Тамбовская империя

В бандитском Петербурге 90-х был «ночной губернатор». Его боялись все

Кадр: фильм «Чума»

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных организованных преступных группировках 90-х. В предыдущей статье мы начали рассказ о бандитском Петербурге. В городе на Неве в то смутное время началась ожесточенная война между бандами, которые использовали хитроумные схемы заработка, но не брезговали при случае пустить конкурентам кровь. Победителем в той войне стала могущественная Тамбовская ОПГ. В историю лихих 90-х она вошла с длинным списком громких дел — от попытки достать субмарину для колумбийских наркобаронов до убийства политика Галины Старовойтовой. Власть тамбовских была столь велика, что их главаря называли «ночным губернатором Петербурга»...

Предупреждение

В истории многих ОПГ 90-х есть личности, которые, по некоторым данным, в том числе по свидетельствам современников, принимали участие в криминальных событиях. Однако их вина так и не была доказана в суде. Во избежание судебных издержек и обвинений в клевете «Лента.ру» изменила имена таких персонажей на вымышленные.

Пионеры стрелок

В конце 80-х тамбовские в основном промышляли игрой в наперстки на Сенном рынке, умудряясь получать на доверчивых ленинградцах немалую дневную выручку. Среди самых талантливых наперсточников числился некий Матвей Игнатов (имя изменено). Родившийся в 1958 году Игнатов, как и многие бандиты, был выходцем из спортивной среды: в свое время занимался борьбой, но особых успехов не достиг — по слухам, из-за взрывного характера.

Этот характер не раз служил своему владельцу плохую службу: до прихода в наперсточники Игнатов дважды побывал за решеткой. Первый раз топтать зону он отправился в 1977 году за умышленное убийство, а в 1984 году из-за гневливого нрава попал в колонию уже за непредумышленное убийство — перестарался в драке.

Обладавший лидерскими качествами Игнатов выделялся на фоне других наперсточников. Постепенно вокруг него образовалась своя бригада, в которую он брал самых перспективных бойцов. Будучи коренным ленинградцем (едва ли не единственным среди местных бандитов), Игнатов не страдал снобизмом: в его группировку принимали приезжих из Перми, Кемерова, Красноярска, Воронежа, Северодвинска и других городов. Тамбовские относились к пополнению благосклонно, считая, что таким образом лишь растет мощь их группировки. Вскоре Игнатов «уволился» из наперсточников и начал «стричь» рыночных торговцев, регулярно получая с каждого по десять рублей в день. Но при этом обязанности крыши он выполнял исправно, вступаясь за подопечных в любой заварухе.

В 1989 году у игнатовских вышел конфликт с тамбовскими. Поводом стал проступок одного из подручных главаря Тамбовской ОПГ Сергея Борисова (имя изменено), который на Сенном забрал у продавца кожаную куртку, «забыв» за нее заплатить. Обиженный коммерсант пожаловался Игнатову, а тот в порыве ярости не побоялся пойти против непосредственного начальства. Решить дело миром не удалось, и игнатовские назначили тамбовским встречу в деревне Новое Девяткино. На разборку участники обеих группировок захватили огнестрельное оружие, которое пустили в ход после недолгой словесной прелюдии: очевидцы свидетельствовали, что нервы сдали именно у команды Игнатова. Но победили в итоге тамбовские. Считается, что в криминальной истории новой России это была одна из первых стрелок; традиционными такие встречи стали лишь в лихие 90-е.

Само собой, после этого инцидента пути Тамбовской ОПГ и бригады Игнатова разошлись. При этом главарь последней, как активный участник перестрелки, даже попал в поле зрения правоохранительных органов и был арестован. Но вскоре освободился и уехал в Швецию, откуда поползли инициированные самим беглецом слухи о его смерти. «Воскрес» Игнатов лишь после того, как улеглась шумиха. Вернувшись в родной город, он тут же принялся наращивать могущество своей группировки и весьма в этом преуспел: какое-то время за Игнатовым значился негласный титул «императора бандитского Петербурга».

Надо отметить, что расцвет империи Игнатова пришелся как раз на время тюремного заключения Борисова, когда тамбовские были фактически обезглавлены. Собрав капитал на ниве обширного рэкета, Игнатов начал открывать свои сауны и фирмы, например, по вызову проституток на дом и по скупке цветных металлов, даже организовал собственное нелегальное предприятие по производству револьверов. Неизвестно, каких высот смог бы достичь «император», если бы не очередной арест за незаконное хранение оружия в 1992 году.

