Новости партнеров

На газах

Украина собралась мириться с Россией. Это будет очень дорого

Фото: Сергей Чужаков / AP

Украинский «Нафтогаз» предложил российскому «Газпрому» заключить мировое соглашение, которое обойдется Москве в 12 миллиардов долларов. Вероятность заключения подобного договора после более чем десятилетнего противостояния крайне мала. Прошлое и настоящее бесконечной войны двух энергетических компаний, которая во многом напоминает Санту-Барбару, — в материале «Ленты.ру».

«Нафтогаз» заявил о готовности пойти на мировую с «Газпромом». И даже назвал сумму компенсации, которую должен выплатить российский концерн, чтобы разрешить конфликт во внесудебном порядке: 12 миллиардов долларов. Именно столько Москва якобы задолжала Киеву за транзит газа через его территорию. Впрочем, перемирие не касается тех эпизодов, по которым уже идет разбирательство или даже вынесено решение в международном суде. Эпизодов таких пока два, и по ним «Газпром» должен заплатить «Нафтогазу» 2,56 миллиарда долларов (вместо 17 миллиардов, на которых изначально настаивала украинская сторона). Взаимоотношения двух компаний никогда не были простыми — во многом из-за большой политики, но до поры до времени им все-таки удавалось разрешать конфликты малой кровью.

Вентиль. Начало

История противостояния началась в 2004-2005 годах. Тогда Украина закупала российский газ по 50 долларов за тысячу кубометров, что было примерно в три раза ниже рыночных цен (даже постсоветские страны, за исключением Белоруссии, платили больше ста долларов). Дополнительно Киев получал 19,7 миллиарда кубометров (треть от общего объема закупок) в качестве платы за транзит. Так подчеркивался его особый статус среди соседей России.

Пока у власти на Украине был Леонид Кучма, ситуация устраивала обе стороны. Но под Новый год в стране случился первый Майдан, и новые руководители потребовали пересмотреть условия договора, причем сделали это довольно своеобразно — предложив «Газпрому» платить за транзит топлива по более высокой среднеевропейской цене, но при этом рассчитывая сохранить свои льготы. Москва ответила, что готова перейти на рыночное ценообразование, но только если оно будет распространяться на все расчеты между «Газпромом» и «Нафтогазом».

Последующие события привели к первому газовому кризису, который, правда, почти не затронул Европу, зависевшую как от российского газа, так и от украинского транзита. Разразился он тоже аккурат на Новый год. Россия, не сумев договориться, прекратила поставки; Украина начала забирать транзитный газ себе. Но продолжалось это всего пару дней — уже 4 января подоспел контракт, добавивший в привычную для всех схему нового игрока.

Им стала компания «РосУкрЭнерго», зарегистрированная в Швейцарии и в равных долях принадлежавшая «Газпрому» и структурам украинского олигарха Дмитрия Фирташа. По слухам, так пришедший к власти в результате Майдана Виктор Ющенко отблагодарил бизнесмена, который финансировал его избирательную кампанию. Формально «РосУкрЭнерго» был явно лишним звеном в отработанной цепи поставок российского газа на Украину. На деле его роль не так однозначна. Фирташ удачно воспользовался тем, что получил доступ не только к российскому (по 230 долларов за кубометр), но и к дешевому туркменскому, узбекскому и даже казахскому газу, который до этого закупал «Газпром».

К тому же большую часть топлива он экспортировал в Европу: Польшу, Венгрию, Чехию, Словакию и Румынию. И делал это с полагающейся в таких случаях наценкой. А Украине, напротив, предоставлял скидку: от 95 долларов в 2006-м до 179,5 — в 2008-м, умудряясь при этом оставаться в общей прибыли, да еще и делиться ею с «Газпромом» (через 50-процентную долю в «РосУкрЭнерго»).

«Я сумел заработать денег и смог создать схему, которой я дотировал Украину. За три года работы "РосУкрЭнерго" продотировала на пять миллиардов долларов. Мы с вами, господа, получали удовольствие, и за эту свадьбу, за этот стол, за эту пьянку платила Европа», — вспоминал потом олигарх.

Пьянка, однако, продолжалась недолго — ровно до следующего газового кризиса. Он разгорелся на стыке 2008-2009 годов и на этот раз сильно потревожил европейские страны, которые оставались без топлива целых 19 дней. Виновником стал в том числе и Фирташ. Хвастаясь своей схемой, он умолчал о долге перед «Газпромом», — 2,4 миллиарда долларов, накопившихся за три года. Срочно прилетевшая на переговоры в Москву премьер-министр Юлия Тимошенко настояла на исключении «РосУкрЭнерго» из списка поставок. Подпись под соглашением кроме нее поставил Владимир Путин, который тогда был премьер-министром.

