Персона нон грата белорусского масштаба

Депутатам Государственной Думы России Борису Немцову и Ирине Хакамаде не позволили въехать на территорию Белоруссии.

Сбылась заветная мечта Александра Григорьевича Лукашенко. Наконец-то довелось ему продемонстрировать свою президентскую мощь не на всяких там белорусских журналистах, американских послах и европейских представителях, а на высокопоставленных гостях из самой близкой, самой союзнической и самой необходимой ему страны - словом, из России. Причем как раз в то время, когда договор о союзе между Россией и Белоруссией, о жизненной необходимости которого было сказано столько красивых и важных слов, начал приобретать, наконец, сколько-нибудь очерченные формы. Но не успели представители российской Государственной Думы, лидер фракции СПС Борис Немцов и вице-спикер Ирины Хакамада, а также сопровождавший их политолог Сергей Марков, приземлиться в международном аэропорту Минска, куда прилетели для участия в конференции "Белоруссия - Россия: новая интерграция", как тут же были подхвачены под белы руки сотрудниками в штатском, под конвоем доставлены в другой аэропорт, "Минск-1", и в скором времени высланы обратно в Москву.

Подобный шаг белорусского президента назревал давно. С Немцовым лично и вообще с российскими правыми у Александра Григорьевича старые счеты. Но особенно обострились они после того, как в августе этого года российский президент Владимир Путин, до тех пор сквозь пальцы смотревший на существование странного полуноминального Союзного государства России и Белоруссии под руководством бессменного госсекретаря Пал Палыча Бородина, в прямой и жесткой форме поставил вопрос о реальном объединении двух государств в единый союз.

Собственно, российские правые непосредственного участия в выработке этого путинского плана не принимали, и поначалу Лукашенко обиделся именно на Путина и его ближайшее окружение. Однако поскольку процессы интеграции России и Белоруссии, видимо, все-таки необратимы, а сам Александр Григорьевич, в силу своего непримиримого нежелания играть по московским правилам, рискует оказаться на обочине движения к российско-белорусскому объединению, вероятность того, что нынешний президент республики Белорусь тем или иным способом окажется вытеснен из своего кресла, значительно возрастает. И не последнюю роль в этом может сыграть белорусская оппозиция в лице, например, Объединенной гражданской партии, на которую Лукашенко, по понятным причинам, смотрит как на своего кровного врага. А вот уже с руководством этой партии у Немцова сложились особенно доверительные отношения, о чем Александру Григорьевичу хорошо известно.

Масла в огонь подлили сразу два события, странным образом совпавшие по времени. 4 сентября Владимир Путин направил своему белорусскому коллеге письмо, в котором предложил три варианта "дальнейшего продвижения российско-белорусского единения". К двум ранее озвученным вариантам такого единения - полной интеграции России и Белоруссии в рамках единого государства с едиными же представительными и исполнительными органами власти и объединению в рамках надгосударственного образования по типу Евросоюза - Путин присовокупил третий, сводившийся к словам "работа по объединению на основе положений действующего Договора о создании Союзного государства". Однако оказалось, что возвращение к статус-кво Лукашенко почему-то уже не устраивает, о чем он вскоре высказался, опять намекая на врагов будущего союза в администрации Путина.

Но ровно в тот же самый день, 4 сентября, в газете "Завтра" была опубликована статья под названием "Беспокоит приемная Немцова...", с электронной копией которой можно ознакомиться на информационно-политическом портале "Советская Россия". В преамбуле к статье говорится о том, как в редакции газеты появился неприметный человек с чемоданчиком в руках, который был набит разнообразными аудиоматериалами, представлявшими собой записи разговоров различных видных российских государственных и политических деятелей. Якобы этот человек предлагал сотрудникам редакции "Завтра" купить у него весь компромат оптом, но, видать, цену загнул слишком высокую, так как завтрачники наскребли денег всего на одну пленку с надписью "Немцов".