Суд над Игнатовым состоялся в 1995 году, но поскольку назначенный ему срок был соразмерен времени, проведенному в СИЗО, авторитета освободили прямо в зале суда. Правда, особо разгуляться после выхода на свободу Игнатову не удалось: к этому времени его группировку стали активно теснить тамбовские. После безвременной кончины некоторых своих сподвижников он не стал испытывать судьбу и в очередной раз скрылся в Европе. Позже авторитет пытался окончательно замести следы, женившись на испанке и взяв фамилию супруги. Тем не менее даже за границей Игнатов долгое время находился под следствием по ряду статей — в том числе о вымогательстве, контрабанде и торговле оружием. Известно, что сейчас он продолжает скрываться от правосудия, и пока весьма успешно.

Подводный наркофлот

Устранив главных конкурентов — Великолукскую ОПГ (об этом «Лента.ру» рассказывала в предыдущей статье спецпроекта «Лихие 90-е») — и разобравшись с братвой Игнатова, Тамбовская ОПГ осталась практически единовластной правительницей криминального Петербурга (параллельно с ней действовали члены казанской группировки, но их пути не пересекались). К этому времени сферы влияния группировки Борисова выходили далеко за пределы Северной столицы и распространялись на Карелию, Новгородскую и Псковскую области. Еще в 1993 году тамбовские застолбили за собой право на оптовую наркоторговлю, вытеснив с рынка своих прямых конкурентов — азербайджанских бандитов.

Свою роль в победе команды Борисова сыграл знаменитый вор в законе Вячеслав Иваньков (Япончик), который в те времена обитал в США. Именно его сподвижники свели тамбовских с представителями медельинского наркокартеля под предводительством Пабло Эскобара и картеля Кали. Последние вскоре начали поставлять тамбовским кокаин в ящиках с замороженными креветками.

Примечательно, что в планах у колумбийских наркоторговцев была покупка российской субмарины для перевозки наркотиков. Вначале речь шла о малой подлодке перспективного проекта 865 «Пиранья» длиной 28,3 метра: однако новейшая субмарина для разведывательно-диверсионных операций оказалась дороговата для наркобаронов из Южной Америки. Тогда им предложили старую 91-метровую дизельную субмарину проекта 641 «Фокстрот»: в 1990-х годах такие подлодки шли под списание. «Фокстрот» позволил бы наркоторговцам за раз ввозить в Россию около 40 тонн кокаина, его планировалось размещать в нишах для торпедных аппаратов.

Обсуждалась и цена: вначале питерские бандиты заломили за подлодку 20 миллионов долларов, но колумбийцам удалось сторговаться до 5 миллионов. Однако в итоге сделка не состоялась, и наркотики продолжали поставлять в Петербург в контейнерах с фруктами. Был налажен и сухопутный наркотрафик через Выборг — в банках мясных консервов. Деньги в общак Тамбовской ОПГ лились рекой.

Всесильная братва

Лидер Тамбовской ОПГ Сергей Борисов до 1996 года обитал в Швейцарии, куда перебрался после покушения в июне 1994 года: киллеры изрешетили машину криминального авторитета на улице Турку в Санкт-Петербурге. Борисов потерял почку и правую руку, но выжил. В вынужденной эмиграции у него было время подумать и осознать: чтобы его группировка оставалась на плаву, надо менять направление деятельности — уходить от силового рэкета и преступных связей в сторону легального бизнеса и максимальной интеграции с властью.

«Тамбовские первыми поняли, что такое власть, — рассказывал бывший сотрудник петербургского регионального управления по борьбе с оргпреступностью (РУБОП) Евгений Вышенков. — Власть может отдать подряды на топливо, она может дать место. Потому что многие воспринимали бизнес как рынок. Рынок и много-много магазинчиков — это основные деньги…»

Свой план Борисов начал осуществлять еще до возвращения на родину. Денег не жалел — и вскоре прикормил приличное количество власть имущих как в правоохранительных органах, так и в среде депутатов, куда он умело пропихивал и своих людей из группировки. А всех бойцов авторитет перевел в ранг легальных охранников, открыв для такого важного дела собственные ЧОПы. Такая комбинация обеспечила тамбовским разрешения на ношение оружия и положила начало их активной предпринимательской деятельности, где самым перспективным Борисову виделся топливно-энергетический комплекс (ТЭК).

В середине 90-х в городе на Неве была компания-монополист в этой области. Используя связи, глава Тамбовской ОПГ в 1995 году инициировал открытие своей нефтяной компании, включив для верности в число совладельцев людей из мэрии и для отвода глаз став всего лишь вице-президентом. После этого фирма-конкурент усилиями тамбовских, тщательно топивших ее через СМИ, недолго продержалась на рынке, и вскоре предприятие Борисова стало править всем ТЭК второй столицы России.

