«Мамы! Вы поющие или вы пьющие?»

Что в голове у российских женщин, которые борются с абортами и не спорят с мужчинами

Фото: Gregory Bull / AP

Борьба с абортами — одна из важнейших практик для сохранения нации. В этом уверены члены организации «Женщины за жизнь», которые собрались в московском отеле Marriott, чтобы отпраздновать трехлетие фонда. «Лента.ру» побывала на торжестве и делится впечатлениями от увиденного и услышанного.

Зал «Высоцкий» открылся в гостинице Marriott, что на Новом Арбате, недавно. Палас свежий, потолок гладкий, портьеры еще не успели запылиться. Посередине зала, у окна, стоит сцена — здесь будут вручать премию «Амбассадор защиты жизни до рождения» и праздновать третью годовщину фонда поддержки материнства и детства «Женщины за жизнь», выступающего за «защиту жизни до рождения» под девизом «Сохрани в себе Человека!» (то есть, грубо говоря, против абортов). По углам красуются пучки розовых шариков, организаторы заканчивают последние приготовления. Корреспондент «Ленты.ру» заглядывает в зал, но на него никто не обращает внимания. Наконец подбегает девушка-организатор и, заверив, что тут «все в розовом, позитивненько», возвращается к своим делам.

Постепенно начинают прибывать гости, и среди них много беременных женщин и детей. Прямо в фойе мамам делают свежую укладку, в то время как дети бегают друг за другом и громко галдят. На столе лежат две таблички. На одной из них написано «Супермать — суперженщина», а на другой — «Живи, балдей, рожай детей». В сторонке, у столов с яствами, стоят две девушки.

— Вот она мне говорит: я, мол, сделаю аборт, а потом рожу. А потом жалеть будет! — говорит одна.

— Да, и, главное, не хотят осознавать свою вину, не хотят слышать! — вторит ей другая.

— Надо с ними разговаривать, заставлять говорить, слушать… — дает совет первая.

Постепенно в зале становится тесно. Прибывшие здороваются и сразу же приступают к «водным процедурам», благо на отдельном столике их уже ждет батарея бокалов с вином и армянским коньяком. На сцену бодро выбегает актер театра и кино Артур Смольянинов, а также поднимается женщина с ребенком. «Скажи что-нибудь», — обращается к ребенку актер. Ребенок молчит. «Молчание порой даже важнее, чем слова!» — резюмирует Смольянинов. Он приветствует аудиторию, замечая, что не только «женщины за жизнь», но и «примкнувшие к ним мужчины», да и вообще, «люди за жизнь». «800 спасенных матерей и детей!» — восклицает он и приглашает на сцену «генерального директора фонда, ведущую телеканала "Спас" и просто прекрасную женщину, мать четверых детей Наталью Москвитину».

Москвитина — рыжеволосая женщина в эффектном облегающем зеленом платье. «Это все благодаря тебе! Стоишь, как будто просто шампанского зашла треснуть, как будто ни при чем», — смеется Смольянинов, пока она поднимается на сцену. «С мужчиной, конечно, лучше не спорить, это наша политика», — начинает Москвитина, при этом замечая, что фонд поддерживают «лучшие мужчины». Она призывает расслабиться гостей, обещая им «френдли обстановку», — ведь все люди, которые здесь собрались, «борются за что-то правильное» и повышают демографию страны. Смольянинов подчеркивает, что лучшая награда за все это — «ребята, которые здесь носятся».

Вышедшая вслед на сцену Вера Лекарева, член экспертного совета комитета по делам семьи, женщин и детей Государственной Думы, подчеркивает, что без мужчин в деле продвижения семейных ценностей никак и не без гордости заявляет, что уже отпраздновала золотую свадьбу с мужем. Она подчеркивает, что, по словам нашего президента, самое главное — это «любовь, семья, дети», которые являются «стратегическим запасом страны». Лекарева обещает, что имя Москвитиной будет вписано золотыми буквами в историю России.

Советнику заместителя губернатора Архангельской области Алексею Алтынцеву тоже есть чем похвастаться — в его регионе за пять лет количество абортов снизилось в полтора раза. Он зачитывает обращение от губернатора Архангельской области Игоря Орлова, в котором подчеркивается, что «нет ничего важнее главных ценностей, которые создает по своей природе женщина»: здоровая семья, рождение детей и нравственные устои. По его словам, несмотря на то что времена меняются, женщина остается «главной хранительницей духовных ценностей», и поддержка женщин должна быть всесторонней.

Смольянинов обращается к аудитории с важным предложением: всем, кто сейчас собирается выступать, нужно взять «по бокальчику», чтобы произнести красивый тост. Он приглашает на сцену Александра Малькевича, председателя комиссии по развитию информационного общества, СМИ и массовых коммуникаций ОПРФ, президента Фонда защиты национальных ценностей. «Возьмите стаканчик, ну если вам нетрудно, — попутно упрашивает его актер. — Ну возьмите, пожалуйста, правда! Так будет бодрее, веселее!»

