Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Старый бодрый Трамп

Протесты, кризис и коронавирус. Как самый неудачливый президент в истории США может выиграть выборы?

Фото: Doug Mills / Getty Images

До президентских выборов в США — чуть более месяца, и на сегодняшний день в гонке лидирует кандидат от Демократической партии Джо Байден. И пока нынешний президент Дональд Трамп пытается угнаться за противником, эксперты предрекают ему поражение. Оно и неудивительно — глава государства будто бы специально делал все, чтобы покинуть Белый дом: его запоздалая реакция на пандемию COVID-19 фактически убила тысячи американцев, спад в экономике не сулит гражданам ничего хорошего, а в предвыборной рекламе президента используются фотографии украинского Майдана. Однако Трамп не раз доказывал, что способен выходить из самых сложных ситуаций с минимальными потерями и даже с прибылью — и вполне может сделать это снова. «Лента.ру» разбиралась, как меняется расклад в предвыборной гонке в США и что может позволить нынешнему президенту снова победить и снова сделать Америку великой.

(По)беда

Еще совсем недавно шансы Трампа на переизбрание считались небольшими: в стране ухудшалась эпидемиологическая ситуация, бушевали митинги движения Black Lives Matter (BLM). На этом фоне к тому же экс-советник президента по нацбезопасности Джон Болтон в своей книге «Комната, где это произошло: воспоминания о Белом доме» пролил свет на непоследовательную политику бывшего патрона (впрочем, она ни для кого и никогда не была секретом). Аналитики сомневались, удастся ли президенту после такого привлечь избирателей.

Обычно на фоне кризиса в стране рейтинг лидеров был высоким и держался на одном уровне. Так, популярность 43-го президента США Джорджа Буша-младшего повысилась на 35 пунктов после террористической атаки 11 сентября 2001 года. Трамп же, наоборот, утратил поддержку, и произошло это меньше чем за два месяца: в начале июня рейтинг одобрения составил 39 процентов, хотя еще в конце марта достигал 49 процентов.

Однако американский лидер быстро исправил ситуацию: его позиции постепенно укрепляются, и эксперты сравнивают ситуацию с динамикой августа 2016-го, когда Трамп нагонял свою соперницу Хилари Клинтон и в итоге победил на выборах. Тем проблемам, что могли утопить его, — пандемии коронавируса и погромам — Трамп противопоставил особое внимание к месту США в международной политике и восстановление экономики.

Одна из серьезных проблем, которую Трампу удалось обернуть в свою пользу — это протесты BLM. Эта тема с самого начала вызывала скорее сочувствие у сторонников президента: никому не нравилось смотреть на то, как демонстранты поджигают автомобили и полицейские участки, а потом идут грабить магазины. Проблема была в другом: среди республиканцев тоже есть те, кто сочувствует проблемам расизма в США, и на первых порах Трамп игнорировал это.

«Левые пытаются уничтожить наше наследие, чтобы заменить его репрессивным режимом, который будут контролировать единолично. Они сносят статуи, оскверняют памятники и убирают инакомыслящих. (…) Они не любят нашу страну», — настаивал американский лидер. В ответ его клеймили расистом.

Это, впрочем, не так: просто для Трампа сторонники BLM были анархистами и террористами, которые не уважают американское наследие и готовы надругаться над ним. В его видении яркий пример разгула ультралевых — осквернение памятника седьмому президенту США Эндрю Джексону в Вашингтоне. Вскоре после того как попытка снести монумент не увенчалась успехом, и полицейские повязали митингующих, президент распорядился арестовывать всех, кто совершает подобные акты вандализма и пригрозил им сроками вплоть до 10 лет.

Протесты BLM не потопили корабль Трампа даже несмотря на законопроект по реформе полиции, который продавливала Демократическая партия. Документ приняли в палате представителей даже без формального обсуждения с республиканцами: казалось бы, еще чуть-чуть, и закон, к которому так любит отсылать Трамп, обернется против него. Демократы рассчитывали, что их давления хватит на то, чтобы быстро принять проект в сенате, а потом отдать на подпись президенту. Однако документ так и застрял в верхней палате Конгресса.

