Сведение счетов

Штурм захваченного "Норд-Оста" стал лишь очередным поводом для новых обвинений Кремля в старых грехах

Захват чеченскими террористами заложников в Москве и последовавший 60 часов спустя штурм стал своего рода спусковым механизмом для всех, кто по тем или иным причинам в последнее время был лишен внимания прессы и публики.

До вечера 23-го октября Кремль не давал повода как для обширных дискуссий, так и для далеко идущих выводов. События вокруг театрального центра "Норд-Ост" стали питательной средой для политологов, правозащитников, журналистов, представителей различных общественных организаций от "Мемориала" до Комитета солдатских матерей. Спектр оценок проведенной в "Норд-Осте" операции колеблется от "блестящей работы" до "зверского убийства". События 26 октября показали, что на сей раз российские властные структуры дали повод различным политическим силам проявить себя, причем проявления эти у нормального человека ничего, кроме чувства брезгливости, вызвать не могут.

Законная гордость

С этим как раз все понятно. Чувство это испытывают представители российских спецслужб и отрядов особого назначения. Президент в своем телеобращении к гражданам особо отметил их успех. А проведенная операция уже названа некоторыми иностранными экспертами блестящей, не имеющей аналогов в мире и т.д. Действительно, до 26 сентября ни одной спецслужбе в мире не приходилось освобождать несколько сотен заложников в здании, нашпигованном взрывчаткой. И пресс-секретарь Белого Дома, и генсек НАТО, и бывший израильский премьер-министр были единодушны в своих оценках: "Во всем виноваты террористы, штурм был необходим, а потери при такой операции неизбежны".

Правда, уже на следующий день комплименты сменились сомнениями в правомочности применения так называемых спецсредств, то есть некоего газа, ставшего причиной массового отравления заложников. Однако, несмотря на явное понижения градуса, западные политики, в отличие от российских, не торопятся свалить вину на бездарность власти, непрофессионализм спецслужб, заявляя, что "для того, чтобы делать выводы, очень важно знать все подробности".

Сами спецслужбы скромно молчат. Понятно, работа такая. Хотя в данной ситуации можно было бы ожидать заявлений и от главы МВД, и от директора ФСБ - нет, не оправданий, этого, понятно, ждать придется долго. Но хотя бы разъяснений. Молчание силовиков только усиливает подозрения в необоснованности применения спецсредств или в применении запрещенных международными конвенциями боевых отравляющих веществ.

Правозащитники, к бою!

Безусловно, применение таинственного газа, повлекшее за собой гибель более 100 заложников, - серьезный повод для обвинения спецназа в пренебрежении человеческими жизнями. Однако даже если бы вместо "усыпляющего газа" был применен слезоточивый, более того, если бы спецназ вообще не применял никаких химических веществ, заявления о бесчеловечности проведенной операции все равно бы транслировались многими СМИ.

Вот только несколько высказываний. Известный правозащитник Сергей Ковалев заявил: "Единственное, что я могу сказать, - власти, принявшие решение, имели другую таблицу приоритетов, чем можно было ожидать. Главным приоритетом не была жизнь заложников".

Движение "Мемориал" распространило заявление, в котором говорится: "Мемориал" заявляет, что действиям президента и ФСБ, которые отказались от переговоров и отдали приказ о спецоперации, оправдания нет".

Вечная радикалка Новодворская пошла еще дальше: "Сообщение о расстреле заложников чеченским отрядом - беспардонная ложь". "Без всяких оснований, не попытавшись даже пальцем о палец ударить ради спасения заложников, чтобы остановить войну, власть решила пожертвовать человеческими жизнями, и если кто-то выжил, то это не по вине властей, им просто повезло". Эти слова прозвучали в прямом эфире "Эха Москвы".

Другими словами, правозащитники видели единственный выход из создавшегося положения: телеобращение президента, в котором тот принял бы условия террористов и объявил о немедленном выводе войск из Чечни.

Поступиться принципами

Именно к этому призывали президента Путина многочисленные участники ток-шоу, прямых эфиров и репортажей с места событий.

Среди них были и убитые горем родственники заложников. Их чувства понятны и не обсуждаются. Но пойти на сделку с террористами требовали и те, для кого захват заложников стал поводом заявить во всеуслышание, насколько верными были их прогнозы и оценка ситуации в Чечне.