Малькевич предельно серьезен. Он обводит нахмуренным взглядом зал — понятно, что разговор предстоит далеко не веселый. «Не забудьте выпить потом обязательно, после речи», — вновь напутствует его Смольянинов, прежде чем уступить ему место перед микрофоном. Малькевич адресует «низкий поклон» в адрес «наших женщин, которые в составе фонда бьются за сохранение нации».

«Мне как журналисту, который попал в санкционный список США за то, что я рассказываю правду о том, что там происходит, и знает, как там относятся к детям — особенно к детям нерожденным, — хочется все силы приложить со своими единомышленниками, чтобы никогда эта западная зараза не оказалась здесь», — продолжает он. После этого он вспоминает «те законы, которые буквально прямо сейчас подписываются и вводятся в США и предлагаются для распространения во всем мире». По его словам, и в Нью-Йорке, и в штате Вирджиния теперь аборт по закону разрешен «даже после рождения ребенка». «И вот такие демократические ценности они пытаются навязать нам!» — восклицает Малькевич. Но, как говорит журналист, смотря в лица красивых, умных и замечательных женщин и суровых мужчин, он понимает, что «мы этого никогда не допустим во имя нашего будущего, во имя наших замечательных детей». «Наша задача — сохранить и преумножить эту красоту, которая есть в нашем народе», — завершает свою речь Малькевич, поднимая бокал за собравшихся.

Мероприятие продолжается. Президент общенационального Союза НКО Александр Айгистов, помимо поздравлений фонда отмечает, что сам «появился на свет благодаря "советской пропаганде против абортов"». Москвитина вручает премию комитету «Колыбель» из Иваново, члены которого «не боятся говорить, что аборт — несомненное зло». Протоиерей Дмитрий Рощин передает Москвитиной благословение от патриарха Кирилла, с которым та несколько раз беседовала (что является, по словам священника, «большим достижением в общественной жизни»). Первую часть программы завершает хор мам — женщин в красных передниках, поющих колыбельную.

«Мы поняли, что баю-бай уже пора готовиться, — говорит Смольянинов, запрыгивающий на сцену вслед за мамочками. — А может и не пора… Нет, еще полвосьмого, можно еще беспредельничать!» Он приглашает к микрофону женщину по имени Слада, которая должна от первого лица рассказать о том, как фонд помог ей сохранить ребенка. Но Слады не видно. «У нас есть Слада?.. Слада-неполада!.. Она есть, но ее как бы нет, так вообще часто в жизни бывает», — каламбурит Смольянинов. Вместо женщины на сцену выходят двое мужчин. Один из них — председатель организации «Офицеры России», Герой России генерал-майор Сергей Липовой, а другой — тоже Герой России, Андрей Звягинцев.

«Когда Всевышний создавал российскую женщину, он в нее вложил все, что у него было: красоту, мудрость, целеустремленность, здоровье, — начинает Липовой. — И поэтому только про российских женщин говорят, что они готовы войти в горящую избу, коня на скаку остановить, за своих детей любого уничтожить — даже львице пасть порвать!» Но в то же время он призвал помогать таким женщинам, когда они попадают в «сложную жизненную ситуацию, в которой нужно твердое плечо». «Нашей стране нужны новые пахмутовы, добронравовы, жуковы — нужна элита, и команда Натальи Викторовны именно этим и занимается!» — отметил он. Напоследок Звягинцев и Липовой произнесли: «Господа офицеры, за наших женщин нам выпить пора. Гип-гип ура!», — опрокинули бокалы и спустились в зал.

***

Выступлений было еще много. Нашлась женщина по имени Слада с ребенком, которая со слезами на глазах благодарила фонд за поддержку. Исполнительный директор Национальной родительской ассоциации Лариса Санатовская подчеркивала необходимость полной семьи, где есть отец и мать, а также говорила о сложнейшей операции на плоде, проводимой внутриутробно. Смольянинов объявлял музыкальную паузу, вызывая хор поющих мам. «Мамы! Вы поющие или вы пьющие? А, непьющие? Ну тогда выходите! — кричал он, призывая коллектив на сцену. — А что, петь нечего? Ну давайте что-нибудь из Раммштайна, духоподъемное!» Мамы смущенно говорили, что они кормящие и потому не пьющие, а потом пели «нетрадиционную» песню в стиле регги.

В конце мероприятия еще одна женщина, которой фонд помог сохранить ребенка, благодарила собравшихся со сцены. Вероятно, немного захмелевший Смольянинов наклонился к ребенку. «Ууу, глаза! Тебя как зовут, глаза?» — спросил он у полугодовалого малыша, который сидел на руках у мамы, подставив ему микрофон. Ребенок секунд пять смотрел на актера, а потом, улыбнувшись, начал медленно лизать устройство. «Девчонки, рожайте еще, нам по кайфу!» — воскликнул Смольянинов. Мероприятие переходило в свою неофициальную фазу.