Новости партнеров

Праздничный парад с международным участием

Торжества в честь юбилея Победы над Германией как предмет кремлевской дипломатии

В конце прошлого года британская газета The Guardian, рассуждая о том, что прошедшие 12 месяцев принесли российскому истеблишменту и чего ему следует ждать от года будущего, отметила, что в 2004-м дела Владимира Путина складывались не очень-то удачно и поэтому, утверждала газета, наш президент постарается взять реванш весной 2005-го, когда придет пора праздновать 60-летие Победы над гитлеровской Германией. Торжества в Москве и по всей стране, полагали британские журналисты, пройдут с большим размахом, чтобы отвлечь россиян от многочисленных экономических и внутриполитических проблем, накопившихся за предыдущий год.

С одной стороны, надо отдать должное прозорливости The Guardian, которая одной из первых среди средств массовой информации указала на очевидный факт: на фоне отсутствия в России внятно сформулированной национальной идеи юбилей победы над фашизмом будет использован властью на все сто процентов, чтобы хоть как-то залатать столь очевидную прореху в российском массовом сознании. С другой стороны, иностранцы, как всегда, ничего не поняли: уверенность россиян в своем общем праве на праздник Победы оказалась так высока, что специально подпитывать ее не пришлось, и поэтому основные политические дивиденды от столь масштабного повода наша власть постаралась получить не на внутреннем, а на внешнеполитическом рынке.

To go, or not to go: that is the question

Что сразу же почувствовали все партнеры России - как ближние, так и весьма далекие. До 9-го мая оставались еще недели и месяцы, а вокруг юбилейных торжеств в Москве полыхали такие дипломатические битвы, каких Европа, да и весь мир, не видели уже давно. Впечатление было такое, будто весна 2005-го оживила международную атмосферу шестидесятилетней давности, заставила вспомнить, что за парадным фасадом празднования победы над общим врагом скрывались и скрываются нелегкие противоречия между бывшими союзниками и другими примкнувшими к ним странами. Обычные протокольные вопросы: ехать или не ехать на торжества в Москву, а если ехать, то с какими словами, - для лидеров многих стран в эти дни приобрели поистине гамлетовскую весомость, а некоторых сподвигли на высказывания и поступки, выходящие за рамки не то что дипломатических, но и обычных норм приличия.

Тон дискуссии задали страны Прибалтики. Президенты Литвы и Эстонии Валдас Адамкус и Арнольд Рюйтель официально ответили отказом на приглашения, разосланные российским МИДом, еще в марте. О причинах такого решения говорилось много, но еще раз точки над i незадолго до начала торжеств расставил премьер-министр Эстонии Андрус Ансип. В ходе своего визита в Финляндию он заявил: "Победа во Второй мировой войне была великой победой над фашизмом, но за ней последовала оккупация стран Балтии... Советский Союз сделал большую ошибку, и признание этой ошибки Россией стало бы важным шагом в укреплении отношений между Россией и странами Балтии". Кстати, в отличие от своего эстонского коллеги президент Финляндии Тарья Халонен принял участие в праздновании 60-летия Победы в Москве. Финское руководство ранее неоднократно заявляло по поводу споров вокруг событий Второй мировой войны, что изучение истории стоит оставить ученым и что прошлое не должно становиться тормозом в развитии отношений между странами.

Но Литва, Эстония и Латвия в эти дни сделали все возможное, чтобы свести смысл исторических событий 1939-1945 годов к тяжелой судьбе своих отдельно взятых народов. Так, в Таллине специально к началу мая выпустили "Белую книгу" с отчетом об ущербе, причиненном эстонскому государству и народу в период с 1940 по 1991 год. Согласно выводам авторов этого издания, за полвека "советской оккупации" Эстония потеряла 180 тысяч человек, а экологический ущерб, причиненный стране, оценивается в несколько миллиардов долларов. А за две недели до 9-го мая Балтийская ассамблея официально призвала Россию признать оккупацию стран Балтии, осудить ее незаконность и возместить нанесенный тоталитарным коммунистическим режимом ущерб народам Эстонии, Латвии и Литвы. Кроме того, прибалтийские парламентарии направили письмо с обоснованием своей позиции президенту США Джорджу Бушу - то ли в виде неявно высказанной просьбы повлиять на упрямый Кремль, то ли в виде столь же неявно выраженного извинения за нежелание считаться с тем, что вообще-то война, победу в которой Россия отмечала в 60-й раз, была мировой.