По условиям десятилетнего контракта, Москва и Киев переходили не только на прямые поставки газа, как в прежние времена, но и на полностью рыночные цены, что для них было в новинку. Поскольку среднеевропейская стоимость топлива тогда равнялась аж 450 долларам за тысячу кубометров (после 179,5 доллара годом ранее), «Газпром» все же согласился на 20-процентную скидку, но только на один 2009 год.

От Майдана до Майдана

Довольно скоро выяснилось, что особые условия для Украины никуда не делись, и в большинстве случаев Кремль шел на них добровольно. Так он старался сохранить лояльность только что избранного президентом Виктора Януковича. Например, до 2014 года действовало послабление на все те же 20 процентов в счет оплаты аренды баз Черноморского флота. В конце 2013-го, в самый разгар нового Майдана, был установлен дополнительный «скидочный коэффициент» в размере 35 процентов. Тогда же Москва выкупила украинские еврооблигации на три миллиарда долларов (которые потом стали предметом отдельного разбирательства). Вырученные за счет них средства разрешалось тратить на оплату газа.

В свою очередь «Газпром» обязался платить за транзит безо всяких скидок — 1,7 доллара за тысячу кубометров транспортированного по территории Украины газа. При этом в дальнейшем ставка только росла — до 3,4 доллара в 2013 году. Если «Нафтогазу» и было о чем беспокоиться, то об опции «бери или плати» (take-or-pay), впервые появившейся именно в соглашении Путина-Тимошенко. Начиная с 2010-го Украина должна была ежегодно закупать минимум 52 миллиарда кубометров газа. В противном случае за каждый недостающий кубометр полагался штраф: в 300 процентов от стоимости в зимний период и в 150 в остальное время года. Впрочем, до поры до времени топливо покупалось исправно, и поводов для наложения санкций не возникало.

Даже при наличии многочисленных уступок Киев считал условия газового контракта «кабальными», о чем не раз говорил Янукович. Ответственность за положение, в котором оказалась страна, целиком возложили на Тимошенко, подписавшую пресловутый договор. В 2011 году гонения на уже экс-премьера достигли апогея: Печерский суд украинской столицы приговорил ее к семи годам колонии за превышение полномочий.

Ситуация стала критической весной 2014-го. После потери союзника в лице Януковича и присоединения Крыма Россия отказалась от всех скидок и поставила соседа перед необходимостью платить в полном объеме — 485,5 доллара за тысячу кубометров, согласно рынку. К тому же «Газпром» ввел поставки по предоплате и выставил «Нафтогазу» счет за накопившийся долг в размере 4,5 миллиарда долларов.

Самый гуманный суд в мире

Именно в тот момент спор из кабинетов чиновников переместился в зал суда. Первым иск подал «Газпром». Компания пожаловалась в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (в обиходе — Стокгольмский арбитраж) на ненадлежащее исполнение контракта. В тот же день «Нафтогаз» выдвинул встречное требование: шесть миллиардов долларов компенсации за несправедливые переплаты последних четырех лет. Уже к концу года задолженность была погашена, но до урегулирования конфликта было далеко. Напротив, иски сменяли друг друга, обрастая все новыми требованиями. Чтобы не запутаться, суд объединил их все в одно дело.

Так, «Нафтогаз» потребовал радикально пересмотреть условия действующего контракта. Удивительно, но прежде об этом не было и речи — даже после обвинительного приговора Тимошенко Киев не оспаривал содержание документа, под которым она поставила подпись. Под конец стороны обменялись обвинениями: «Нафтогаз» — в недопоставке транзитных объемов, «Газпром» — в недоборе топлива, то есть в нарушении того самого правила «бери или плати».

После этого наступило затишье на целых два с половиной года. Все это время Украина отчаянно искала способы избавиться от зависимости от российского газа. Сначала попробовала не закупать его хотя бы летом, затем — в 2015-м — окончательно отказалась от сотрудничества с российским гигантом. На помощь пришли реверсные поставки из Европы — по сути, то же топливо из России, только формально и ненадолго пересекшее границу страны-покупателя, чтобы потом отправиться обратно на Украину. По словацким и венгерским трубам тек газ немецких и французских компаний. Цена в этом случае была предсказуемо выше, чем при прямых поставках. Но благодаря транзитным платежам, исправно поступавшим от Москвы, Киев мог позволить себе такую схему. Неожиданно подсобил конфликт на юго-востоке страны — из-за фактической потери двух областей сократились и потребности в топливе.

