Новости партнеров

Кто ответит за теракт в Моздоке

Правоохранительные органы уже знают, с кого спрашивать за взрыв госпиталя

Сообщения о недавнем теракте в Моздоке уже пятый день не сходят со страниц и экранов всех российских СМИ. О том, что случилось в этом северо-осетинском городе в пятницу, 1 августа, уже достаточно хорошо известно. Что еще только предстоит выяснить - это, во-первых, каким образом теракт был подготовлен и осуществлен, и, во-вторых, кто понесет ответственность за случившееся. Как заявляют официальные представители правоохранительных органов, предварительные ответы на эти вопросы у них уже есть.

Моздок: 1-4 августа

Еще за несколько минут до взрыва, по воспоминаниям очевидцев, ничто не предвещало беды. Обычный "КамАЗ", кузов которого был прикрыт брезентовым тентом, спокойно двигался по улице Церетели в сторону расположенного неподалеку госпиталя Министерства обороны. На часах было 18:55.

Примерно за сто метров до ворот "КамАЗ" неожиданно прибавил ход. Немногие очевидцы, успевшие в эти минуты рассмотреть мужчину, сидевшего за рулем, свидетельствуют, что это был мужчина-кавказец в белой рубашке. "Лицо у него было странное. Пустое", - цитирует "Коммерсант" слова одной из работниц госпиталя, за полчаса до теракта вышедшей из здания на улицу.

Резко свернув в сторону госпиталя, "КамАЗ" снес металлические ворота. Единственным, кто успел отреагировать, оказался солдат-срочник, несший охрану объекта. Он выпустил по кабине грузовика несколько очередей из автомата, которые, правда, не остановили террориста. Имя этого солдата уже установлено - это рядовой Валерий Лаба, призванный в Российскую армию из поселка Федоровский Сургутского района Ханты-Мансийского округа. От солдата практически ничего не осталось - тело его до сих пор не опознано - но в Сургутский военкомат уже ушло официальное сообщение о его смерти.

Прорвавшись на территорию госпиталя, водитель "КамАЗа" привел в действие взрывное устройство. Сам заряд, лежавший в кузове, - смесь селитры, алюминиевой пудры и дизельного топлива - по мощности был равен полутора тоннам взрывчатки в тротиловом эквиваленте, поэтому взрыв оказался чудовищной силы. От всего здания госпиталя устояла по сути только задняя стена, от "КамАЗа" с террористом осталась воронка длиной девять, шириной пять и глубиной два метра. Помимо собственно кирпичного здания госпиталя было уничтожено недавно выстроенное из дерева и металлопластика инфекционное отделение, стоявшее рядом. Осколками посекло близлежащие частные дома. Взрывной волной были выбиты стекла в двух школах, на гофрофабрике и мясокомбинате, также расположенных неподалеку от госпиталя.

Первые спасатели прибыли на место взрыва уже через двадцать минут, через несколько часов поисково-спасательные работы вели более тысячи человек. Были задействованы силы МЧС как из Северной Осетии, так и Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Ставропольского края. В ночь на субботу из Москвы прибыл самолет Ил-76, доставивший еще 45 спасателей во главе с начальником департамента управления кризисных ситуаций генерал-лейтенантом Сергеем Саловым. Кроме того, в Моздок прилетели 20 сотрудников Центрального аэромобильного спасательного отряда, включая трех кинологов с собаками, и 25 человек из 294-го Центра по проведению спасательных операций особого риска "Лидер". Также к месту происшествия в первые же часы после взрыва приехали секретарь Совета безопасности Северной Осетии, а также министр внутренних дел республики и начальник местного УФСБ.

Всего в госпитале и рядом с ним, по предварительным подсчетам, находилось около ста пятидесяти человек - раненые, выздоравливающие, врачи, обслуга. В ходе спасательной операции были найдены останки 50 человек, еще 82 оказались ранены. Восемнадцати пострадавшим помощь была оказан на месте, а 64 человека пришлось госпитализировать, причем 50 раненых были вывезены из Моздока: 35 человек отправились в Ростов-на-Дону, шесть - в Санкт-Петербург, девять наиболее тяжелых были доставлены в Москву.