На пленке, полная расшифровка которой как раз и составила основное содержание статьи в "Завтра" от 4 сентября, был записан разговор между вице-спикером Госдумы Борисом Немцовым и главой Объединенной гражданской партии Белоруссии Анатолием Лебедько. Разговор этот, как следует из текста, состоялся где-то в 20-х числах августа. Немцов сообщает Лебедько, что организовал встречу лидеров белорусской оппозиции с Владиславом Сурковым, заместителем главы администрации российского президента, - якобы Сурков готов принять их в Кремле. Далее Немцов подробно излагает Лебедько второй "мягкий" вариант объединения России и Белоруссии "по Путину", то есть объединения, напоминающего Европейский союз - с общим парламентом, решения которого подлежат обязательной ратификации в национальных парламентах.

Но что самое интересное, из разговора, подслушанного информатором газеты "Завтра", следует, что этот второй вариант, против которого столь решительно выступал Лукашенко, может послужить основой для политического сближения Москвы и Объединенной гражданской партии, готовых соединить усилия за спиной у нынешнего белорусского президента.

Из всего подслушанного (а по данным, например, интернет-сайта Полит.Ру, разговор между Немцовым и Лебедько записывали белорусские спецслужбы, и сброс его в прессу организовали они же), по мнению газеты "Завтра", следует, что "Кремль вступил в секретные переговоры с белорусской оппозицией, делая ставку на свержение Лукашенко... Что олигархи желают сместить Лукашенко как непреодолимую преграду на пути российского криминального бизнеса... Что, желая устранить Лукашенко, олигархи призывают Кремль к экономической блокаде Беларуси, чтобы дестабилизировать обстановку в республике и вызвать бунт. Что ненависть к белорусскому лидеру носит не только политический и экономический характер, но почти религиозный, как к славянскому лидеру, народному вождю, любимцу белорусов и русских".

Примечательно, что сам Немцов немедленно откликнулся на публикацию в "Завтра", заявив, что напечатанный там разговор между ним и Лебедько действительно имел место. При этом, правда, лидер думской фракции СПС заявил, что обращается в прокуратуру с требованием разобраться, каким образом конфиденциальная беседа могла попасть в открытую печать. К тому же, добавил он, все, о чем он в тот день тайно беседовал с Лебедько, ранее так или иначе высказывалось им публично. После этого генеральный прокурор России Владимир Устинов распорядился провести расследование по факту незаконного прослушивания телефонных разговоров депутата Думы, причем пообещал, что прокуратура не только накажет непосредсвенных виновников, но и даст правовую оценку действиям газеты, опубликовавшей незаконно добытую информацию.

Но это российская прокуратура, которая, как известно, белорусским властям не указ. Поэтому нет ничего удивительного в том, что прилет Немцова в Минск для участия в оппозиционной конференции Александр Григорьевич счел прямым вызовом своему режиму. Дальнейшее происходило по накатанной схеме: как только Немцов и сопровождавшие его лица ступили на летное поле международного аэропорта "Минск", к нему подошли сотрудники белорусского КГБ и пограничной службы и предъявили текст закона, в соответствии с которым Немцов должен был немедленно вернуться туда, откуда явился, то есть в Москву. Никаких протестов со стороны депутата российской Думы слушать они не стали, а, по словам Немцова, даже попытались устроить политическую провокацию, подсунув ему какие-то доллары. Впрочем, эти события лучше привести в изложении самого лидера фракции СПС, который уже после того, как был под конвоем доставлен в другой минский аэропорт, по мобильному телефону дал интервью Первому каналу российского телевидения:

