Бремя белого человека

Вашингтон и Лондон избавляются от терпимого отношения к представителям других этносов, культур и религий

Take up the White man's burden...

Бремя белого человека, как заметил один британский поэт сто с лишним лет назад, нелегко. Настолько, что представители наиболее развитых западных стран в конце концов устали нести его в одиночку и решили разделить груз - главным образом, заботу о поддержании общественного порядка, о развитии просвещения, санитарных норм и демократических методов правления - с теми, ради кого, собственно, так старались. То есть, с представителями разнообразных небелых рас, неевропейских этносов и нехристианских культур.

Расчет был очень прост: уменьшить опасность, исходящую от чужаков, путем интеграции их в собственную культуру, то есть путем устранения самого понятия "чужак". Устав от бесконечных войн и культурных барьеров, окружающих все мало-мальски далекие аванпосты западной цивилизации, белый человек решил махнуть рукой на свою исключительность и не только признать равные права за еще не покоренными народами, но и наделить всеми демократическими благами тех, кто в рамках родной Америки (или Европы) считались людьми второго сорта: негров, латиноамериканцев, индейцев, албанцев, цыган и представителей прочих национальных и религиозных меньшинств.

Процесс зашел так далеко, что в конце концов меньшинства обрели не просто равные, а по-настоящему исключительные права. Особенно это стало заметно в политкорректной Америке, где существует большое количество разного рода льготных квот и преференций в таких областях, которые, вроде бы, подразумевают честную конкуренцию - например, при поступлении в колледжи и университеты. Помимо того, борьба за права меньшинств стала поистине всеохватной, предоставляя все новые и новые права уже не просто неграм и мусульманам, но и женщинам, людям предпенсионного возраста и так далее. Сегодня любая группа американских граждан, объединившись по какому угодно признаку, вполне может рассчитывать на исключительное внимание к себе со стороны государства и других граждан.

Более того, следуя логике белого человека, решившившего избавиться от своей ноши раз и навсегда, американцы и западноевропейцы стали специально искать по всему миру разнообразные меньшинства с тем, чтобы немедленно вручить им причитающуюся долю мировой ответственности, как бы в нагрузку к демократическим правам, которые они, благодетели, пытались внедрять направо и налево, совершенно не считаясь с тем, насколько "чужаки" к этому готовы.

Причем если выяснялось, что на пути принципов всеобщего расового, культурного и религиозного равенства стоит какая-то другая сила, не желающая брататься с "чужаками", эту самую силу нужно было немедленно сломить, чтобы она, не дай Бог, не мешала процветать меньшинствам.

Так бы оно все и шло, если бы "чужаки", облагодетельствованные западной цивилизацией с ног до головы, действительно хотели к ней приобщиться, чтобы стать для белого человека своими. Однако не тут-то было. Мало того, что белый человек им всегда казался чужим, противным и подозрительным, они вовсе не желали взваливать на себя еще и его ношу. О чем и заявили громко и недвусмысленно 11 сентября 2001 года.

И вот тут выяснилось, что процессу братания с "чужаками" можно, оказывается, дать задний ход. Что, несмотря ни на какую политкорректность, и американцы и англичане готовы урезать права пришлецов, если те начинают вести себя чересчур угрожающе. Так, если в ходе югославской кампании США и страны НАТО, не задумываясь, бомбили сербов, притеснявших свое национальное меньшинство - косовских албанцев-мусульман, а в те же годы весь западный мир дружно ругал Россию за ее обращение с другими мусульманами - на этот раз чеченцами, то после того как третьи мусульмане нанесли удар по Нью-Йорку и Вашингтону, американцы призадумались.

Правда, президент Буш, выступая перед нацией уже на другой день после сентябрьских терактов, заявил, что преступление против Америки совершили террористы, у которых, как известно, нет ни национальности, ни религиии. Но сразу же вслед за этим по всей стране начали усиливаться меры безопасности, направленные, в основном, против выходцев из арабских стран Ближнего Востока. Сколько после этого ни твердил Буш, что ислам - такая же религия, как и любая другая, мусульманам в США и за их пределами стало неуютно от его воинственной риторики, призывавшей найти и наказать террористов, где бы они ни скрывались.

