Наши люди в Дохе

…похоже, избегут наказания. Все говорит о том, что Россия и Катар договорились

Хотя своей главной цели в отношении "катарского дела" Россия достигла еще ночью 25 февраля, когда МИД РФ опубликовал заявление, из которого всему миру стали известны достижения российских спецслужб на ниве ликвидации лидеров чеченских сепаратистов, это никого не освободило от решения еще одной проблемы - судьбы наших доблестных спецагентов, коротающих время в катарской тюрьме.

18 февраля трое россиян (об их романтической профессиональной принадлежности мы узнали как раз из заявления МИДа) были задержаны в аэропорту Абу-Даби, что в Объединенных Арабских Эмиратах, по просьбе катарских властей. Катарцам понадобилось не более недели для того, чтобы вычислить предполагаемых убийц бывшего президента республики Ичкерия Зелимхана Яндарбиева, Land Cruiser которого был взорван 13 февраля. Узнав, что подозреваемые как раз собираются покинуть регион, катарцы обратились к друзьям из ОАЭ с просьбой о помощи. В результате российские джеймсы бонды были экстрадированы в Доху, допрошены и заключены в некий аналог того, что в России называется СИЗО. Один из троих россиян оказался обладателем диппаспорта, поэтому ему позволили остаться в российском посольстве, но не разрешили, судя по всему, покидать территорию Катара.

26 февраля россиянам было предъявлено официальное обвинение в убийстве Зелимхана Яндарбиева. В ночь с 25-го на 26-е февраля тогдашний глава МИД РФ Игорь Иванов рассказал, что обвиняемые - российские спецагенты и что занимались они в Катаре антитеррористической деятельностью. Фактически намекнув на то, что российские спецслужбы ликвидировали видного чеченца, Иванов все же официально заявил, что задержанные не имеют к убийству никакого отношения.

И принялся вместе со своими подчиненными "прилагать все усилия" для вызволения задержанных россиян. Вернувшийся 27 февраля из Катара в Москву спецпредставитель МИД РФ Михаил Богданов (который летал туда якобы для невинной беседы о двусторонних отношениях с главой катарского МИДа) сообщил, что переговоры об освобождении проходят очень сложно.

Видимо, для того, чтобы облегчить эти переговоры, 26 февраля в аэропорту "Шереметьево-2" были задержаны двое катарских спортсменов, летевших из Белоруссии в Сербию на отборочный олимпийский турнир по классической борьбе. Одного из них - члена совета Национальной федерации борьбы Катара - звали Насер Ибрагим Мидахи, а другого - уроженца Азербайджана с катарским паспортом - Ибат Ахмедов.

Кстати, вместе с Ахмедовым находился и его тренер - гражданин Белоруссии Александр Дубровский. Последний был сразу отпущен и рассказал журналистам, что поводом для задержания стало наличие у Мидахи незадекларированных 7,2 тысяч долларов. Однако должностные лица, проводившие задержание, вскоре объяснили катарцам, что они похожи на фотороботы людей, подозреваемых в причастности к взрыву московского метро 6 февраля 2004 года.

Местонахождение задержанных катарцев оставалось неизвестным до 22 марта, когда ФСБ официально подтвердила факт их содержания в Лефортово. При этом в заявлении ФСБ значилось, что спортсменам были предъявлены обвинения в тяжких преступлениях и, в случае признания судом их вины, катарцам грозят большие тюремные сроки. Однако задолго до заявления ФСБ в общественном сознании возобладала версия, согласно которой спортсмены были задержаны для последующего обмена на российских агентов.

Или, как минимум, для того, чтобы повлиять на ход переговоров. Дело в том, что долгое время российский МИД не мог похвастаться большими успехами в разрешении возникшей ситуации. Россияне ожидали в Дохе суда, причем всем было ясно, что им грозит смертная казнь. Российскому консулу в Катаре Виктору Кудрявцеву было позволено встретиться с россиянами всего два раза. Третья встреча была запланирована на 6 марта, но катарские власти отменили ее "по техническим причинам". Консульству также не удалось получить разрешение на обследование задержанных российскими врачами.

