Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Оковы тяжкие падут

Узники лагеря в Гуантанамо уповают на Барака Обаму

Тюремный лагерь на военной базе в Гуантанамо - один из мрачных символов начатой Джорджем Бушем войны против терроризма. В этом учреждении предполагаемых террористов удерживали без суда, жестоко допрашивали, пытали и заставляли слушать песни Бритни Спирс. Барак Обама, обещавший Америке и миру перемены, дал твердое обещание тюрьму закрыть, и вскоре ему предстоит взяться за дело.

Расположение тюрьмы очень удобно. Военная база в Гуантанамо - старейшая зарубежная база Соединенных Штатов, землю для нее американцы арендовали у Кубы еще в конце позапрошлого века. Нынешние кубинские власти, с которыми у Вашингтона даже нет дипломатических отношений, от присутствия недружественных военных не в восторге, но ничего поделать не могут. А поскольку база расположена за границей, оказавшиеся там пленные не попадали под действие норм американского правосудия. В частности, на них не распространялось конституционное право на скорый и справедливый суд. В последнее время, впрочем, положение дел начало меняться.

На свободу с чистой совестью

Не секрет, что крестовый поход Буша против террора в последние годы превратился для Америки в тяжелое бремя: осязаемых результатов мало, жертв и недовольных, напротив, много. Поэтому неудивительно, что разговоры о закрытии лагеря в Гуантанамо велись все активнее. В администрации даже взялись разрабатывать соответствующий план, но потом бросили: Буш и его советники решили, что время еще не пришло. Но не дремала судебная власть США, и в июне Верховный суд принял ключевое решение, позволив пленникам обжаловать заключение под стражу в гражданских инстанциях.

Американские суды теперь рассматривают иски заключенных и решают, достаточны ли основания для присвоения им статуса участника незаконных вооруженных формирований (незаконного вражеского комбатанта) и их удержания в Гуантанамо. Если решение оказывается отрицательным, военным приходится возвращать пленников за рубеж - на родину или в третьи страны. Трудность заключается в том, что многие страны вовсе не горят желанием принять террористов, пускай их вина и не доказана. С другой стороны, в некоторые страны переправлять заключенных нельзя, чтобы тамошние власти не подвергли их пыткам или иным унижениям. В итоге некоторые пленные, которых решено отпустить, продолжают сидеть в Гуантанамо: таких примерно 60 от общего числа в две с половиной сотни заключенных.

Кому-то, впрочем, повезло больше. К примеру, в декабре трое бывших заключенных, граждане Алжира, отправились к своим семьям в Боснию и Герцеговину, где их некогда арестовали по подозрению в преступных замыслах против Америки и ее союзников.Чуть раньше, в ноябре, из Гуантанамо в Йемен перевели бывшего шофера самого Осамы бин Ладена: военный трибунал снял с Салима Хамдана наиболее тяжкие обвинения, и на родине ему предстоит отбыть небольшой остаток срока. Между тем суды продолжают принимать все новые решения в пользу заключенных. Последнее из них - в отношении гражданина Чада Мохаммеда эль-Гарани, которого изловили в Пакистане и отдали американцам, когда ему было всего 14 лет.

Эль-Гарани, он же аль-Карани, был одним из первых предполагаемых террористов, доставленных в Гуантанамо в 2002 году. В общей сложности, с той поры из лагеря выпустили 520 человек. Позавчера Пентагон опубликовал неутешительную информацию: по данным американских военных, 61 один "выпускник" Гуантанамо взялся за старое и занимается терроризмом. Впрочем, лишь 18 случаев могут быть документально подтверждены, в остальных речь идет о более или менее обоснованных подозрениях. Рецидивы эти вполне предсказуемы: очевидно, что пребывание в тюрьме любви к Америке никому из подозреваемых не добавило.

Мучения в неволе

При работе с заключенными Гуантанамо тюремщики и дознаватели в выборе средств особенно не стеснялись. Перед ними стояла задача изолировать предполагаемых террористов и предотвратить новые теракты, поэтому ценные сведения добывались жестоко. Была ли эта жестокость оправданной - вопрос, который можно обсуждать бесконечно, и в США развернулась немалая дискуссия на эту тему, однако ясно одно: с современными представлениями о необходимых правах и свободах человека действия американских властей не согласуются. Большие сомнения также вызывает созданная в Гуантанамо система военных комиссий-трибуналов, которые судят предполагаемых террористов. И разумеется, тюрьма превратилась в постоянный объект критики и протестов со стороны правозащитников.