Сначала досталось афганским талибам и, косвенным образом, всем прочим афганцам, которым пришлось срочно рядиться в демократические одежды. Теперь пришла очередь Ирака и, похоже, иракцам тоже вскоре придется познакомиться с западной демократией поближе. Причем понятно, что демократия и там и там способна опираться только на американские штыки - и вот уже бремя белого человека вновь возвращается на прежнее место, где оно и было сто лет назад.

Помимо этого, законодательством США были дискриминированы граждане целого ряда в основном ближневосточных и североафриканских стран, желающие въехать в страну, - им необходимо было специальным образом регистрироваться (вплоть до оставления на таможне отпечатков пальцев), поскольку американские власти видели в них потенциальных террористов. Список возглавляли Иран, Ирак, Ливия, Судан и Сирия, всего в нем было двадцать государств. Совсем недавно Минюст США включил в него еще пять: Египет, Иорданию, Индонезию, Кувейт и Бангладеш. Бремя белого человека стало еще чуточку тяжелей.

Совсем неожиданный ход, не связанный с борьбой против террористической угрозы, совершил недавно Джордж Буш, выступивший против политики "позитивного действия" (affirmative action), направленной на обеспечение льготных условий представителям национальных и расовых меньшинств при приеме в высшие учебные заведения. Буш, подвергнувший сомнению работу приемной комиссии Мичиганского университета, хочет, чтобы это дело разобрал Верховный суд. В результате под сомнение поставлена внутренняя политика США последних 25 лет, направленная на предотвращение расовой дискриминации. Бремя белого человека продолжает наливаться тяжестью.

В понедельник, 20 января, американский посол в Москве Александр Вершбоу выступил с неожиданным заявлением: мол, правительство его страны пересмотрело свое отношение к чеченским организациями и готовится внести некоторые из них в террористический список. Это не первое послабление Москве в ее политике против чеченских сепаратистов со стороны Вашингтона, но в целом можно сказать, что белые люди сплачивают свои ряды. Скоро, может статься, и Слободана Милошевича как одного из первых борцов с мусульманской угрозой в Европе эпохи 1990-х годов выпустят из гаагской тюрьмы.

Кстати, о европейцах. Англия, самый надежный союзник США, издавна славится как оплот свободы и демократии. Действительно, именно в Англии легче всего находят себе прибежище различные мусульманские и, в частности, чеченские эмиссары. Именно там совершенно легально действуют организации, собирающие средства и вербующие рекрутов для Масхадова и Басаева. Именно туда убыл Ахмед Закаев, скрывающийся от российской Генеральной прокуратуры. И тем не менее процесс отторжения чужаков, кажется, коснулся и этой страны.

В тот же понедельник полторы сотни сотрудников Скотланд-Ярда взяли штурмом Центральную мечеть северного Лондона, расположенную в парке Финсбери. Штурмом - в прямом смысле слова: полицейские карабкались в окна по приставным лестницам и выбивали двери тараном. Операция была направлена против известного в Англии мусульманского проповедника Абу-Хамзы Аль-Масри, известного своими экстремистскими взглядами. Действия агентов Скотланд-Ярда, совершенно немыслимые еще пару лет назад, оказались вполне логичным продолжением мероприятий, предпринятых в последние дни в Англии в связи с угрозой химического теракта: не так давно в Лондоне обнаружили целую группу выходцев из Северной Африки, устроивших на дому подпольную лабораторию по производству смертельного яда - рицина; позже во время ареста других членов этой группы смертельную рану ножом в грудь получил сотрудник полиции.

Похоже, западный мир, наигрался в демократию и равенство всех стран и народов. Наступивший век показал, что белому человеку не так-то легко стряхнуть с себя свое бремя, что он опять берет на себя ответственность за судьбы других рас, этносов, религиозных групп, как это было и в конце XIX века. Вот только в те годы первенство белой расы воспринималось как нечто само собой разумеющееся всеми, в том числе и угнетаемыми народами, тогда как сегодня оно может основываться разве что на постоянной демонстрации грубой силы. Похоже, это и есть главный стимул, побуждающий американцев кидаться от страны к стране, нанося по ним ракетно-бомбовые удары. Надолго ли хватит их военно-технического превосходства? - вот в чем главный вопрос современности.

Другие материалы