Новости партнеров

Цена крови

Украина делает все возможное, чтобы затянуть выплату компенсаций родственникам жертв украинской ракеты, сбившей в октябре 2001 года пассажирский самолет российской авиакомпании

Сколько стоит лицо государства? Принято думать, что подобные вещи не поддаются денежному измерению. Однако для такой страны, как Украина, это не так. Ее лицо имеет совершенно конкретную цену: 6 миллионов 396 тысячи долларов США. Данная сумма получается, если помножить 82000 на 78. Семьдесят восемь - количество жизней, унесенных украинской ракетой, поразившей 4 октября 2001 года пассажирский самолет Ту-154 над Черным морем. Восемьдесят две тысячи долларов - средний размер выплаты за каждого погибшего, включающей в себя страховку и возмещение морального ущерба.

Сумма, конечно, не малая. Однако составляет она не более шести сотых процента от доходной части украинского бюджета за 2001 год. Тем более что и повод раскошелиться более чем серьезный. Напомним, катастрофа произошла во время учений украинских ПВО. Ракета С-200, направленная в сторону моря, достигла коридора, по которому в этот момент летел самолет российской авиакомпании "Сибирь", выполнявший рейс Тель-Авив - Новосибирск. На его борту находились 12 членов экипажа и 66 пассажиров, 51 из которых были гражданами Израиля.

Собственно, точно оценить жизнь каждого пассажира и страдания его родственников тоже не представляется возможным. Однако именно такую сумму - 82 тысячи долларов (20 тысяч долларов страховки и еще 2 миллиона рублей компенсации за моральный ущерб) за каждого погибшего - указали в исковых заявлениях против авиакомпании "Сибирь" восемнадцать человек, потерявшие своих близких в этой катастрофе. Иными словами, это была сумма, которая в тот момент - к началу 2002 года - устроила бы большинство пострадавших.

Суд города Обь Новосибирской области принял иски к рассмотрению и, разобрав дело 19 марта 2002 года, не нашел - как следовало ожидать - в действиях авиакомпании состава преступления. После чего перенаправил претензии пострадавших Министерству обороны и Министерству финансов Украины.

Если бы эти два компетентных органа согласились с решением российского суда, признали себя виновными и выплатили требуемые суммы, дело можно было бы считать закрытым. Собственно, этого от них и ожидали. Ведь правительство Украины - не частное лицо, ему негоже ссылаться на объективные трудности и затевать торг на костях погибших по его вине людей. Право, престиж государства стоит одной тысячешестисотой части бюджета...

Но не тут то было. Уже в первые дни после катастрофы руководитель государства Леонид Кучма продемонстрировал, что у него имеется собственное мнение относительно реноме страны, руководителем которого ему выпала честь состоять. 10 октября 2001 года он во всеуслышание заявил, что версия о гибели Ту-154 от украинской ракеты не повредит международной репутации государства, поскольку "такое случалось не только в Украине... Посмотрите вокруг, в мире, в Европе - мы не первые и не последние. Ошибки бывают везде", - примирительно заметил Кучма.

Слова о том, что гибель людей по вине украинских ПВО - не более чем версия, не случайны. Украинская сторона долго не хотела признаваться в том, что вообще проводила в этом районе учения, не говоря уже о пуске злосчастной С-200 в сторону российского самолета, и в конце концов нехотя была вынуждена сделать это под давлением неопровержимых улик. Причем непосредственные виновники катастрофы - украинские военные - дольше всех сопротивлялись очевидному, утверджая, что еще ничего не доказано. Так, 26 октября украинский премьер-министр Анатолий Кинах даже вынужден был опровергать своего министра обороны, заявившего, что Украина, дескать, не считает себя обязанной возмещать весь ущерб, нанесенный российской стороне в результате гибели авиалайнера.

Премьер ясно и недвусмысленно заявил тогда, что Украина полностью признала свою вину в катастрофе самолета Ту-154 авиакомпании "Сибирь" и готова нести финансовую ответственность за свои действия. Казалось бы, и делу конец. Но оно, в действительности, только начиналось...

Уже первые консультации, открытые между Украиной и Израилем (напомним еще раз, большая часть погибших на борту ТУ-154 были израильскими гражданами), показали, что страна, сбившая пассажирский самолет другого суверенного государства, рассчитывает отделаться примерно такой же суммой, какую выплачивает незадачливый автолюбитель, смявший на московских улицах дорогую иномарку. По словам советника премьер-министра Израиля Алана Геллера, обнародовавшего в начале декабря 2001 года детали переговоров, родственники погибших должны были получить от Украины примерно по полторы тысячи долларов.

26 декабря советник-посланник посольства России на Украине Алексей Сазонов назвал более пристойную сумму - по 10 тысяч долларов за каждого погибшего. По словам Сазонова, такая договоренность была достигнута в ходе встречи между секретарем Совбеза России Владимиром Рушайло и президентом Украины Леонидом Кучмой. При этом не уточнялось, идет ли речь только о российских гражданах или это цена за жизнь всех, находившихся на борту Ту-154, вне зависимости от их гражданства.

Однако уже через два дня выяснилось, что никаких договоренностей, оказывается не было. В то время пострадавшие еще не оставляли надежды взыскать компенсации с авиакомпании "Сибирь", поэтому по поводу поведения украинской стороны особо не переживали. И лишь после того, как в марте суд перенаправил их иски к правительству Украины, поняли, что перед ними - глухая стена.