Ситуация осложнялась еще и тем обстоятельством, что Москва решила приурочить к Дню победы согласование с Латвией и Эстонией ряда важных совместных документов - договоры по поводу российско-латвийского и российско-эстонского участков государственной границы, а также политические декларации об основах взаимоотношений между странами (между Россией и Литвой такая декларация давно подписана). С проектами деклараций скандал вышел сразу после того, как они были переданы Риге и Таллину, а с границами получилось так. Эстония заявила, что свой договор подписать согласна, но ждет дополнительного приглашения из Москвы на саммит Россия-ЕС, намеченный на 10 мая. Однако в Москве решили, что раз эстонцы отказались приезжать на празднование, то больше их никто звать не будет.

А вот президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга в Москву все же приехала, хотя и сопроводила свое решение всевозможными оговорками, в том числе и скандального характера, а по приезде в очередной раз потребовала, чтобы Россия осудила пакт Молотова-Риббентропа 1939 года, отдавший Прибалтику под власть СССР. Но до подписания договора о границе дело и здесь не дошло - несмотря на желание латвийского президета поскорее покончить со всеми территориальными вопросами, пусть и ценой уступки России спорного Пыталовского района Псковской области (или Абренского уезда) - в дело вмешался латвийский сейм, который сопроводил уже подготовленный текст договора дополнительной односторонней декларацией, позволяющей Риге в будущем возобновить территориальные претензии к Москве. На таких условиях от подписания договора отказался уже российский МИД.

Равноудаленность по-американски

Особой остроты в российско-прибалтийские предпраздничные отношения добавил неожиданный визит в Ригу американского президента Джорджа Буша. Буш, разумеется, от приглашения Путина отказаться не мог (в отличие, например, от британского премьера Тони Блэра, который воспользовался тем, что в его стране накануне праздника прошли выборы в парламент, и вежливо уклонился от визита в Москву). Однако в нынешнем мире приезд президента США - слишком весомый подарок принимающей стороне, чтобы Буш просто так, за здорово живешь, вручил его Путину и тем усилил его позиции в споре с внешнеполитическими оппонентами. Поэтому американцы нашли выход из положения, совместив российскую поездку Буша с визитами в две сопредельные с Россией страны: Латвию и Грузию. Разумеется, эти государства были выбраны не случайно - тем самым Джордж Буш как бы провозгласил принцип "равноудаленности" друзей по антитеррористической коалиции, поставив в один ряд Россию с ее бывшими братскими республиками.

Кстати, незадолго до этой поездки Буш в интервью ряду американских СМИ пообещал объяснить Владимиру Путину, что окончание Второй мировой войны в Европе привело, среди прочих последствий, к советской оккупации Прибалтики. А непосредственно перед приездом в Ригу президент США послал госпоже Вике-Фрейберга письмо, в котором признал, что Советский Союз действительно оккупировал страны Восточной Европы, включая Латвию. Правда, когда корреспондент российского телеканала НТВ Владимир Соловьев в ходе интервью напомнил американскому президенту, что решение об этой "оккупации" принималось еще во время войны на тегеранской и ялтинской встречах лидеров стран антигитлеровской коалиции, среди которых был и президент США Франклин Делано Рузвельт, Буш спорить с этим не стал и признал, что Америка наряду с СССР несет свою долю ответственности за послевоенное устройство Европы. Что, впрочем, не помешало ему, приехав в Ригу, и дальше осуждающе говорить о советской оккупации прибалтийских стран.

Благоволением американского президента воспользовался и президент Грузии Михаил Саакашвили, который отказался ехать в Москву буквально в последний момент. Непосредственным поводом к этому стали слова российского министра обороны Сергея Иванова, заявившего за неделю до праздника, что его ведомство не успеет вывести из Грузии расквартированных там российских военнослужащих в сроки, оговоренные незадолго до этого в ходе переговоров между представителями обоих государств, то есть к 2008 году. "В ситуации, когда нет решения вопроса о выводе российских военных баз с территории Грузии, сложно говорить о моем визите в Москву на 9 мая", - заявил тогда Саакашвили, который намеревался совместить свое присутствие на праздничных торжествах с подписанием российско-грузинских соглашений по базам и по ряду других вопросов. Правда, на этот раз уже российский МИД утверждал, что никогда не увязывал свое приглашение лидеру соседней страны с вопросом о подписании двусторонних договоренностей.