Спасательные работы продолжались без перерыва 36 часов при участии 90 единиц техники, в том числе 5 автокранов и 5 экскаваторов. Каждый час рабочие останавливались на несколько минут, чтобы постараться услышать стоны из-под развалин. В поисках участвовали две специально обученные собаки-лабардоры. После того как стало ясно, что спасать больше некого, сотрудники МЧС разъехались по домам, а строители принялись расчищать площадку. Прибывший в субботу в Моздок министр обороны Сергей Иванов заявил, что разрушенное здание будет полностью демонтировано, а новый госпиталь будет построен в другом месте. Пока в Моздоке будет работать специальный медицинский отряд, который развернет временный полевой госпиталь.

В понедельник в Моздоке состоялись первые похороны погибших. Из пятидесяти погибших опознать удалось, по различным данным, сорок или сорок два тела. Остальных предстоит идентифицировать, в том числе и на базе ростовской лаборатории Министерства обороны. На месте теракта установили черную мраморную доску и крест. В понедельник в городе был объявлен траур.

За несколько дней до теракта

От "КамАЗа" со взрывчаткой осталось несколько кусков искореженного железа, а от самого террориста и вовсе практически разнесло на клочки. И все же среди обломков грузовика удалось найти один с выбитым госномером - с буквами и цифрами "...338 мв...". Быстро удалось установить, что речь идет о 10-тонном "КамАЗе" 1990-го года выпуска, переделанном из бортовой машины в самосвал и зарегистрированном в Назрани. Так же быстро удалось найти одного из его последних владельцев. Им оказался ведущий специалист, кадровик назранской милиции Адам Цороев, поставивший машину на учет 22 июля. Цороев был задержан и доставлен на допрос.

В ходе допроса назранский милиционер показал, что изначально приобрел "КамАЗ" для перепродажи. Покупателем оказался невысокий светловолосый прихрамывающий чеченец лет тридцати, предъявивший паспорт на имя Хасана Дадаева, выписанный Старопромысловским РОВД города Грозного. Сделка состоялась 26 июля, еще три дня грузовик простоял у старого владельца, пока новый покупатель его не забрал. После этого "КамАЗ" с номером "...338 мв..." увидели уже у ворот моздокского госпиталя.

Милиционеры тут же отправились в Грозный и в Старопромысловском РОВД получили данные, которые свидетельствовали о следующем: паспорт на имя Хасана Дадаева действительно был выдан здесь, и все данные совпадали, вот только фотография в форму номер один, хранившуюся в местном паспортном столе, была вклеена другая. Каким образом светловолосому чеченцу удалось получить паспорт на чужую фамилию со своей фотографией, пока неясно. Очевидно, что со старопромысловских паспортистов за это спросят как следует.

В принципе, пишет газета "Коммерсант" у оперативников есть еще один способ выйти на исполнителей и заказчиков этого преступления – по селитре, которая перед взрывом даже не была замаскирована под мешки с сахаром, а была сложена в кузове "КамАЗа" внавал. Это означает, что загружаться террорист должен был где-то неподалеку от Моздока, а в Северную Осетию, скорее всего, приехал пустым. Правда, и это не сильно облегчает их задачу, потому что вокруг города расположено большое количество сельскохозяйственных предприятий, на которых селитру, являющуюся удобрением, ежедневно расходуют десятками тонн.

Поиск виновных

Уже в субботу Генеральная прокуратура Российской Федерации возбудила по факту взрыва в Моздоке уголовное дело по статьям "терроризм" и "убийство". Также в субботу заместитель генпрокурора Сергей Фридинский заявил, что правоохранительным органам уже известно, где, кем и как готовился этот теракт. Он добавил также, что спецслужбы уже установили число членов преступной группировки и их фамилии. Вскоре даже появилась информация о том, что два человека уже задержаны.

Однако впоследствии оказалось, что задержанные не имеют непосредственного отношения к теракту. Одним из них оказался тот самый Адам Цороев, перепродавший злосчастный "КамАЗ" фальшивому Дадаеву, а другим - начальник военного госпиталя Моздока подполковник Артур Аракелян. Собственно, именно на него, судя по всему, прокуратура собирается возложить основную ответственность за случившееся.