Театрализованная акция протеста правозащитников. Фото AFP
Театрализованная акция протеста правозащитников. Фото AFP

Более того, протесты против Гуантанамо в последнее время прозвучали с самых разных сторон. К примеру, в декабре высказалась группа родственников жертв терактов 11 сентября 2001 года, то есть лиц, кровно заинтересованных в наказании виновных. Родственники опубликовали письмо, в котором назвали комиссии-трибуналы несправедливыми. Впрочем, другим родственникам погибших - рискнем предположить, что таких большинство, - происходящее кажется вполне справедливым и оправданным. Зато диссиденты обнаружились в самой системе военного правосудия: в сентябре в отставку в знак протеста отправился один из представителей стороны обвинения - подполковник-прокурор Даррел Вандевельд убежден, что судопроизводство в отношении одного из подозреваемых, пакистанца Мохаммеда Джавада, велось с нарушениями. При этом Вандервельд не ограничился отставкой: позавчера он подал заявление о допущенных нарушениях в суд.

Что касается пыток, то совсем недавно - опять-таки, позавчера - прозвучало громкое заявление, сделанное Сьюзан Кроуфорд, высокопоставленным юристом Пентагона, которая руководит системой трибуналов в Гуантанамо. Кроуфорд рассказала о следственных действиях в отношении одного из подозреваемых, предполагаемого организатора терактов 11 сентября Мухаммеда аль-Кахтани - так называемого "двадцатого угонщика". "Мы пытали Кахтани, - призналась Кроуфорд. - Обращение с ним подпадает под официальное определение пыток". Как выясняется, именно поэтому в прошлом мае с Кахтани все обвинения в подготовке терактов 11 сентября были сняты.

В частности, Кахтани подолгу держали взаперти, лишали сна, раздевали и заставляли мерзнуть на холоде. Кроуфорд подчеркнула, что такие меры, несмотря на всю их жестокость, были официально санкционированы. Информация о пыточных методах допроса публиковалась и прежде, велся спор о том, кто разработал список мер - Пентагон самостоятельно или же при участии ЦРУ. Так или иначе, в администрации о пытках знали, хотя, возможно, не обо всех. В изобретательности тюремщикам не откажешь, методы они использовали разнообразные. К примеру, в декабре правозащитники опубликовали список композиций западных музыкальных исполнителей, которыми мучили пленников Гуантанамо. В этот своеобразный хит-парад попали старые-добрые AC/DC и Queen, более современные Бритни Спирс и Эминем, другие исполнители разных направлений и даже тема из детской передачи "Улица Сезам".

План Обамы

Очевидно, что успеху Обамы, который выиграл в США недавние президентские выборы, немало помогла именно непопулярная контртеррористическая политика Буша. Поэтому неудивительно, что обещание закрыть тюрьму из уст чернокожего политика звучало неоднократно. Ожидается, что соответствующий указ будет подписан уже в первые дни работы нового президента (его инаугурация пройдет в Вашингтоне 20 января). Тем не менее, собственно процесс закрытия лагеря обещает затянуться, в недавнем интервью избранный президент признал, что за первые сто дней президентства он скорее всего не управится. Это понятно: дело не такое уж простое. "Я думаю, на это понадобится время, наши юридические эксперты вместе со специалистами по безопасности сейчас пытаются составить конкретный план действий", - рассказал избранный глава американского государства.

Даже если работа над этим планом будет наконец завершена, его реализация, по оценкам специалистов, может растянуться на год. Часть заключенных предстоит отправить за рубеж, что, как уже говорилось, удается с трудом, и надо решить, каким образом судить оставшихся. Обама хочет перевести их в систему правосудия США и, как говорят, не намерен санкционировать продолжительное внесудебное содержание предполагаемых террористов под стражей. То есть придется либо быстро начинать суд, что во многих случаях из-за слабой доказательной базы будет затруднительно, либо отпускать узников на волю. Чтобы Обама не мешкал, многие заключенные лагеря решили привлечь его внимание голодовкой: по данным лондонской The Times, от еды отказываются 44 из 248 пленных. Военные, впрочем, в большинстве случаев решили использовать насильное кормление.