Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Запретный источник

"Русал" обвинил "Ведомости" в разглашении коммерческой тайны

Российский медийный рынок ознаменовался очередным скандалом. На этот раз объектом критики стало авторитетное деловое издание "Ведомости", против которого выступила компания "Русал". Причиной ее недовольства стала публикация сведений, которые, по мнению компании, являются коммерческой тайной. Несмотря на заверения главреда "Ведомостей" Елизаветы Осетинской в том, что сведения были получены совершенно легально, адвокаты "Русала" уже пригрозили газете административной и уголовной ответственностью. Однако вне зависимости от того, какое развитие получит данная история, репутационный ущерб в российском медиа-сообществе грозит скорее "Русалу", а не "Ведомостям".

История противостояния между "Русалом" и "Ведомостями" началась с публикации статьи от 26 октября "Недосчитался $6 млрд". В ней издание рассказало о встрече менеджмента компании, в том числе ее гендиректора и владельца Олега Дерипаски, с аналитиками инвестиционных банков. В ходе этой встречи представители компании раскрыли информацию о финансовых результатах деятельности "Русала" за 2008 год и первое полугодие 2009 года. Выяснилось, что в прошлом году "Русал" потерял 5,98 миллиарда долларов, а убытки за первые шесть месяцев нынешнего года составили 720 миллионов долларов.

События, которые последовали за публикацией статьи, Елизавета Осетинская описала 5 ноября в редакционном блоге газеты. Вскоре после выхода статьи в газету стали звонить и писать связанные с компанией люди, требовавшие прекратить публикацию данных, которые, по их мнению, составляют коммерческую тайну. Звонки и письма продолжились после выхода в печать еще двух заметок от 5 ноября, также посвященных "Русалу". В одной из них – "Кривая Дерипаски" – речь идет о контрактах, которые компания заключила с энергопоставщиками до 2018 и 2020 года; вторая – "Сторговался" – рассказывает об условиях реструктуризации долга компании перед бизнесменом Михаилом Прохоровым.

В появившейся 5 ноября записи в редакционном блоге Осетинская назвала действия "Русала" и представляющего его интересы адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" информационным террором. По ее словам, данные об убытках компании, с публикации которой все и началось, были получены абсолютно легально, причем предоставивший их человек никаких обязательств о неразглашении не давал.

Ответ от "Русала" и его адвокатов последовал на следующий день. В заявлении, размещенном на сайте адвокатского бюро, говорилось, что разглашение информации, появившейся на страницах "Ведомостей", было запрещено, и что с получивших ее людей были взяты соответствующие подписки. Ответственность же за распространение такой информации, утверждают адвокаты, наступает даже в том случае, если ее разгласила третья сторона, никаких документов о неразглашении не подписывавшая. Кроме того, отмечается в заявлении, адвокаты предупреждали Осетинскую о недопустимости публикации полученных газетой данных, однако та якобы эти предупреждения проигнорировала. В то же время заявление главреда об информационном терроре адвокатское бюро расценило как "попытку прикрыть возможные противоправные действия 'дымовой завесой' о свободе слова и оскорблениями в адрес адвокатов".

Помимо главного ньюсмейкера, упомянутые три заметки объединяет то, что легшая в их основу информация была получена от источников, знакомых с описываемой ситуацией. Однако ничего экстраординарного тут нет: подобным образом информацию и "Ведомости", и тот же "Коммерсант" (равно как и самые серьезные зарубежные издания) получают об очень большом количестве событий. Более того, в обеих газетах скажут, что наличие тех или иных источников в различных компаниях и банках является их конкурентным преимуществом. И именно благодаря таким источникам газеты и получают возможность проводить серьезный анализ происходящих на рынке событий, чем привлекают к себе интерес серьезных читателей.

Точно так же далеко не секрет, что "слив" информации в прессу является стандартной практикой во многих компаниях (да и госструктурах, особенно, если они связаны с экономикой). В этой связи возникает вопрос – была ли утечка информации об убытках "Русала" случайной или преднамеренной. В первом случае компании стоит не устраивать кампанию против газеты, которая воспользовалась ошибкой ее представителей, а просто сделать для себя выводы на будущее и наоборот стараться не привлекать к себе лишнего внимания. Если же речь идет о втором варианте, то это сразу вызывает следующий вопрос: с какой целью это было сделано?

Каким бы ни был мотив компании, своим нынешним поведением она может добиться того, что информацию о ней просто перестанут публиковать. Другое дело, что, быть может, именно этого руководство "Русала" и добивается. Главред "Ведомостей" в своем блоге высказала предположение, что Дерипаске может просто не нравиться несанкционированное появление в прессе любой информации, связанной с его компанией. Если это действительно так, то такую же кампанию ему рано или поздно придется проводить, например, и против "Коммерсанта" – в случае если газета получит доступ к информации, которая тоже неожиданно окажется коммерческой тайной.

Кстати, именно с "Коммерсантом" связана другая история, в которой засветился "Русал", но которая выглядела куда более миролюбиво, чем та, что разворачивается сейчас. В конце 2007 года в издании была опубликована колонка, автор которой рассказала об освещении слияния "Русала" и СУАЛа в 2006 году. Тогда, вспоминает журналист, "Коммерсант" первым написал о предстоящей сделке, причем известно о ней стало точно так же от источника. Вскоре после появления статьи, пишет автор, обе компании стали наперебой убеждать журналистов, что информация "Коммерсанта" не соответствует действительности, а самой газете пообещали, что ей станет "стыдно". Как известно, сделка состоялась, причем в те самые сроки, какие были указаны в газете.

Справедливости ради стоит оговориться, что в той колонке упоминался не только "Русал" – ее автор сетовала, что все большее число компаний предоставляет журналистам недостоверную информацию. Однако очень расстраивает то, что если раньше журналистам за обращение к своим источникам грозили угрызениями совести, то теперь речь идет о возможной повестке в суд.