Так или иначе, Саакашвили на 9-е мая остался в Тбилиси, где во время торжественных мероприятий в Парке Победы в центре столицы напомнил о том вкладе, который Грузия внесла в дело победы над фашизмом: "Мы ничуть не хуже других, и в этой войне мы сделали гораздо больше. В процентном отношении Грузия потеряла больше всех в самой масштабной войне Европы. Последнее боевое действие в Европе было на голландском острове Тексель, где головы сложили грузины. Грузин возложил флаг над Рейхстагом". Кстати, образ сержанта Мелитона Кантария, который вместе с другим сержантом, Михаилом Егоровым, водрузил знамя Победы над Рейхстагом в 1945 году, показался грузинскому президенту настолько привлекательным, что он вновь обратился к нему, когда вспомнил о других, не столь отдаленных событиях грузинской истории: "В 1992-1993 годах наши ветераны самоотверженно боролись за территориальную целостность Грузии в Абхазии. Наш позор, что этих людей выгнали оттуда. Потомки Мелитона Кантария сегодня не могут попасть в Абхазию. Но я вас уверяю, что у нас еще будут новые Кантарии, потому что наш флаг должен быть возвращен в Абхазию. И я вам это твердо обещаю".

А уже вечером Тбилиси встречал президента США Джорджа Буша, прибывшего в Грузию со своим первым официальным визитом. Как и ранее в Латвии, американский лидер говорил то, что хотело от него услышать местное руководство. Так, выступая на другой день на площади Свободы в столице, Буш назвал Грузию "маяком свободы" в регионе и подчеркнул, что грузинская "революция роз" повлекла за собой "оранжевую" революцию на Украине, "кедровую" революцию в Ливане и какую-то загадочную "пурпурную" революцию в Ираке. После этого он пообещал, что Америка не оставит Грузию в ее борьбе за демократию, и получил из рук Михаила Саакашвили высшую государственную награду страны - Орден Святого Георгия. Лишь после этого, никого не обидев, всех похвалив и всем указав на их место, Джордж Буш с супругой и госсекретарем США Кондолиззой Райс, наконец, покинул гостеприимные просторы бывшего Советского Союза.

Терроризм и Гитлер - близнецы-братья

Но так или иначе, в Москву на празднование 60-летия Победы над фашистской Германией съехались лидеры 57 государств и организаций, среди которых были 32 президента, 14 премьер-министров, три генерал-губернатора, один исполняющий обязанности президента (Киргизия), один федеральный канцлер (ФРГ), один председатель (КНР), один председательствующий президиума (Босния и Герцеговина), один вице-премьер (Великобритания) и один генеральный секретарь Организации Объединенных наций.

Примечательно, что главы стран - бывших членов гитлеровской "оси" прибыли на этот праздник вместе со своими ветеранами. Так, канцлер Германии Герхардт Шрёдер привез с собой группу бывших военнослужащих вермахта, к которым после военного парада на Красной площади подошел лично Владимир Путин. А сам Шрёдер позднее посетил люблинское кладбище, где захоронены останки немцев, погибших в советском плену - шаг, по поводу уместности которого в самой Германии определенное время шли споры. С ветеранами прибыл и премьер-министр Италии Сильвио Берлускони. Лишь японский премьер Дзюнитиро Коидзуми приехал без подобного эскорта - впрочем, сам его визит тоже долгое время находился под сомнением из-за неурегулированных территориальных споров между Москвой и Токио.

Прибыли в Москву и главы стран - членов СНГ, включая президента Украины Виктора Ющенко, также долго сомневавшегося, не стоит ли ему наказать российского президента своим отсутствием на самом главном празднике этого года. Правда, в тот же день, когда Ющенко присутствовал на военном параде на Красной площади, выяснилось, что украинский премьер-министр Юлия Тимошенко предложила предоставлять бывшим бойцам Украинской повстанческой армии (УПА) статус ветеранов войны наравне с теми, кто освобождал Украину от гитлеровских захватчиков. Ведь главное, по мысли Тимошенко, что человек сражался за родину, а на чьей стороне, не так уж и важно...

От участия в состоявшемся утром 8 мая неформальном саммите глав СНГ (но не от участия в параде 9 мая) уклонился лишь президент Азербайджана Ильхам Алиев, не пожелавший садиться за один стол с президентом Армении Робертом Кочаряном в тот день, на который приходится особая дата азербайджанского календаря - захват армянскими войсками города Шуши, который Баку считает исконно своим. Но так или иначе, саммит состоялся (на нем появился даже давно не посещавший подобные мероприятия президент Туркменистана Сапармурат Ниязов) и завершился принятием совместной Декларации о гуманитарном сотрудничестве.