Президент последовательно объяснял, что единственный способ остановить беспорядки — это не только использование силы, но и борьба с факторами, которые к ним приводят. В итоге глава государства пообещал заняться экономическим благополучием меньшинств, решить проблему неравного доступа к медицинским услугам и реформировать полицию по современным стандартам, но не лишать ее финансирования.

На самом же деле Трамп никогда и не отрицал важности борьбы с расизмом, а просто продавливал свою повестку: равноправие равноправием, но закон — превыше всего

Тем самым Трамп заработал дополнительные очки: его готовы поддержать и полицейские, опасающиеся сокращений, и республиканцы, лояльные к меньшинствам. В итоге эти решения оправдались: согласно проведенным в штате Висконсин опросам, спустя три месяца протестов число тех, кто поддерживает движение BLM, сократилось на 13 процентов — с 61 до 48, а тех, кто положительно относится к полицейским, наоборот, увеличилось.

Кошелек или жизнь

Другая проблема, серьезно повлиявшая на положение Трампа — пандемия COVID-19, из-за которой США не только стали абсолютными лидерами по числу заражений во всем мире, но и разразились требованиями подыскать президента получше.

Ситуация в стране настолько скверная, что опережает все самые плохие прогнозы: летом специалисты Института метрик и оценки состояния здоровья Университета Вашингтона говорили, что к октябрю число погибших от вызванных коронавирусом осложнений может приблизиться к 180 тысячам человек. Реальность же опередила предсказание, и уже в сентябре число смертей превысило 200 тысяч человек.

7,1 миллиона
жителей США заразились коронавирусом с начала пандемии

Медики при этом призывали американцев носить маски, а Трамп не видел в них смысла: люди ведь все равно пользуются одной и той же маской по несколько часов, а потом не меняют и не стирают ее — и к чему тогда вся эта волокита? Правда, через некоторое время президент стал появляться на публике в защите и даже назвал патриотами тех, кто носит маски. Особенно Трампа критиковали даже не за проблемы с защитой, а за снятие карантинных мер: ведь изоляция якобы могла спасти все эти 200 тысяч жизней, а он этим пренебрег.

Впрочем, максимальный прирост в 77 тысяч суточных заражений фиксировался в США в середине июля, а уже в конце сентября число заболевших не превышало 2,5 тысячи случаев в день — может, не так уж американский лидер и ошибался? Ведь фактически две сотни тысяч жизней стали разменной монетой, на которую президент обещал выменять спасение экономики и, предположительно, еще нескольких сотен тысяч людей (от голода).

Пока что кажется, что Трамп не прогадал: постепенно растут доходы компаний инфраструктурных секторов экономики, что, как правило, идет вслед за позитивными изменениями экономической ситуации. Сфера обслуживания тоже восстанавливается, уровень безработицы к началу осени сократился, пускай и незначительно: с 14,7 процента в апреле до 10 процентов в июле. Возможно, здесь сыграла вовсе и не мудрая политика Трампа, однако американцы в любом случае уже слишком сильно устали от заточения.

Хороший и плохой полицейский

Помимо последствий BLM и пандемии, судить о которых еще рано, у президента есть другие, более выигрышные козыри. Например, схема поведения Трампа в предвыборной гонке, которая еще в 2016-м приносила ему дополнительные очки. По сути, глава государства выступает как тролль и постоянно подкалывает оппонентов за все, что только можно. Однако четыре года в большой политике не прошли даром, и глава Белого дома стал не просто первоклассным троллем, но человеком с четкой стратегией по борьбе с противником.

