1 ноября 1952 года убили снова: их жертвой стал милиционер, попытавшийся задержать правонарушителей после их налета на магазин неподалеку от Ботанического сада.

По следам высокого блондина

Над делом неуловимой банды бились лучшие оперативники МУРа, но проворнее всех оказался в итоге Арапов. Однако до того, как он обратил внимание на несущественную с виду деталь, бандиты умудрились уйти буквально из рук милиционеров: стражи порядка заприметили Митина вместе с одним из подельников на станции Удельная и попытались задержать, но тщетно — ни одна из милицейских пуль, выпущенных в сторону преступников, цели не достигла. Бандиты ускользнули.

Впрочем, в январе 1953 года «Банда высокого блондина» все-таки прокололась при налете на отделение сберкассы в Мытищах. Одна из сотрудниц успела нажать тревожную кнопку, и вскоре в помещении зазвонил телефон — дежурный по отделению милиции решил проверить сигнал. Трубку снял один из разбойников и услышал вопрос: «Это сберкасса?». «Нет, это стадион», — ответил налетчик и бросил трубку.

К моменту, когда на место прибыли стражи порядка, бандитов и след простыл. Но Арапов, перед которым отчитывался звонивший в сберкассу страж порядка, сразу же обратил внимание на слова налетчика и задумался: почему именно стадион? Изначально оперативник предположил, что члены банды — спортсмены. Арапов решил вести наблюдение за окрестностями крупных стадионов.

Чутье Владимира не подвело: вскоре ему донесли об «аттракционе невиданной щедрости», который заметили около стадиона в Красногорске: студент авиационного института выкупил целую бочку пива и угощал им всех прохожих. Арапов выяснил, кто является «меценатом» и, не обращая внимания на скептические мнения коллег — мол, при чем тут будущий летчик? — установил за объектом слежку. Чем дольше она продолжалась, тем яснее становилось милиционеру: он на верном пути.

Когда Арапов предоставил отчет руководству, в кабинете воцарилась тишина: поверить в то, что с виду приличные люди на деле оказались особо опасными преступниками, было сложно. Но доказательства сыщика были неопровержимыми. Вскоре после этого задержали главаря Митина, которого приговорили к смертной казни, а немногим позже и остальных членов банды, получивших до 25 лет лишения свободы. Так благодаря работе Владимира Арапова и его коллег была разгромлена «Банда высокого блондина», так и оставшаяся в памяти многих жителей Москвы «Черной кошкой».

Театральное дело

Еще одним делом, прославившим Владимира Арапова, стало расследование ограбления популярной актрисы Александры Яблочкиной, которое произошло в конце 50-х годов. Пожилая артистка, которая разменяла уже девятый десяток, жила вместе с коллегой, которая помогала Яблочкиной в быту. В один из дней раздался стук в дверь. На вопрос «Кто там?» незнакомцы представились ведущими драматургами, жаждущими показать актрисе свои творения. Александра Александровна распорядилась пустить визитеров и тут же горько пожалела о своем решении — «драматурги» оказались обыкновенными грабителями.

Связав женщин, негодяи стали осматривать комнаты и собирать в сумки ценности. Кстати, актерский талант Яблочкиной в этот непростой момент пришелся очень кстати. Когда она заметила, что налетчики обнаружили ее бриллиантовые украшения, то как можно более непринужденно заявила: мол, это моя сценическая копеечная бижутерия, оставьте, играть не в чем будет. Удивительно, но преступники поверили и не тронули драгоценности.

За расследование дела сразу же взялся Владимир Арапов. Выслушав рассказ о повадках налетчиков, милиционер сразу понял, что они дилетанты, и тут же разослал оперативников по близлежащим комиссионкам. В итоге преступников удалось задержать в течение нескольких дней. Все, что они успели похитить из дома актрисы, вернулось к хозяйке, которая была безмерно благодарна талантливому стражу порядка. Однако долго почивать на лаврах Арапову не пришлось. Как гром среди ясного неба прогремела новость: в Москве объявился опасный маньяк, который вошел в историю под кличкой Мосгаз.

Охота на Мосгаза

Первой жертвой жестокого убийцы, уроженца Тбилиси Владимира Ионесяна, стал семилетний Костя Соболев — мальчик вместе с семьей жил в доме №4 на Балтийской улице. На свою беду 20 декабря 1963 года он был дома один, о чем и сообщил незнакомому «дяде», который представился контролером из Мосгаза и заявил о необходимости проверить плиту.

Доверчивый ребенок не заподозрил ничего странного и впустил Ионесяна в квартиру. Тот прошелся по комнатам и, когда убедился, что в доме действительно никого из взрослых нет, убил Костю топором. Добычей душегуба стали свитер ребенка, одеколон, солнечные очки и 60 рублей наличными.