Ближе к концу 90-х тамбовские управляли фактически целым городом: все порты находились в их власти, так же как рынок недвижимости, большинство ресторанов, крупный мясоперерабатывающий завод, транспортные перевозки, сети автозаправочных станций, оборот алкоголя и так далее. Жилище, где обитал Борисов, походило на царские хоромы. В свое время он выкупил квартиру площадью 480 квадратных метров в элитном доме неподалеку от Смольного и оборудовал ее на свой вкус: мебель из ценных пород дерева, позолота, лепнина и, конечно, антикварные статуэтки.

Кровь в парадной

В конце 90-х одним из самых громких уголовных дел, в котором засветились тамбовские, стало убийство депутата Госдумы и сопредседателя партии «Демократическая Россия» Галины Старовойтовой. 20 ноября 1998 года Галина Васильевна вернулась вечерним рейсом из Москвы в Санкт-Петербург. Встретивший ее в аэропорту помощник Руслан Линьков довез начальницу к ее дому, расположенному на набережной канала Грибоедова. В подъезде их уже дожидались два ликвидатора — члены Тамбовской ОПГ Виталий Акиншин и Олег Федосов, которые тут же начали стрелять.

В Галину Васильевну попали две пули, она погибла на месте; Руслан был тяжело ранен, но выжил. Благодаря его показаниям стражи порядка вышли на след непосредственных исполнителей. А вот с заказчиками вышла путаница. Изначально человеком, приказавшим устранить Старовойтову, значился член Брянской ОПГ Сергей Мусин, а непосредственный приказ киллерам отдавал некто Юрий Колчин, бывший прапорщик ГРУ. Но дело Старовойтовой заиграло новыми красками после того, как подозрение в организации убийства пало на бывшего депутата от фракции ЛДПР и одного из активных членов Тамбовской ОПГ Михаила Глущенко (Тренер, или Миша-хохол).

В свое время Глущенко не раз попадал под суд. Первые столкновения с законом у него состоялись в 1979 году в родном Казахстане: 22-летний алмаатинец был обвинен в групповом изнасиловании несовершеннолетней. Сначала его отправили на восемь лет в колонию строго режима, но после психиатрической экспертизы, признавшей насильника невменяемым, перевели на принудительное лечение в психбольницу. На свободу Глущенко вышел в 1982 году, в том же году прибыл в Ленинград и после многолетних мытарств наконец прибился к группировке Борисова. Он и продвинул Мишу-хохла в депутаты.

Когда на него указал осужденный на два десятка лет Колчин, Глущенко уже находился в местах не столь отдаленных, отбывая восьмилетний срок за вымогательство 100 миллионов долларов у коллеги-депутата. Доставленный на допрос Миша-хохол долго не сопротивлялся, вину в организации расстрела Галины Старовойтовой признал и, надеясь на смягчение приговора, назвал имя заказчика: по словам Глущенко, это был его патрон Сергей Борисов.

Мотивы у Борисова, несомненно, были: Старовойтова активно противилась засилию тамбовских, которые к тому времени начали окучивать Госдуму, стремясь всеми правдами и неправдами стать обладателями депутатских мандатов. Но вина Борисова, несмотря на показания Глущенко и успешное тестирование его на полиграфе, до сих пор достоверно не доказана.

Война с Могилой

Одним из немногих персонажей криминального мира, отважившихся противостоять тамбовским, был авторитет Константин Яковлев по кличке Костя Могила. Мрачное прозвище выросший в семье питерских интеллигентов Яковлев получил еще в докриминальном прошлом, когда трудился могильщиком на Южном кладбище Ленинграда. Именно в этом скорбном месте Яковлев начал проявлять незаурядные способности к налаживанию полезных и нужных связей. Ну, а в 1988 году Костя Могила, отложив в сторону лопату, уже набрал свою команду и занялся рэкетом и мошенничеством с чеками «Внешпосылторга».

К 1993 году, когда на него было совершено первое из четырех покушений, Константин Яковлев уже владел металлургической компанией. Однажды в офис его фирмы пришел человек, который представился доверенным лицом местного бизнесмена, с которым Могила был хорошо знаком. Но как только «доверенное лицо» оказался в кабинете Яковлева, он достал оружие и начал стрелять. Яковлев успел рухнуть под стол и отделался лишь испугом. Бойцы Яковлева тут же обвинили в покушении тамбовских, но позже оказалось, что за этим стоит подчиненный Могилы, который самовольничал, прикрываясь именем шефа, и опасался возмездия.