Ведущий: Борис Ефимович, здравствуйте. Немцов: Добрый день. В.: Объясните, пожалуйста, что происходит. Н.: Вы знаете, мне трудно объяснить, но то, что нарушены все договоренности, что это противоречит принципам и основам союзного государства, думаю, для всех очевидно. Мы ехали на конференцию, посвященную проблеме объединения России и Белоруссии. "Союз правых сил" поддерживает идею объединения, предложенную президентом Путиным, по принципу Евросоюза. У нас были конкретные предложения по поводу того, как эти предложения наиболее эффективно осуществить. Однако мы были арестованы, как только сошли с трапа самолета - Ирина Муцуовна (она сейчас сидит рядом со мной), Сергей Марков - известный российский политолог. Мы были отправлены в другой аэропот "Минск-1" в сопровождении белорусского КГБ и так далее. Аргументы и основания для того, чтобы так себя вести, Лукашенко придумал феноменальные - он сослался на закон о правовом положении иностранных граждан в белорусском законе, на статью 20-ю этого закона, где говорится, что иностранные граждане могут не допускаться в страну, если это угрожает государственной безопасности республики Беларусь, охране общественного порядка или здоровью населения. По всей видимости, Ирина Муцуовна, Сергей Марков и я очень угрожаем здоровью населения республики Белорусь, а также безопасности и общественному порядку... Но я это расцениваю, - как вам сказать, как проявление агонии, провокацию. Кстати говоря, они нам еще и доллары подсунули напоследок, но потом стало ясно, что это провокация, потому что там было много свидетелей, которые видели, что никаких долларов не было. Тут же они их спрятали куда-то, и никаких долларов больше не было, они их не показывали, хотя мы просили, чтобы они еще раз их принесли. Короче говоря, я вам что скажу: Лукашенко против союза, он доказывает это всем своим поведением. Мы надеемся, что будет дана соответствующая оценка того, что сейчас произошло, и будет дана соответствующая оценка главой государства, потому что иметь дело с человеком, который попирает любые законы, который наплевал на все наши союзнические отношения, иметь дело с этим человеком очень опасно. И на мой взгляд, мы должны сейчас приложить все силы к тому, чтобы найти здоровые силы в Белоруссии для того, чтобы процесс объединения был продолжен.

Вскоре после этого, прилетев в Москву, Немцов, Хакамада и Марков еще раз прокомментировали все случившееся. Выяснилось, в частности, что из Белоруссии выслали, собственно, одного только Немцова - с формулировкой "за неоднократные вмешательства во внутренние дела республики Беларусь", - а его спутники просто проявили партийную солидарность. Кроме того, оказалось, что белорусские кгбэшники подсовывали московским гостям не только доллары, но и какие-то документы - по словам Ирины Хакамады, события в Минске были самой настоящей политической провокацией и даже напомнили ей 37-й год.

Но главное теперь даже не это. В конце концов, с высокопоставленными российскими политиками в союзном и почти братском государстве вряд ли могло случиться что-то по-настоящему скверное, да к тому же на дворе все-таки не 37-й год и Лукашенко, при всех его амбициях, не Сталин. Поэтому гораздо важнее персональной судьбы Немцова, как именно отреагирует на эти события Кремль. Следует полагать, ответ последует быстрый и жесткий. По крайней мере, Министерство иностранных дел России выступило с официальным заявлением буквально через три часа после того, как Немцов, Хакамада и Марков приземлились в Минске. От лица официального представителя МИД России Б.Н. Малахова в этом заявлении говорится:

В Москве с недоумением и глубокой обеспокоенностью восприняли сообщение о том, что в аэропорту города Минска представители белорусских властей воспрепятствовали въезду в Белоруссию российскому гражданину, депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Б.Е.Немцову. Нарушения права свободы передвижения граждан наших стран в рамках Союзного государства не только не вписываются в особый характер отношений между Россией и Белоруссией, но и бросают тень на процесс союзного строительства. Очевидно, что эта акция инспирирована определенными кругами, не заинтересованными в развитии российско-белорусского сотрудничества и интеграции. Рассчитываем, что белорусское руководство представит объяснения относительно данного инцидента.

Другие материалы