Грузинские партизаны и абхазские ополченцы нашли применение российским миротворцам

Впервые российские военнослужащие стали целью для грузинских похитителей людей

Российские миротворцы как товар для обмена

Во вторник из зоны грузино-абхазского конфликта пришло сообщение, больше напоминающее сводки боевых действий из Чечни: четверо российских военнослужащих захвачены бандитами, которые ставят условием их освобождения выдачу двух боевиков, захваченных накануне во время миротворческой операции в Гальском районе Абхазии.

Напомним, как развивались события. 15 марта поступило сообщение о нападении грузинских боевиков на село Приморское, расположенное в зоне ответственности миротворческих сил. К месту происшествия направился отряд российских военнослужащих, которые при въезде в село попали под обстрел. Солдаты открыли ответный огонь, ранив одного из нападавших. Вместе с раненым был захвачен еще один боевик, причем у обоих были изъяты автоматы и боеприпасы. По факту боя прокуратура Гальского района возбудила уголовное дело, а пойманных боевиков - Михаила Гогилаву и Гочи Оржонию - российские военные передали абхазской стороне.

Затем в понедельник, 18 марта, четверо российских миротворцев - капитан Староваров, лейтенанты Белов и Старовойтов, а также рядовой Подшивалов - отправились на рекогносцировку местности и добрались до села Пичоры, где попали в засаду, устроенную боевиками полевого командира Джамбула Хазарова. Боевики обезоружили военнослужащих и отвели в село Анаклия Зугдидского района Грузии, откуда были родом Гогилава и Оржония. По неподтвержденным данным, родственники этих боевиков и удерживали пленных. Между тем сам Хазаров, соединение которого входит в грузинский партизанский отряд, известный под названием "Белый легион", выдвинул свои требования - в обмен на четверых российских военнослужащих осводить захваченных в Приморском боевиков.

Как известно, российских военных охотно и помногу похищают в Чечне - как простых рядовых, так и весьма высокопоставленных офицеров. Обменом чеченцы уже почти не занимаются, главным образом требуя за их освобождение деньги. Но в Абхазии подобное происходит впервые.

История вопроса

Миротворческие войска СНГ были введены в Абхазию в 1993 году, после окончания грузино-абхазской войны, закончившейся фактическим поражением Грузии, чтобы следить за соблюдением мирных соглашений между Тбилиси и не признающим власти Грузии Сухуми. Правда, войсками СНГ они были лишь номинально: все 1600 миротворцев, расквартированных в Абхазии, – военнослужащие Российской армии.

Выданный им миротворческий мандат предполагал две основные задачи: поддержание мира в зоне безопасности и возвращение грузинских беженцев, изгнанных из своих домов абхазами в ходе предыдущих событий. Если с первой задачей российские войска, в общем, справлялись, то вторая не выполнялась вовсе: по прошествии девяти лет беженцы по-прежнему остаются на территории Грузии.

Грузинская сторона прямо обвиняет российских миротворцев в том, что они занимают в этом вопросе проабхазские позиции. Убедившись, что военнослужащие Российской армии не собираются под защитой своих штыков вселять грузин в их дома, захваченные абхазами, парламент Грузии в октябре прошлого года поставил вопрос о лишении российских солдат миротворческого мандата. Вместо них грузинские парламентарии хотели бы видеть в Абхазии ооновские голубые каски.

Хотя решение парламента не имело юридической силы, президент Грузии Эдуард Шеварднадзе предпочел прислушаться к их мнению. России было объявлено, что если до 31 декабря она не выведет свои войска из зоны грузино-абхазского конфликта, они будут находиться там незаконно.

Ответ Грузии был дан на самом высоком уровне. Сначала президент России Владимир Путин, выступивший по этому вопросу 12 октября, заявил, что отношения между Абхазией и Грузией - внутригрузинская политическая проблема, втягиваться в которую Москва не намерена. Но потом Путин напомнил Шеварднадзе, что российские миротворцы вошли на территорию Абхазии по просьбе грузинской стороны, а также прозрачно намекнул на то, что споры вокруг их статуса могут негативно отразиться на процессе реструктуризации грузинских долгов.

Кроме того, добавил Путин, российские миротворцы на сегодняшний день являются единственной силой, которая поддерживает хрупкий мир в этом регионе, тогда как все предыдущие попытки Грузии уладить конфликт собственными силами неизменно приводили к кровопролитию. "Если грузинское руководство берет всю ответственность перед международным сообществом и своим собственным народом на себя, то это их выбор, мы уберем наших миротворцев", - подчеркнул российский президент.

Единственное, что сумел противопоставить этому грузинский президент - это в свою очередь намекнуть, что первый российский президент Борис Ельцин допустил немало ошибок по абхазскому вопросу, а Путин не должен их повторять. Вместе с тем Шеварднадзе начал отступать, заговорив о максимально широких автономных правах для Абхазии в рамках грузинского государства, и даже предложил абхазскому премьеру Анри Джергении встретиться для переговоров.