По словам заместителя директора и научного сотрудника научно-образовательного Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Дмитрия Суслова, одна из главных трудностей для республиканцев состояла в том, что Байден — все-таки скорее центрист, нежели радикальный социалист. Однако назначение кандидатом в вице-президенты от демократов чернокожей Камалы Харрис сделало свое дело: теперь Трамп активнее давит на то, что ультралевые развалят великую Америку. Одно из центральных положений риторики республиканца — мир после выборов. В своих заявлениях он как бы вопрошает: «А какой вариант выберешь ты — разлад, хаос и анархию левых при Байдене, или равные возможности, стабильность и правосудие при мне?»

Изменилось и то, как Трамп ведет себя на предвыборных мероприятиях: если в конце июля его речь казалась как минимум смешной, то сейчас слова президента всерьез вызывают сочувствие. Так, на митинге республиканцев в городе Феникс (штат Аризона) 23 июня президент устроил что-то вроде стендапа и сессии позитивных внушений одновременно: он убеждал избирателей, что коронавирус вот-вот победят, а огромный прирост зараженных — это не так уж страшно. Трамп даже предложил называть коронавирус «кунг-флю» (сочетание слов «кунг-фу» и «flu», простуда — прим. «Лента.ру»), поскольку заразу впервые обнаружили в Китае.

К большому съезду республиканцев, прошедшему в конце августа, Трамп подготовился тщательнее: вместо стендап-программы он решил показать себя как хорошего и плохого полицейского одновременно — в общем, строгого, но справедливого

Началось с того, что президент в прямом эфире снял судимость с преступника Джона Пондера: в тюрьме тот приобщился к Библии и христианскому радио, а потом основал организацию, которая помогает бывшим заключенным встать на путь истинный. Потом была церемония принятия гражданства пятью иммигрантами — что важно, легальными. Президент поздравил их с вступлением в американскую семью.

И он, и его сторонники давили на то, что это и есть образ великой Америки. Это страна, где есть место и для преступников, но только если они исправляются, и для мигрантов — если они находятся в стране законно. Это страна, где приемлют протесты — но только мирные и законные. Это страна, где полицейские спасают жизни политиков, которым угрожает опасность, — однако готовы по-иному распоряжаться жизнями тех, кто стоит по другую сторону баррикад.

Всем встать — суд идет

Пока время неумолимо приближает Штаты к очередным президентским выборам, кандидаты не гнушаются использовать самые разные методы борьбы — от грязных до нелепо смешных. Так, Байден попытался растопить сердца испаноязычного электората старым хитом Despacito на рингтоне телефона, а Трамп продолжал выражать сомнения в умственных способностях демократа.

Похоже, «угроза вмешательства» России и Китая в выборы уже исчерпала свой потенциал и не может принести много очков, и поэтому соперники цепляются за любой шанс вырваться чуть дальше. И в конце сентября такой шанс появился сам собой: в выборы вмешался случай. 19 сентября умерла судья Верховного суда США Рут Гинзбург, которую считали одной из самых либеральных в высшей инстанции. Ставки в президентской гонке снова повысились: у кандидатов появилась задача посерьезнее придумывания новых оскорблений.

В случае, если Трампу удастся назначить своего человека, в Верховном суде станет шесть «республиканских» судей — абсолютное большинство в состоящей из девяти человек инстанции.

При таком раскладе президент сможет влиять на важнейшие вопросы американской политики, от здравоохранения до вопросов частной собственности

Кроме того, решение главного судебного органа США может в прямом смысле определить судьбу Трампа. Так, в 2000-м году решение Верховного суда США повлияло на ход президентских выборов: он запретил повторный подсчет голосов в «колеблющемся» штате Флорида вопреки решению местного Верховного суда. Пересчет в одном штате мог повлиять на исход выборов — и победу бы одержал не Джордж Буш-младший, а его соперник Альберт Гор. Однако тогда решение высшей судебной инстанции фактически принесло Бушу победу.