«Газпром» тоже не терял времени даром. Компания вовсю старалась диверсифицировать как маршруты поставок в Европу, так и в целом рынки сбыта. В дополнение к первой ветке трубопровода «Северный поток», запущенной в 2012 году, строится вторая (запуск намечен на конец 2019-го). После этого Украина и ее газотранспортная система окажутся вовсе не нужны. К тому же российский концерн прокладывает другой трубопровод — «Сила Сибири», направленный на этот раз в Китай. С Пекином уже подписаны контракты, первые партии топлива отправятся в Поднебесную в следующем году.

Отказавшись от российского газа, Украина продолжила вовсю нарушать принцип «бери или плати», то есть увеличивать сумму претензий. В итоге к концу 2017 года обоюдные требования достигли внушительных размеров: 37 миллиардов долларов у Москвы к Киеву и 27 миллиардов в обратном направлении. Суд, однако, решил не накалять обстановку и постановил взыскать с обоих фигурантов лишь малую часть: 2,2 миллиарда долларов с «Нафтогаза» и 4,7 миллиарда с «Газпрома». После сложения требований «Газпром» оказался должен оппоненту 2,5 миллиарда.

На этом все могло бы и закончиться, но участники процесса решили накалить обстановку. «Газпром», поначалу было смирившийся с решением суда, в конце мая вдруг оспорил его, причем на неожиданном основании. Компания провела лингвистическую экспертизу постановления и теперь уверена, что оно было написано не судьями, а неким третьим лицом. Концерн подал апелляцию в шведский суд, тот принял его к рассмотрению и тем самым приостановил взыскание причитающейся «Нафтогазу» суммы.

Украинская компания к тому времени уже приготовилась потратить один процент выигрыша на премии топ-менеджерам, поэтому перспектива остаться без денег ее не устроила. В попытке добиться выплаты Киев инициировал арест зарубежного имущества «Газпрома». Процесс начался в Швейцарии, Нидерландах и Великобритании. При этом разобраться, что уже арестовано, а что еще нет, почти невозможно. Дошло до того, что под угрозой оказались акции «Северного потока», в котором «Газпром» владеет долей в 51 процент.

Коллективное бессознательное

В последние месяцы новости из стана обоих противников идут одна за другой. То они сообща решают разорвать пока еще действующий контракт, то заявляют о готовности продлить его (об этом недавно говорил даже Владимир Путин). То Украина ищет новые каналы закупок в самых неожиданных местах, включая Катар, то собирается сама стать экспортером топлива уже в 2020 году. На фоне воинственных заявлений «Нафтогаз» сталкивается с исками в родной стране, в том числе и от мэра Киева Виталия Кличко, который решил воспользоваться моментом, чтобы свести старые счеты. В ответ компания грозится оставить без газа половину Украины.

В начале июля «Газпром» получил еще один иск, на этот раз с требованием увеличить плату за транзит и пересмотреть все платежи с марта нынешнего года. Размер требований — 11,58 миллиарда долларов. Градус абсурда достиг высшей точки, когда «Нафтогаз» заявил о рекордной прибыли по итогам 2017 года за счет еще не полученной компенсации от «Газпрома». Положительный финансовый результат компании, по ее заверениям, составил 1,5 миллиарда долларов. Без заветных российских денег прибыль тут же превратится в убыток размером в 284 миллиона.

И вот на фоне полнейшей неразберихи Киев решил пойти на примирение. Сначала Москве посулили 20-процентную скидку на транзит через территорию Украины — но только в том случае, если мощности будут загружены на полную. А затем и вовсе назвали цену перемирия — 12 миллиардов долларов. «Нафтогаз» уверен, что отсудит эти деньги в Стокгольме, но дает противнику шанс договориться.

Предсказать дальнейшее развитие событий сейчас сложно. С одной стороны, Украина по-прежнему зависит от российского топлива, а заодно и от его европейских потребителей, перед которыми должна выполнять обязательства по транзиту. С другой — политическая ситуация требует от Киева до конца стоять на своем. Этому способствует и позиция президента США Дональда Трампа, который готовится составить конкуренцию российскому газу в Европе и переживает за энергетическую безопасность Украины. В то же время Евросоюз, материально заинтересованный в реализации «Северного потока-2», не спешит идти на поводу у США и их лидера. Если события продолжат развиваться по этому сценарию, мир может получить глобальную газовую войну в дополнение к торговой.

Экономика00:0218 октября

Взяли кэшем

Они обворовали россиян на миллиарды: крупнейшая пирамида последних 20 лет
Экономика08:00 8 октября

История одного букета

Ремесленничество пробивает себе дорогу с помощью новых технологий
Экономика00:0216 октября

Задолжали

Сколько нужно денег, чтоб прожить в России без кредитов?