13 мая родственники погибших над Черным морем летчиков и пассажиров решили воздействовать на совесть виновной стороны через высшую российскую инстанцию. Они написали открытое письмо президенту Путину с просьбой обсудить с президентом Украины Леонидом Кучмой вопросы, связанные с урегулированием ситуации с выплатами и создать трехстороннюю комиссию (из представителей России, Израиля и Украины) для проведения переговоров. Неизвестно, что обсуждали между собой Владимир Владимирович с Леонидом Даниловичем, но воз, как говорится, и ныне там.

Тем временем наиболее активные борцы за свои права сумели-таки затеять процесс против Министерства обороны, кабинета министров и государственного казначейства Украины. В сентябре 2002 года супруга и две несовершеннолетних дочери Валерия Лаптева, бортинженера злополучного Ту-154, потребовали в Печерском районном суде Киева компенсацию за потерю близкого человека. Однако теперь сумма компенсации значительно выросла по сравнению с первоначальными требованиями пострадавших родственников. Семья Лаптева оценила жизнь бортинженера и свои страдания в 2 миллиона гривен (около 400 тысяч долларов США).

Реакция ответчиков оказалась неожиданной. Можно было предположить, что они постараются уменьшить сумму выплат, но вместо этого адвокаты Минобороны Украины заявили на суде, что вина их подзащитных... не установлена. "Есть данные о причастности войск ПВО Украины к авиакатастрофе, - сказал один из адвокатов. - Но причастность - это не вина". Кроме того, юристы Минобороны заявили, что никто не видел, как украинская ракета поразила Ту-154, а на ее обломках, найденных на месте катастрофы, отсутствует украинская маркировка.

После всех признаний высших должностных лиц Украины эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. Не удивительно, что уже в октябре вдова бортинженера Лаптева увеличила сумму исковых требований к ответчикам на 740 тысяч гривен (около 150 тысяч долларов США). По словам ее адвоката, этот было сделано в связи с тем, что ответчики, по мнению пострадавших, "пытаются затянуть процесс".

Лишь ближе к концу октября украинские власти заявили, что разработали механизм выплаты компенсаций родственникам погибших, хотя и отказались сообщить, в чем он заключается и какова же будет сумма выплат. Было известно только, что российские и израильские граждане должны получить их в равных долях.

Такие действия не вызвали энтузиазма у пострадавшей стороны, и 21 октября инициативная группа родственников погибших в авиакатастрофе над Черным морем обратилась в Генеральную прокуратуру России с просьбой возобновить уголовное дело по факту гибели пассажиров. По словам адвоката родственников, с момента передачи дела Генпрокуратурой России украинским коллегам прокуратура Украины не предприняла никаких действий: "выводы комиссии о причинах авиакатастрофы оспариваются, процесс искусственно затягивается и до сих пор никому не предъявлено никаких обвинений".

Тем временем Печерский суд Киева, рассматривающий дело Лаптевых, решил не ждать результатов расследования Генпрокуратуры Украины относительно истинного виновника гибели людей и принял решение начать слушания, опираясь на выводы госкомиссии России. По словам представителя суда, Россия, согласно нормам международного права, выступает в этом деле компетентным государством, поскольку является производителем, регистратором и владельцем сбитого самолета. А 12 ноября тот же суд принял к рассмотрению иск еще одной пострадавшей, Ольги Лебединской, потерявшей вследствие действий украинских ПВО мужа - инженера сбитого Ту-154. Лебединская предъявила министерству обороны, правительству и Государственному казначейству Украины иск в размере 2,3 миллионов гривен (около 430 тысяч долларов США).

Подобные иски выставили и другие родственники погибших членов экипажа. Таким образом, вследствие своей несговорчивости и непонятного упрямства правительство Украины только перед родными членов экипажа Ту-154 оказалось в ответе на сумму в 22 миллиона гривен (около 4,1 миллиона долларов США). Ранее госсекретарь МИД Украины Александр Чалый утверждал, что его страна собирается выплатить все компенсации родственникам жертв катастрофы в 2003 году.

И вот наконец 26 ноября украинская сторона передала России вариант соглашения по выплатам компенсаций родным погибших в авиакатастрофе Ту-154. По словам все того же Чалого, Украина назвала "конкретные суммы", которые уже внесены в проект бюджета государства на 2003 год. Однако вскоре оказалось, что окончательная цифра компенсаций все же остается неопределенной из-за несогласия российской стороны... Вряд ли дело в том, что компенсация почти в полмиллиона долларов за каждого погибшего показалась россиянам недостаточной. После всего произошедшего поневоле приходится предположить, что это, скорее, украинская сторона по-прежнему не хочет далеко отходить от суммы в полторы тысячи долларов.

... И два последних штриха к этой истории. 2 декабря Министерство обороны Украины заявило о завершении служебного расследования причин катастрофы Ту-154 (из-за отсутствия результатов которого, напомним, отказывалось отвечать по иску Лаптевой). И что же? Оказывается, украинская ракета, по версии украинских военных, сбила авиалайнер "из-за трагического стечения обстоятельств". По словам нынешнего министра обороны Владимира Шкидченко, "если бы пуск ракеты произошел на одну минуту раньше или позже, этой трагедии не случилось бы". И опять ни слова о компенсациях.

И вновь не случайно. Уже на следующий день, 3 декабря, Украина обратилась к России с просьбой поднять со дна Черного моря обломки сбитого Ту-154. Официальный Киев, оказывается, хотел бы получить внешние фрагменты самолета или хотя бы один из фрагментов корпуса ракеты для экспертизы. Значит, не все еще ясно в этой истории украинским военным и политикам, для которых престиж родной страны имеет вполне определенную - и весьма невысокую - цену.

Другие материалы