Президент уже настроился на победу и пообещал, что назначит судьей женщину. «Думаю, это все-таки должна быть женщина, потому что, между прочим, они мне нравятся гораздо больше мужчин», — признался он. Некоторые исследователи даже полагают, что эти слова не поспешны, и у Трампа действительно есть все шансы поставить своего назначенца в Верховный суд. Чтобы это произошло, кандидатуру должен одобрить сенат — в нем, кстати, большинство составляют члены Республиканской партии, а лидер сенатского большинства Митч Макконнел уже дал на это добро.

Ситуация вызывает ужас у демократов: они уже обвинили Макконнела в лицемерии, напомнив о том, что в 2016-м он заблокировал попытку президента Барака Обамы назначить верховного судью. Когда доводы разума не работают, демократы переходят к доводам сердца: Байден просто попросил соперника «прислушаться к голосу совести» и не устраивать «эскалацию».

Так или иначе, никакие мольбы не остановят Трампа от задуманного: он знает, что назначение шестого верховного судьи повлияет на сомневающихся республиканцев и убедит их все же проголосовать на выборах. Эксперт Дмитрий Суслов подчеркивает, что именно это — необходимость обеспечить явку на выборах — стоит в приоритете, причем не только для республиканца, но и для демократа. В этом свете любые эпидемиологические опасности несколько меркнут: ни один голос не будет лишним.

Последние дни

Пока же первый — и, быть может, последний — срок Трампа заканчивается в стиле разножанрового кино. С одной стороны, внешняя политика США напоминает героическую эпопею: верный своему обещанию прекратить затяжной период дорогих войн на Ближнем Востоке, президент действительно начал возвращать американские войска домой. Будто бы мимоходом он еще и «помирил» Израиль с арабскими странами: пока что это только ОАЭ и Бахрейн, однако поговаривают, что к ним скоро присоединятся и Судан с Саудовской Аравией.

С другой стороны, жизнь американцев в последние месяцы правления Трампа напоминает боевик: тут и масштабные протесты BLM, и обрушившийся на США ураган «Лаура», и экономический спад. Еще противостояние Трампа и Байдена напоминает комедию: тут и троллинг якобы спящего на интервью демократа, и сайт с невыполненными обещаниями республиканца, и мемы, которыми разродились американцы на фоне противостояния кандидатов.

Впрочем, как и во всяком фильме, действия президента сопровождались плот-твистами. Очевидные успехи — например, убийство лидера террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в России) Абу Бакра аль-Багдади — сочетались с серьезными провалами — той же «сделкой века» по конфликту между Израилем и Палестиной, которая так и не решила полувековую проблему.

Несмотря на разножанровость предвыборного кино и скачущие шансы на победу, какие-то очки Трамп все равно выиграл: его даже номинировали на Нобелевскую премию мира, причем дважды: как за условное примирение арабов с израильтянами, так и за соглашение о нормализации экономических отношений Сербии и непризнанного Косова. Республиканскую партию же при нынешнем президенте вообще считают сплоченной как никогда. Однако результаты выборов, какими бы они ни были, не избавят Америку от главной проблемы — разобщенности, характерной для американского общества в целом в последние годы.

«Это самые важные выборы в истории нашей страны. Они решат, сможем ли мы спасти американскую мечту, или мы позволим социалистам разрушить нашу судьбу», — заявил Трамп на съезде республиканцев.

Выборы 3 ноября действительно могут определить многое: и не только судьбу нынешнего президента в политике, но и путь, по которому пойдет американская политика в ближайшие годы. Однако ситуация в США сегодня уже ненормальна, и привычные многим экспертам закономерности сейчас не работают. Ориентироваться на них уже нельзя — анализировать текущие события стоит только в контексте политической гражданской войны, которая не закончится, даже если придет к концу правление Трампа.

Мир00:0422 октября

Могут повторить

75 лет назад Японии запретили иметь свою армию. Почему страна решила вернуть себе право воевать?
Мир00:0220 октября

60 лет одиночества

Санкции США против Кубы — самые долгие в истории. За что Америка наказывает Остров свободы?