Понятно, что сам по себе подобный документ никого ни к чему не обязывает и шаткие позиции самого СНГ не укрепляет. Но Владимир Путин воспользовался этой трибуной, чтобы в первый раз за время празднования лично озвучить мысль, которой предстояло стать лейтмотивом всех российских официальных выступлений по поводу исторического смысла великой победы. Сказав все привычные слова по поводу исторической справедливости разгрома нацистских полчищ, Путин неожиданно напомнил присутствующим, что и он умеет извлекать из памятных дат весомые политические дивиденды. А именно, наш президент сравнил нацизм с современным терроризмом и подчеркнул, что второй идейно наследовал первому.

Возможно, эти слова, которые Путин в течение двух праздничных дней не уставал повторять снова и снова, были своеобразной платой за приезд в Москву Джорджа Буша - их приятно было услышать главе международной антитеррористической коалиции, уже успевшему отринуть ради борьбы с Осамой бин Ладеном и агентами полумифической "Аль-Каеды" все писаные и неписанные нормы международного права. Но, думается, эти слова не меньше нужны были и самому Путину. Ведь не может такая страна, как Россия, шестьдесят лет тешиться отблесками былой славы - надо доказать всему миру, что мы и сегодня несем на своих плечах важную ответственность, спасаем мир от очередной, на этот раз террористической, чумы.

Впрочем, как выяснилось, не все склонны были доброжелательно внимать речам Владимира Путина. Так, президент Польши Александр Квасьневский, прибыв в Москву и вручая в посольстве своей страны польские медали российским ветеранам Великой Отечественной, напомнил Кремлю об исторической ответственности. Тщательно отделяя в своих речах российский народ от советского руководства первой половины ХХ века, Квасьневский заявил, что в 1939 году Германия напала на Польшу не в одиночку, а на пару с СССР. Президент Польши назвал пакт Молотова-Риббентропа "согласием двух тоталитаризмов", направленным против народов Восточной и Центральной Европы, и выразил надежду, что Россия в конце концов признает этот исторический факт.

Но, пожалуй, самый неожиданный удар имидж Владимира Путина как хозяина торжественных мероприятий в честь юбилея победы над фашизмом претерпел со стороны общественных деятелей, правозащитников и бывших политиков, подписавшихся под открытым письмом, о котором сообщила влиятельная британская газета The Financial Times. Письмо, составленное в американской гуманитарной организации "Проект по поддержке демократий переходного периода" (Project on Transitional Democracies), под которым, если верить FT, подписался 71 человек (в том числе известная правозащитница Елена Боннэр, первый президент независимой Литвы Витаутас Ландсбергис, бывшие премьер-министры Эстонии и Болгарии Март Лаар и Филип Димитров, бывший президент Чехии Вацлав Гавел), ставит под сомнение уместность проведения праздничных торжеств с участием большого количества мировых лидеров именно в Москве.

Причем это был, наверное, единственный раз, когда авторы критики в адрес Путина и России предлагали не пересмотреть итоги Второй мировой войны, а сосредоточились на настоящем нашей страны. Подписанты, всячески превознося подвиг людей, шестьдесят лет назад одержавших победу над нацизмом, утверждали, что нынешняя Россия не имеет права считаться их наследницей. Похоже, не один Путин умеет проводить аналогии между прошлым и настоящим - страна, не отвечающая требованиям сегодняшней западной демократии, считают авторы письма, не достойна поздравлений в связи с юбилеем разгрома нацистской Германии.

Если конечно, это письмо действительно кто-то из указанных лиц подписывал и оно не является чьей-то неумной шуткой или провокацией. Так, когда чешское агентство новостей CTK обратилось к Вацлаву Гавелу за комментариями, он заявил, что впервые слышит о таком документе.

Заключение

В течение двух праздничных дней в самой России и вокруг нее произошло множество разнообразных событий с участием мировых лидеров - саммиты, двусторонние встречи, исторические визиты. Но не стоит думать, будто на них происходили какие-то важные переговоры и что их итогом стали судьбоносные решения, которым предстоит изменить облик современного мира. Праздники существуют не для этого. Просто 8-9 мая в Москве и ее окрестностях прошел масштабный парад с участием крупных международных игроков. Одни приняли в нем участие, другие - нет, третьи приняли, но с оговорками, и в целом каждый остался при своем.

А в самой России, пока вокруг нее бушевали все эти внешнеполитические страсти, праздник Победы прошел как всегда - радостно и весело. Вечером 9 мая стало известно, что всего в праздновании приняли участие более девяти миллионов россиян, причем на территории нашей страны прошли 4 тысячи 369 праздничных мероприятий. Только в Москве их посетили пять миллионов человек - так, поглядеть на салют на Поклонную гору собрались около миллиона москвичей и гостей столицы.

Потому что, что бы ни говорили иностранцы, это наша победа.

Дмитрий Иванов

Другие материалы