Вначале бригада сыщиков, которую возглавил Арапов, предположила, что главная цель преступника — нажива. Немногим позже оперативники поняли свою ошибку. Из квартир двух следующих жертв, 12-летнего мальчика и 70-летней пенсионерки, Мосгаз забрал мелочи — карманный фонарик, две авторучки, старые вещи и 70 копеек. Как оказалось, сотрудники МУРа столкнулись вовсе не с разбойником, а с идейным, жестоким маньяком, которого гонит на преступления прежде всего жажда крови.

Пока стражи порядка опрашивали возможных свидетелей трех преступлений, Ионесян продолжал убивать: от рук Мосгаза погибли 11-летний житель одного из домов по Ленинскому проспекту и 46-летняя женщина, проживавшая в районе Марьиной Рощи. На последнем «рейде» маньяк и прокололся: из квартиры своей жертвы он вынес завернутый в простыню телевизор, поймал грузовик и скрылся на нем с места преступления. Это видели несколько соседей, которые даже частично запомнили номер машины и рассказали об увиденном подопечным Арапова.

Дальнейшие действия Владимир просчитал до мелочей. Разыскав грузовик и поговорив с водителем, милиционеры выяснили, что тот высадил маньяка неподалеку от улицы Щепкина. Муровцы сразу же устроили поквартирный обход всех домов района, и, наконец, им улыбнулась удача: одна из местных жительниц рассказала о своих жильцах, племяннице и ее муже, который на днях принес домой телевизор. В квартире сразу же устроили засаду, но задержать удалось лишь сожительницу Ионесяна Алевтину Дмитриеву.

Женщина долгое время отпиралась и говорила, что не знает, где ее любовник. Впрочем, в итоге Дмитриева созналась, что тот отбыл в Казань и ждет ее приезда. Подруга Мосгаза согласилась помочь следствию и отправила Ионесяну телеграмму до востребования, в которой указала день прибытия на вокзал Казани — 12 января 1964 года. По задумке Арапова вместо Алевтины на встречу к Мосгазу отправилась сотрудница МУРа, которую загримировали под Дмитриеву. В момент, когда Ионесян подошел к «возлюбленной», его и скрутили оперативники. Вскоре после поимки Мосгаз был казнен.

Легенда сыска

После поимки одного из главных маньяков в истории СССР Владимир Арапов служил в МУРе еще семь лет. Мог бы и больше, если бы не конфликт с новым руководством. Те начали привносить в сыскную деятельность новшества, с которыми Арапов согласен не был. Покинув МУР в звании генерал-майора, он занялся преподавательской деятельностью и нередко дельным советом помогал коллегам в раскрытии того или иного преступления.

Окончательно отошел от дел Арапов лишь когда у него обострился сахарный диабет, из-за чего он лишился ноги. В 2014 году выдающийся милиционер скончался, но дело его продолжили трое сыновей, которые, как и отец, стали сыщиками. Свой след сыщик оставил и в кино — на экране дела Владимира Арапова увековечили Владимир Высоцкий и Владимир Конкин, сыгравшие Жеглова и Шарапова в сериале Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя».

Сериал был снят на основе книги братьев Аркадия и Георгия Вайнеров «Эра милосердия». Аркадий служил вместе с Араповым в МУРе в 60-х годах и вспоминал о нем:

«Бывало, мы вместе работали по уголовным делам, и я не уставал восхищаться мужественной силой, источаемой этим человеком, быстрым его умом, опытом, энергичностью. Уголовники боялись его как огня, и достигалось это не криками, не угрозами, а несомненным нравственным превосходством».

Считается, что Арапов стал прототипом Владимира Шарапова. Что до Жеглова, то с ним вышла любопытная история. По словам журналиста Петра Вайля, прототипом героя был милиционер-однофамилец.

«Как рассказал мне писатель Георгий Вайнер, один из авторов романа "Эра милосердия", где впервые появился Жеглов, у него был реальный прототип, с той же самой фамилией, только звали его Станислав Жеглов. Он работал в 1960-е годы в Московском уголовном розыске», — рассказывал Вайль.

Между тем других подтверждений этого нет, вероятнее всего, Глеб Жеглов — образ собирательный. Более того, Владимира Арапова за суровый нрав сослуживцы звали «черным полковником». В этом плане он куда больше походил на героя, сыгранного Владимиром Высоцким, чем на интеллигентного Шарапова в исполнении Владимира Конкина. Вот и получается, что сыщик Арапов вполне мог стать прообразом сразу двух легендарных милиционеров советского кино.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!