Только важное и интересное — в нашем Facebook

Усмирение Памира

В Таджикистане подсчитывают убитых после спецоперации

25 июля, на второй день после начала масштабной военной операции на юго-востоке Таджикистана, власти объявили о прекращении огня. В Хороге (административном центре Горно-Бадахшанской автономной области), который на сутки превратился в зону боевых действий, теперь приходят в себя и оценивают количество жертв.

Власти при этом лишь частично достигли целей, поставленных перед началом операции (по крайней мере - официально). Часть боевиков, которые противостояли военным и сотрудникам спецслужб, убита, еще некоторое количество задержано. Предполагаемый лидер группировки (бывший полевой командир, а ныне пограничник) скрылся.

Впрочем, в неофициальных версиях, касающихся последних событий на Памире, властям приписываются совсем другие цели: от "зачистки" нелояльного региона в преддверии выборов до борьбы за контроль над каналами наркотрафика.

Официальные итоги (точнее, предварительные итоги) спецоперации в Хороге, по версии властей на вечер 24 июля выглядели так. 30 боевиков убито и еще 40 задержано, изъято более ста единиц огнестрельного оружия. Со стороны правительственных сил убито 12 и ранено 23 человека. Потерь среди мирных жителей, как утверждалось, нет.

Предполагаемый лидер группировки контрабандистов Толиб Айембеков (власти обвинили Айембекова и его сторонников в убийстве генерала национальной безопасности Абдулло Назарова, которое, собственно, и послужило поводом для начала спецоперации), по неофициальной информации, бежал в соседний Афганистан. По некоторым данным, в боях 24 июля был убит один из его сыновей. В числе убитых, как сообщалось, оказался и бывший полевой командир (в СМИ его назвали "неофициальным лидером Памира") Едгор Шомусаламов.

Хотя в Хороге и были прекращены боевые действия, о нормализации обстановки речи пока нет. "Пока в городе затишье, сколько оно продлится, неизвестно, - заявил русской службе "Би-Би-Си" местный житель. - Не работают магазины, центральный рынок, государственные учреждения".

В прессе и социальных сетях тем временем распространялась информация о масштабных разрушениях (некоторые утверждали, что город якобы "бомбили с воздуха") и многочисленных жертвах среди мирного населения. Источник русской службы "Би-Би-Си" также утверждал, что в районе "УПД", где велись боевые действия, он видел "многочисленные разрушения, убитых мирных граждан". Другой житель Хорога между тем заявил агентству Reuters, что "жертвы есть только среди воюющих" и что "город никто не бомбил". Он также добавил, что утром 25 июля ходил в магазин за продуктами (магазин, по его словам, работал).

Вечером 25 июля "Радио Озоди" (местная служба "Радио Свобода") сообщило, что обстановка в городе остается спокойной. "В некоторых местах открылись продовольственные магазины. Местный рынок по-прежнему закрыт, - передала радиостанция. - На улицах и проспектах Хорога видны военные".

После прекращения огня в городе была создана комиссия, которая проверит информацию о жертвах среди мирных жителей. Корреспондент агентства "Азия-Плюс", включенный в эту комиссию, рассказал, что она "проводит подворовый обход и выясняет, есть ли погибшие и раненые". Судя по первым поступившим результатам, данные о жертвах среди мирного населения подтверждаются. По словам корреспондента, предварительно известно о 20 погибших. "Сейчас тела погибших доставляются в морг, где проходит опознание", - сообщил он.

При этом поступило полуофициальное подтверждение и данных о больших потерях среди правительственных сил. Некий офицер, участвовавший в операции, рассказал агентству, что в Душанбе из Хорога были доставлены около ста убитых сотрудников силовых структур.

Тем временем стало известно, что власти приступили к переговорам с представителями вооруженных формирований. По информации Reuters, "за стол переговоров сели министр обороны Шерали Хайруллоев и несколько полевых командиров". Власти требуют, в частности, выдачи подозреваемых в убийстве генерала Назарова. Боевикам также было предложено сложить оружие. Тем, кто согласится, обещана амнистия.