Более того, пытаясь обеспечить наших спецагентов юридической защитой, Россия также столкнулась с определенными трудностями. Представители адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", а также специалист по арабскому праву Леонид Сюкияйнен не смогли получить катарские визы. Поэтому к работе были подключены английская адвокатская фирма Ashhurst Morris Crisp, американские юридические фирмы Wolf Block и Kirkpatrick&Lockhart, а также катарский адвокат, которому предстояло представлять обвиняемых в суде. В числе юристов, нанятых для работы по этому делу, упоминались такие известные люди, как бывший генпрокурор США Дик Торнбург и сотрудник комиссии ООН по правам человека Джером Шестак.

В то же время, без США не обошлись и катарцы. Как оказалось, именно американские специалисты помогали властям Катара проводить техническую экспертизу после убийства Яндарбиева. Однако в этом нет ничего необычного, так как, по словам помощника заместителя Госсекретаря США Стивена Пайфера, США оказывают подобную помощь всем, кто за ней обращается.

Гораздо более необычным представляется тот факт, что именно британские и американские издания стали регулярно публиковать информацию о результатах допросов российских агентов. Например, они сообщали, что разведчики сознались в убийстве Яндарбиева, рассказали, как взрывчатка была доставлена через Саудовскую Аравию по дипломатическим каналам, и даже назвали имена командиров, отдавших приказ об устранении бывшего президента Ичкерии.

Наличие у западных газет подобных сведений заставило многих в России предположить, что американские спецслужбы все же имели отношение не только к технической экспертизе, но и к другим аспектам расследования обстоятельств дела. Однако МИД РФ было не до этого, так как переговоры о положении россиян явно не могли сдвинуться с мертвой точки.

Все изменилось в начале этой недели. Во-первых, 22 марта российские адвокаты, наконец, получили визы и вылетели в Катар. По пути они сделали остановку в Лондоне для совещания с британскими коллегами. Во-вторых, 24 марта в Москву прибыл Александр Фетисов - один из трех арестованных в феврале россиян. Фетисов занимал в Катаре должность первого секретаря посольства, а с делом Яндарбиева был связан лишь потому, что снимал для российских агентов виллу. Именно он был тем обладателем дипломатического паспорта, которого катарцы еще в феврале передали российскому посольству.

Хотя телеканал "Аль-Джазира" и объявил, что Фетисов был объявлен персоной нон-грата и получил предписание покинуть Катар в течение 24 часов, ясно, что дипломат и сам мечтал вернуться на родину, но катарские власти препятствовали ему в этом вплоть до среды. Тем более что возвращение Фетисова совпало по времени с освобождением катарских спортсменов, которые прилетели в Катар также 24 марта.

Все происходящее позволяет предположить, что между Россией и Катаром была, наконец, достигнута некая договоренность. Скорее всего, остающиеся в Дохе россияне не будут казнены. Хотя освободить спецагентов просто так не позволяет закон, их могут либо выдать в России (тогда их будут судить в Москве и признают невиновными) либо судить в Дохе (тогда их может помиловать эмир Катара шейх Хамад бен Халифа аль-Тани).

Кстати, в стремительном развитии событий последних дней есть еще один важный эпизод: вечером 23 марта Владимир Путин провел телефонную беседу с эмиром Катара. Согласно сообщению президентской пресс-службы, они обсуждали "дальнейшее развитие двусторонних отношений между странами". Нет сомнений, что в данном случае этот разговор носил весьма конкретный характер.

Елена Любарская

Предыдущие материалы по теме:

Игорь Иванов разоблачил российских разведчиков [26.02.2004]В убийстве Яндарбиева обвиняются сотрудники российской внешней разведки.

Одинокий волк Чечни [13.02.2004]Кто убил Зелимхана Яндарбиева?

Мировые негодяи [17.12.2003] Где их найти и как на этом заработать?

Чеченский Гильгамеш [03.12.2003] Шамиль Басаев стал мифологическим героем

Семь жизней Абу аль-Валида [19.11.2003] Седьмое сообщение о смерти "черного араба N 2" в очередной раз может оказаться ложным слухом

Хаттаб мертв. Окончательно и бесповоротно [25.04.2002] На этот раз ФСБ готова это доказать

Другие материалы