Со временем Яковлев тесно сошелся с представителями московского воровского клана, в частности — с мечтающим расширить сферу влияния знаменитым Асланом Усояном (Дед Хасан), и начал продвигать их интересы в Санкт-Петербурге. Именно Косте Могиле приписывают организацию всяческих неприятностей Борисову: якобы по вине Могилы он потерял место вице-президента своей нефтяной компании. Между авторитетами началась настоящая война: первым на поле боя пал товарищ Могилы — владелец «Балтийской финансово-промышленной группы» Павел Капыш.

Капыш и так был у тамбовских костью в горле — он владел 50 предприятиями, на которые положила глаз команда Борисова. А тут еще и симбиоз с Могилой, совместный бизнес… 26 июля 1999 года Капыша расстреляли прямо в его бронированном джипе: сработали аж четыре киллера, вооруженные двумя армейскими гранатометами «Муха» и двумя автоматами Калашникова. Били четко — прямо по боковой стойке машины, где стыковались бронированные листы. Шансов выжить у Капыша не было.

20 октября 1999 года на тот свет был отправлен депутат Законодательного собрания Виктор Новоселов — человек, который, по слухам, хорошо знал главаря тамбовских Борисова. Первое покушение на Новоселова произошло еще в 1993 году: его расстреляли на пороге собственной квартиры. Он выжил, но остался прикованным к инвалидному креслу. Вторая попытка киллеров закончилась для него гибелью.

Наемник подгадал, когда автомобиль Новоселова, в котором находился депутат и его приближенные, остановился на красный свет на пересечении Московского проспекта с улицей Фрунзе, и прикрепил бомбу на крышу авто. Грянул взрыв, которым Новоселову разнесло голову. Охранник погибшего сумел ранить и задержать убийцу. Им оказался участник банды киллеров, которую организовал некто Олег Тарасов. Поговаривали, что к ликвидаторам имел непосредственное отношение Костя Могила, но доказать его причастность к гибели Новоселова не удалось. Эту версию сочли маловероятной в связи с тем, что коммуникабельный Новоселов был с Могилой в дружеских отношениях.

Война между Борисовым и Могилой закончилась «худым миром». На стрелке, состоявшейся летом 2002 года в одном из питерских ресторанов, авторитеты решили положить конец вражде, что было выгодно им обоим. Но в мае 2003 года Костя Могила во время «командировки» в столицу был расстрелян в собственном автомобиле — как и его бизнес-партнер Капыш. Еще одной головной болью у Тамбовской ОПГ стало меньше.

Рейдерский разгул

С начала «нулевых», почувствовав пик своего могущества, Борисов начал работать «Доном Корлеоне»: в своих резиденциях он принимал нескончаемый поток визитеров, которые спешили к мафиози с жалобами на нелегкую жизнь. Глава ОПГ помогал кому советом, кому делом, а кому рублем. Все встречи были строго законспирированы и всегда проходили под покровом ночи. Тогда же за Борисовым закрепилось звание «ночного губернатора Петербурга».

2005-2007 годы ознаменовались для Тамбовской ОПГ серией рейдерских захватов, которые, как принято считать, и подвели Борисова и его подельников под монастырь. Команда аферистов насчитывала около двадцати человек. К этому времени у тамбовских были налажены тесные связи с некоторыми сотрудниками Федеральной налоговой службы, которые за скромное вознаграждение способствовали подмене данных в Едином госреестре юридических лиц. Бумажные носители, свидетельствующие о праве собственности старых владельцев, бесследно исчезали. Один за другим своего имущества лишались хозяева универсама, кондитерской фабрики, нефтяной фирмы, отеля, алкозавода, магазинов, ресторанов… За пару лет в руках братвы путем рейдерских атак оказалось 13 заведений.

Одни, зная нравы тамбовских, предпочитали добровольно освободить место, с другими у бандитов проходили ожесточенные бои, чудесным образом обошедшиеся без жертв. Но и на старуху бывает проруха: Борисов промахнулся всего раз, но именно этот промах стал для «ночного губернатора» фатальным. Не разобравшись, что к чему, подручные Борисова «отжали» ресторан у одной из питерских бизнесвумен. На беду тамбовским, у предпринимательницы нашлись покровители помогущественнее тех, кого удалось прикормить Борисову. Делу был дан ход — причем не на местечковом, а на государственном уровне.