Так, еще в ходе своего субботнего выступления Фридинский подчеркнул, что главная причина, по которой стал возможен теракт с таким количеством жертв, - "упущения в охране и обороне объекта". Затем на это указал Сергей Иванов, добавивший, что начальник госпиталя виновен не просто в халатности, а в невыполнение прямых приказов Министерства обороны, которое задолго до 1 августа распорядилось загородить все места скопления военнослужащих на Северном Кавказе специальными бетонными блоками, мешающими проезду автотранспорта. Минобороны и Главная военная прокуратура "смотрят на данные факты не с точки зрения халатности, безалаберности, разгильдяйства, а уже с точки зрения конкретной персональной ответственности конкретных командиров", - заявил министр.

Подполковник Аракелян задержан по подозрению в совершении преступлений по статьям УК РФ "неисполнение приказа" (статья 332) и "преступная халатность" (статья 293). Кроме того, на время расследования от должности отстранен начальник моздокского гарнизона, командир 429-го мотострелкового полка.

Между тем сами медики, работавшие в моздокском госпитале, считают, что Аракелян ни в чем не виноват. Во-первых, он вступил в должность менее чем за месяц до теракта - 3 июля. А во-вторых, блоки, о которых упоминал Сергей Иванов, перед госпиталем установлены были, но их временно отодвинули с проезжей части. Дело в том, что раненных солдат в Моздок доставляют на вертолетах, которые садятся неподалеку от госпиталя, после чего их на "Скорой" довозят до входа в здание. Путь этот хоть и недлинен, должен быть, по словам врачей, как можно короче, потому что в случае с тяжелыми ранениями счет идет на минуты, и тратить их на объезд заграждений значит погубить чью-то жизнь. К тому же, добавили медики, для больных с черепно-мозговыми ранениями лишний толчок машины (например, при наезде на "спящего полицейского") также может оказаться смертельным. "Ну не можем мы бетонными блоками от всего мира отгородится! Мы не свои жизни сюда пришли спасать, а чужие", - цитирует "Коммерсант" слова сотрудников госпиталя.

Таким образом, по словам подчиненных подполковника Аракеляна, их командира просто хотят сделать крайним в истории, за которую должны отвечать другие, в первую очередь - представители правоохранительных органов, которые, во-первых, не установили по агентурным каналам точную информацию о предстоящем теракте, а во-вторых, допустили, чтобы по Моздоку разъезжала машина, набитая взрывчаткой.

Впрочем, правоохранительные органы уже успели заявить, что они тоже не дремали и в общих чертах знали о грозившей опасности - именно так объяснил ситуацию глава ФСБ Николай Патрушев, добавив при этом, что соответствующие указания усилить бдительность были заблаговременно разосланы на места. Не составило труда для сотрудников спецслужб также назвать главного заказчика этого преступления - им, как обычно, оказался Шамиль Басаев.

Компенсации

Остается добавить, что, по словам главы МЧС Северной Осетии Бориса Дзгоева, сумма ущерба от теракта в Моздоке составила 70 миллионов 760 тысяч рублей, причем, подчеркнул Дзгоев, сюда не входит стоимость медицинского оборудования, которое еще предстоит уточнить.

В понедельник вице-премьер российского правительства Галина Карелова заявила, что пострадавшим в результате теракта будет выплачена компенсация. Родственники погибших гражданских лиц единовременно получат по 100 тысяч рублей, раненым из федерального бюджета будет выплачено по 50 тысяч. Сумму компенсаций военным и их родственникам, подчеркнула вице-премьер, установят военные страховые компании. Государство также возьмет на себя расходы по захоронению погибших.

Президент Российской Федерации Владимир Путин еще в субботу направил телеграмму соболезнования родным и близким погибших и пострадавших в ходе теракта. В ней, частности, говорится: "Террористический акт, совершенный в госпитале в Моздоке - еще одно подтверждение бесчеловечности и жестокости бандитов, которые стремятся дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе... в числе жертв этой трагедии - находившиеся на лечении военнослужащие, врачи и медсестры, мирные жители. Но террористам не удастся навязать свою преступную волю. Их кровавые злодеяния не остановят процесс политического урегулирования и восстановления нормальной мирной жизни".

А в понедельник Путин вызвал к себе председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева и генерального прокурора Владмира Устинова, которым заявил буквально следующее: "Наша расхлябанность перешла всякие границы". После этого Путин потребовал от своих собеседников более эффективной работы по предотвращению терактов. Главный судья и главный прокурор страны, надо полагать, пообещали исправиться.

Другие материалы