"Необходимо начать вывод избыточных войск", - заявлял в прямом эфире программы "Свобода слова" Олег Миронов. "Нет, вывести надо все войска и покаяться, - говорили другие участники передачи, - а затем сесть за стол переговоров с Масхадовым."

А для некоторых даже захват сотен заложников не стал убедительным поводом, чтобы назвать преступников преступниками. Анна Политковская, в частности, рассказывая о переговорах с группой Бараева, заявила BBC News: "...они не политики, они воины. О независимостри тоже нет речи, они хотят, чтобы на сегодняшний день были остановлены боевые действия и начался вывод войск... Я уверена, что можно немножечко поступиться принципами и сказать то самое слово президента, которого так ждут ради спасения почти 1000 человек."

Пожалуй, за все эти дни только один человек, помимо представителей властных структур, а именно заместитель директора Института США и Канады, заявил, что "нельзя вести переговоры под дулом автомата". И призвал остальных комментаторов посмотреть правде в глаза: "Штурм будет, в противном случае погибнут все заложники".

Тот факт, что решение о штурме все же было принято, также вызвал шквал критики. Обвинителей не смутили заявления террористов о том, что они уже считают себя смертниками и "хотят умереть больше, чем заложники - жить". Решение о штурме можно считать единственно правильным, если принять во внимание личность граваря террористов. Если верить спецкорам практически всех телеканалов, изучивших биографию смертника, Мовсар Бараев - профессиональный террорист. Клан Бараевых толком никогда не воевал - их бизнесом был захват заложников, похищение людей и получение выкупа. Судьба английских инженеров, которым дядя Мовсара лично отрезал головы, и израильского мальчика Ади Шарона, должны была бы убедить кого угодно, что человеческая жизнь для них ничто.

Зачистка страны, или После драки кулаками

Уже после штурма глава МВД пообещал, что вычистит не только Москву, но и всю Россию. Уже выставлены усиленные посты на всех дорогах, ведущих из Москвы. В столице усилен паспортный режим, под особую охрану взяты детские учреждения и школы, высотные здания и метрополитен, госучреждения и другие важные городские объекты.

Практически во всех регионах управления внутрениих дел также перешли на усиленный вариант несения службы. МВД рьяно взяло охранять все, что движется на земле, на воде и в воздухе.

Следует ожидать, что, поскольку Чечню никто из состава России не исключал, то "усиление мер безопасности" в этой республике будет означать те самые тотальные зачистки, с которыми в ближайшее время намеревалась покончить военная прокуратура.

Как бы ни старались сотрудники силовых ведомств показать свое рвение, их авторитет, похоже, не восстановится никогда. Захват заложников со всей очевидностью показал, что, во-первых, МВД и ФСБ не сделали никаких выводов из взрывов 1999 года, а во-вторых, что спецслужбы не обладают точной информацией о том, что происходит в среде чеченцев. Западные спецслужбы еще три недели назад знали о готовящемся теракте, однако даже это не насторожило ФСБ.

Все хороши

Почти все комментарии и оценки, прозвучавшие после освобождения заложников, страдают одним недостатком - непримиримостью. Причем самые яростные отповеди и обвинения звучат не в адрес террористов, а в адрес властей.

Если следовать этой логике, придется признать, что захватившие "Норд-Ост" действительно были не террористами, а "воинами". Придется признать, что таковы правила "справедливой национально-освободительной борьбы чеченского народа против захватчиков". И признать поход на Буденновск успешной освободительной операцией. А захват дагестанских деревень - "законным правом народа на самоопределение". И смириться с новыми терактами, убийствами, похищениями, взрывами.

Можно подозревать спецслужбы в применении запрещенных веществ, можно гадать, каким образом спецслужбы пропустили в столицу большую партию взрывчатых веществ и не заметили подготовки к теракту, можно сомневаться в профессионализме военных и милиции, можно обвинять Минпечати в удушении свободы слова. Но вряд ли стоит бросаться фразами о том, что "людей (заложников) кинули, за ними нет страны", как это сделала госпожа Политковская. Что никто не пошевелил пальцем для спасения заложников, что главным для властей было не дать остановить войну в Чечне.

Вспомним, как террористические акты 11 сентября сплотили Америку. Американцы забыли, что почти половина страны проголосовала против Джорджа Буша, что рейтинги его были самыми низкими за всю послевоенную историю США, что творческая интеллигенция вообще всерьез недоучку из Техаса не воспринимала. Что же мешает российским гражданам если не сплотиться, то хотя бы не обвинять власть во всех смертных грехах?

Другие материалы