Расследование преступлений главы Тамбовской ОПГ велось в Москве, втайне от петербургских коллег: столичные следователи отлично понимали, что некоторые из силовиков Северной столицы наверняка прикормлены Борисовым. Была небольшая утечка, но скорее на уровне слухов: авторитета предупреждали, что над ним сгущаются тучи. Но Борисов лишь вяло отмахивался: слишком уж он верил в свою безнаказанность и нажитые связи. То, что дело обстоит гораздо серьезнее, чем казалось, главарь тамбовских понял, когда 22 августа 2007 года его задержали сотрудники Генпрокуратуры. Они явились к Борисову на дачу, где он отдыхал от трудовых будней.

Вскоре в отношении «ночного губернатора» было возбуждено первое дело по статье 159 УК РФ «Мошеничество». Борисова поместили в следственный изолятор «Лефортово», но стражам порядка стало известно, что на задержанного готовится покушение, и было принято решение перевести его до суда в «Матросскую Тишину». В ноябре 2009 года Борисов был признан виновным в двух из целого ряда преступлений и получил 14 лет лишения свободы. Рядовые рейдеры тамбовских получили сроки от 5 до 15 лет колонии. В разработке у следствия остались и другие случаи рейдерских захватов, но сейчас для этих преступлений уже выходит срок давности, а потерпевшие заявители один за другим отзывают многомилионные иски к Борисову. Велика вероятность, что судебной перспективы у этих эпизодов не будет.

Процесс над «ночным губернатором»

Три года спустя после того, как Борисов отправился по этапу, ему добавили еще 12 месяцев — за вымогательство у владельцев одного из торговых комплексов Санкт-Петербурга. К этому времени адвокаты авторитета успели пожаловаться в Европейский суд по правам человека: по их сведениям, к Борисову ради признательных показаний применяли пытки. Впрочем, одним мошенничеством и вымогательством главарь тамбовских не отделался.

Ему предъявили еще одно обвинение, связанное с захватами, но на этот раз посерьезнее: в организации покушения на главу «Петербургского нефтяного терминала» (ПНТ) Сергея Васильева. По данным следствия, тамбовская братва неоднократно пыталась уговорить Васильева уступить им лакомый кусок, но тот был непреклонен. Угрозы не подействовали, а попытка рейдерского захвата ПНТ оказалась неудачной. 5 мая 2006 года на бизнесмена было совершено дерзкое нападение.

Коммерсант в сопровождении охраны ехал на своем Rolls-Royce по Левашовскому проспекту в сторону Ординарной улицы. Внезапно дорогу иномарке преградили «Жигули», из которых выскочили два бандита с автоматами Калашникова. По машине бизнесмена был открыт огонь на поражение: в корпус попало около 50 пуль. Один из охранников Васильева погиб на месте, а чудом выжившего предпринимателя доставили в госпиталь. Врачам удалось его спасти.

Свою вину в инкриминируемом преступлении Борисов категорически отрицал. Не сидели сложа руки и его адвокаты, которые пытались доказать, что свидетельские показания Васильевым были куплены. Подсудимый выступил с шикарным, тщательно продуманным последним словом. И, казалось, для обвиняемого все закончилось благополучно: 6 июня 2014 года суд присяжных Борисова оправдал. Но в конце ноября Верховный суд приговор отменил, а дело отправил на пересмотр. Новый приговор вынесли спустя два года: Борисов был признан виновным в организации покушения на бизнесмена Васильева и приговорен к 23 годам лишения свободы.

И, как выяснилось позже, этот срок может оказаться для Борисова не финальным. Сейчас в судопроизводстве находится дело по обвинению «ночного губернатора» в создании преступного сообщества. К слову, около десяти лет назад по этой части вышел неприглядный эпизод. Один из питерских стражей порядка во всеуслышание назвал Борисова главой Тамбовской ОПГ и тут же получил миллионный иск: толерантный к высказываниям журналистов на эту тему авторитет блюстителям закона подобной дерзости не простил. Дело закончилось примирением сторон, оперативник был вынужден публично извиниться перед Борисовым. Возможно, после новых судебных слушаний теперь уже Борисову предстоит просить у полицейского прощения за клевету.

Казалось бы, с «посадкой» Борисова и части его бандитов должна была закончиться и история грозной Тамбовской ОПГ, но не тут-то было. Несмотря на то что их бессменный лидер находится в местах не столь отдаленных, тамбовские по сей день занимают солидное место в теневом мире Санкт-Петербурга. Надежды на то, что в ближайшее время что-то кардинально изменится, пока нет. Слишком уж хитроумно и тщательно строил свою криминальную империю выходец из Тамбова, бывший вышибала Сергей Борисов.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!