Однако Абхазия на переговоры не пошла. Джергения ответил, что в них не будет смысла до тех пор, пока грузинские бандиты и террористы, присутствующие в зоне конфликта, не будут уничтожены или выдворены. Кроме того, ни о какой автономии в составе Грузии Абхазия слышать не хочет и готова обсуждать с Шеварднадзе лишь вопросы межгосударственных отношений.

Ситауация для Шеварднадзе была тем более сложной, что эти события по времени совпали с появлением в Кодорском ущелье, на территории Абхазии, банды Руслана Гелаева, о которой было известно, что она пользуется едва ли не официальной поддержкой грузинской стороны. Но и Гелаеву не удалось решить ни одной военной задачи. Абхазские ополченцы окружили банду и выдавили ее за пределы республики.

Поэтому Шеварднадзе не удалось занять по-настоящему жесткую позицию по отношению к российским миротворцам. Когда пришел назначенный срок, он оказался в сложном положении: российские войска вроде бы находятся в Абхазии незаконно, но ООН занята американской антитеррористической операцией в Афганистане и не спешит посылать в Грузию свой контингент, а просто взять и вывести миротворцев нельзя, потому что тут же вспыхнет новый грузино-абхазский конфликт. В свою очередь, Абхазия неизменно подтверждала, что статус российских миротворцев ее вполне устраивает и ничего менять она не хочет. Россия заняла выжидательную позицию. В результате российские военнослужащие в Гальском районе остались, но что с ними делать дальше, не знал никто.

Решение найдено

Наконец решение было найдено. 27 февраля в Санкт-Петербурге министры обороны России и Грузии договорились, что миротворческий контингент СНГ, до сих пор представленный одной только Россией, будет расширен за счет военнослужащих других стран Содружества. Правда, кто именно пошлет дополнительные войска в Абхазию и кто будет ими командовать, объявлено не было. Таким образом, де-юре и де-факто ситуация практически не изменилась: мандат СНГ был продлен, а в Абхазии остались российские солдаты.

Но, очевидно, свое решение проблемы миротворцев нашли также грузинские партизаны и абхазские ополченцы, и случай с захватом четверых российских военнослужащих в Пичорах это подтверджает. Отныне солдатам и офицером Российской армии предстоит стать разменной монетой в сложных отношениях, связывающих жителей - как мирных так и не вполне мирных - этого конфликтного района. Если миротворцев можно похищать и требовать за них освобождения своих родственников, схваченных на месте преступления с оружием в руках, то вскоре можно будет, как в Чечне, захватывать их просто так, ради денежного выкупа.

Действия российских властей в этом эпизоде лишь подтверждают такое предположение. Миротворцы предприняли меры к освобождению своих товарищей, МИД РФ потребовал решительных шагов от грузинского правительства, но в конечном итоге абхазам и грузинам пришлось договариваться об обмене боевиков на российских военных.

Абхазская сторона отпустила Гогилаву и Оржонию, после чего их родственники доставили рядового и трех офицеров в лес, расположенный в 20 километрах от Зугдиди в Западной Грузии, где их передали представителям грузинских правоохранительных органов и миротворческих сил. Обмен состоялся поздно вечером во вторник. Военнослужащие уже прибыли в свою часть и чувствуют себя хорошо.

Продолжение

Но на этом история с похищением не закончилась. Свое слово опять решил сказать Шеварднадзе, заявивший, что россияне сами во всем виноваты: "Захваченные в понедельник вечером четверо российских военнослужащих ранее сами участвовали в похищении двух молодых грузин... Скорее всего, речь идет об ответной акции", - сказал он во вторник в Брюсселе, стараясь сохранить лицо и доказать европейцам, что владеет обстановкой на территории Грузии и не обязан отвечать за хулиганские выходки российских солдат и офицеров. Однако тут его опровергли сразу с двух сторон: и Сухуми, и Москва в лице министра обороны Сергея Иванова заявили, что "молодые грузины" были обыкновенными бандитами, которых никто не похищал - они были захвачены в бою с представителями власти, облеченной миротворческим мандатом.

"Никаких претензий, что они (российские миротворцы - прим. Vip.Lenta.Ru) делают что-то не то, я ни от кого не слышал. Поэтому с заявлением уважаемого президента Грузии в этой части я не соглашусь", - так прокомментировал выступление Шеварднадзе Сергей Иванов.

Итак, на официальном уровне отношения выяснены. Но в целом этот случай оставляет чувство тягостного недоумения: что это за миротворческая акция, в ходе которой две враждующие стороны торгуют российскими солдатами и офицерами как живым товаром?

Другие материалы
Наука и техника00:04Сегодня

Остановите Землю!

Осьминоги под экстази, скрещивание овцы с человеком и другие дикие открытия года