Версии

Официальная версия событий в Горном Бадахшане с самого начала представлялась сомнительной. Если не сказать - нелепой. То есть неподалеку от Хорога был убит генерал спецслужбы, в убийстве заподозрили сторонников бывшего полевого командира (ныне пограничника) Толиба Айембекова, выдавать подозреваемых он отказался. И что - все это дает основания для того, чтобы стянуть в областной центр группировку в несколько тысяч человек (военных и сотрудников спецслужб) и превратить город в зону боевых действий? Это такой метод расследования убийства?

Айембекова и его сторонников обвинили также в контрабанде наркотиков и бандитизме. При этом было объявлено, что преступной деятельностью группировка занималась долгое время. То есть силовые структуры до сих пор либо не замечали этого, либо закрывали на это глаза. А теперь вот замначальника погранотряда и его люди стали вдруг настолько опасными, что понадобилось бросать против них войска?

Внятно объяснить, против кого же все-таки используются стянутые в Хорог силы, власти не смогли. Сначала было объявлено, что это некая группировка контрабандистов и бандитов под руководством пограничника Айембекова (при этом ее численность названа не была, неофициальные источники утверждали, что правительственным силам противостоят несколько сотен человек).

На следующий день после начала операции источник в силовых структурах заявил агентству "Авеста", что правительственным силам противостоит не одна группировка, а 6-8 бандформирований, численность каждого из которых составляет от 60 до 90 человек. А в Агентстве по контролю за наркотиками журналистам сказали, что спецоперация, проводимая на юго-востоке страны, направлена "на обезвреживание крупных организованных преступных группировок, члены которых подозреваются в совершении ряда наркопреступлений".

Сам Айембеков еще до начала операции заявил, что историю с убийством генерала Назарова (в прессе при этом обсуждалась неофициальная версия, что генерал якобы сам был связан с контрабандистами, по другой версии, - опять же неофициальной, - он погиб в результате бытового конфликта) власти используют как повод для того, чтобы очистить регион от "неугодных и неудобных бывших полевых командиров" (тех, кто в годы гражданской войны сражался на стороне Объединенной таджикской оппозиции против Народного фронта, возглавляемого будущим президентом Эмомали Рахмоном).

Впрочем, одними только полевыми командирами, проживающими в Горном Бадахшане, дело, похоже, не ограничивается. Одна из активно обсуждаемых сейчас версий заключается в том, что неофициальная цель операции – "усмирение" региона, недостаточно лояльного по отношению к центральной власти. Происходящее на юго-востоке страны, как пишет "Азия-Плюс", напоминает акцию устрашения. "Горный Бадахшан неоднократно выражал свое недовольство действиями местных властей, обвиняя их в коррумпированности, - поясняет агентство. - Центральные власти в регионе менее влиятельны, чем неформальные лидеры Памира, что всегда вызывало раздражение таджикских властей".

Нынешняя силовая акция, следуя этой версии, обусловлена близостью президентских выборов. Выборы в Таджикистане должны пройти в 2013 году. Нынешний президент Эмомали Рахмон благодаря принятым ранее поправкам в конституцию сможет баллотироваться на очередной, четвертый по счету срок. Если, конечно, оппозиция, представители которой грозят "революцией", не сможет реализовать свои угрозы. И если власти, со своей стороны, заранее "зачистят" очаги возможного сопротивления.

"В Бадахшане, - утверждает эксперт по странам Центральной Азии Аркадий Дубнов, - фактически все население является противниками центральной власти. Именно там базируется уже второе поколение боевиков оппозиции, которые не смогли инкорпорироваться в новую таджикскую реальность". "Извините за цинизм, но, думаю, если бы не было этого повода - убийства Назарова, его нужно было бы выдумать тем, кто сегодня у власти в Душанбе, - полагает он. - За год с лишним до президентских выборов в Таджикистане, где у Рахмона нет никаких серьезных соперников, кроме вооруженной оппозиции, эту занозу нужно было выдрать".

В качестве дополнительного фактора тут может фигурировать и наркотрафик. По словам Дубнова, через Бадахшан последние десятилетия проходила главная наркотропа из Афганистана через Киргизию. "И очень многое в схватках, которые кажутся политически окрашенными или экономически обоснованными, лежит в борьбе за раздел этого наркобизнеса", - считает эксперт.

Между тем власти, преследуя свои цели, зашли на довольно опасную территорию. Дело не только в угрозе, которую несет в себе разжигание межрегионального противостояния (с этого в 1990-е годы началась гражданская война). Населяющие Горный Бадахшан памирцы, как отмечает "Фергана", отличаются от прочего населения Таджикистана не только в этническом, но и в религиозном отношении: в регионе большинство коренных жителей составляют исмаилиты (последователи шиитских течений), тогда как в других областях Таджикистана проживают в основном сунниты. По словам источника агентства в Таджикистане, среди исмаилитов сегодня распространены настроения в духе "враги пришли на нашу землю и убивают мирных людей". Несколько сотен представителей этого течения вроде бы уже собрались на границе Афганистана и готовы прийти на помощь единоверцам.

Однако даже более опасным для руководства Таджикистана, как полагает агентство, является то, что "под эти знамена" в республике могут собраться и другие противники действующей власти.

Кое-какое движение в этом направлении, кстати, наметилось. В целом происходящее напоминает реакцию казахстанской оппозиции на декабрьские беспорядки в Жанаозене. Часть оппозиции тогда пыталась представить происходящее как "народное восстание" - или же как "мирный протест, жестоко подавленный кровавым режимом". При этом звучали призывы к международному вмешательству. Можно спорить о том, были ли события в Жанаозене изначально частью сценария в духе "арабской весны". Однако после начала беспорядков со стороны оппозиции были попытки направить ситуацию по этому пути.

В Таджикистане повернуть ситуацию в русло "борьбы с режимом" пытался, в частности, представитель оппозиционной Социал-демократической партии Алим Шерзамонов (руководитель регионального отделения партии в ГБАО). Активно раздавая интервью различным СМИ, он заявлял, что "на Памире идет этническая чистка" и что областной центр "бомбят с воздуха". "Правительственные войска сейчас в панике, поскольку никто не ожидал, что спецоперация продлится до вечернего времени суток, - уверял он в первый день операции. - А ночь - это время оппозиции, поскольку основные удары оппозиционных сил по правительственным войскам будут осуществлены ночью".

В одном из заявлений, распространенных в СМИ, оппозиционер отмечал, что готов вместе со своими соратниками "начать борьбу с преступным режимом Эмомали Рахмона". В другом сообщении уверял, что смена "режима" - это, мол, уже дело нескольких дней. "Через два-три дня эта власть вообще уходит с политической арены, - цитировало Шерзамонова агентство REGNUM, - другие регионы могут нас поддержать, мы надеемся на это". Впрочем, в интервью оппозиционному казахстанскому телеканалу К+ оппозиционер был менее оптимистичен. "Революционный потенциал Таджикистана ежегодно утекает в Российскую Федерацию, - с явным сожалением констатировал он. - То есть, полтора миллиона наших граждан на нелегальном основании живут в России. А Таджикистан сегодня живет в перерывах между конфликтами с нынешним режимом, кажущимся стабильным".

P.S.

Утром 26 июля агентство "Авеста", ссылаясь на источник в силовых структурах, сообщило, что минувшая ночь в Хороге прошла спокойно, перестрелок зафиксировано не было. Переговоры с представителями бандформирований, по словам источника, продолжаются. Утром также стало известно, что Эмомали Рахмон отменил свою поездку в Лондон на открытие Олимпиады. Источник в официальной делегации подтвердил, что такое решение принято в связи с ситуацией в Горном Бадахшане.