Новости партнеров

Москва заплатит за Норд-Ост

Но не всем и не слишком много

Рассмотрение московскими судами исков лиц, пострадавших от теракта на Дубровке длится уже 11 месяцев. И только в последнее время в этом процессе можно наблюдать определенные сдвиги в пользу истцов. 22 июля 2003 года Кузьминский суд удовлетворил иск гражданки Хазиевой, потерявшей кормильца и обязал правительство Москвы выплачивать пособие ее несовершеннолетней дочери. А 23 сентября Тверской Суд определил компенсации еще 10 пострадавшим. Правда, компенсации будут лишь частичными. Ответчик возместит пострадавшим часть материальных убытков, а за деньги, компенсирующие утрату трудоспособности, расходы на памятники и ограды для могил погибших, а также лечение, пострадавшие от теракта будут бороться дальше.

После освобождения заложников, захваченных террористами во время спектакля "Норд-Ост" 23 ноября прошлого года, погибло 129 и пострадало более 700 человек. Почти сразу же началась выплата компенсаций: по 100 тысяч рублей - семьям погибших, по 50 тысяч - пострадавшим и по 10 тысяч - за утрату имущества. Финансовое бремя этих выплат понесли на паритетных началах московский и федеральный бюджеты.

Одновременно были созданы два фонда помощи пострадавшим. 31 октября о своем открытии объявил американский Фонд помощи жертвам московского теракта, а через неделю по инициативе чеченского бизнесмена Мусы Бажаева аналогичная организация открылась в Москве.

Однако все подобные акции, включая правительственные, относились скорее к разряду благотворительности. Поэтому уже в ноябре 2002 года начались разговоры о требованиях компенсации в судебном порядке. Первыми эту идею высказали российские и украинские правозащитники. Президент Института прав человека Сергей Ковалев заявил, что пострадавшие от теракта являются жертвами противоправных действий властей и предложил правовую поддержку желающим добиваться компенсации в суде. С аналогичным заявлением выступил и его украинский коллега - руководитель Международной лиги по защите граждан Украины Эдуард Багиров.

Дискуссия о компенсации перешла в зону реальных действий 25 ноября 2002 года, когда в Тверской суд города Москвы поступили первые три иска о компенсации морального и материального ущерба от пострадавших. Компенсации потребовали 19-летняя Анна Рябцева, ставшая после теракта инвалидом, ее отец, а также Юрий Сидоренко, потерявший на Дубровке сына. Адвокатом истцов стал Игорь Трунов.

Все иски были направлены в адрес правительства Москвы. Адвокат ссылался на статью 17 Закона о борьбе с терроризмом, согласно которой "возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена эта террористическая акция". Общая сумма первых трех исков составила два с половиной миллиона долларов.

Правительство Москвы посчитало требования пострадавших неправомочными. С точки зрения его представителей, иски были равносильны утверждению, что московская мэрия виновата в произошедшем. Кроме этого, в законе "О борьбе с терроризмом" не определен порядок возмещения ущерба, а сама формулировка является слишком лаконичной и допускает разночтения. По мнению некоторых независимых экспертов иски могли бы иметь больше шансов на успех, если бы апеллировали к Статье 53 Конституции, по которой "каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц".

Несмотря на туманность перспектив, количество исков начало расти в геометрической прогрессии. 28 ноября еще двое пострадавших подали на московское правительство в суд. 2 декабря - еще трое, включая сторожа театрального центра на Дубровке. 16 декабря поступили иски от 16 жертв, через неделю - от следующих 14. В конце концов количество исков от пострадавших в результате теракта достигло 61. В основном в суд обратились люди, потерявшие близких, а также те, кто больше всего пострадал от терактов. Сумма компенсации вреда колебалась от 450 тысяч до полутора миллионов долларов. Общая сумма составила 59,7 миллионов долларов. Правительство Москвы заявило, что удовлетворение всех требований создаст невосполнимый дефицит в городском бюджете.

Рассмотрение первых исков было назначено на 24 декабря 2003 года. На предварительных слушаниях суд отказался удовлетворить ряд ходатайств адвоката истцов. В частности ему не было позволено пригласить в суд представителей Департамента социальной защиты, заместителя министра внутренних дел России Владимира Васильева и врача Леонида Рошаля. Адвокат Трунов также настаивал на приобщении к делу имевшейся у него видеозаписи событий на Дубровке, копий материалов, отснятых СМИ, а также ряда оперативных документов. Тверской суд счел все эти свидетельства "не имеющими отношения к делу" и отказал истцам в их использовании. Впоследствии Мосгорсуд отказал Трунову в удовлетворении кассационной жалобы по этому вопросу.

Слушания дела по существу начались 16 января. Один из истцов сразу же объявил отвод судье Марии Горбачевой, утверждая, что на нее оказывалось давление. Основанием для отвода послужил тот факт, что московские судьи получают доплату из муниципального бюджета. Однако это ходатайство было отклонено.

23 января 2003 года суд вынес негативное решение по первым трем из рассмотренных исков. Пострадавшим от октябрьских событий было отказано в удовлетворении их требований. Представитель правительства Москвы, выступавший на суде, посоветовал им требовать компенсации ущерба из федерального бюджета. Адвокат заявил, что дело рассматривалось без приобщения каких-либо доказательств или свидетельских показаний и сообщил о своем намерении подать кассационную жалобу и добиться рассмотрения дел в Мосгорсуде, а затем и в Верховном Суде.

Несмотря на первые отрицательные результаты, пострадавшие из Украины, США, Казахстана и Австрии также решили принять участие в тяжбе и попросили адвоката Трунова взять на себя также их дела. Их иски были поданы в мае в Басманный суд столицы.

Параллельно правительство Москвы начало рассматривать вопрос о направлении встречных исков в связи с террористическим актом в Театральном центре на Дубровке. Надеясь, что в рамках расследования уголовного дела о теракте будет обнаружены неправомерные действия правоохранительных органов, спецназа и врачей, оказывавших пострадавшим заложникам первую помощь, правительство Москвы собралось подать в на них в суд. Прокуратура, в свою очередь, обязалась разыскать имущество террористов для возмещения ущерба потерпевшим.

28 апреля Мосгорсуд оставил в силе решение Тверского суда. 29 апреля Тверской суд отказал в удовлетворении иска еще 10 пострадавшим. Адвокаты заявили о своем намерении направить жалобу в Европейский суд по правам человека. Такую возможность им дал тот факт, что суды отказывались считать пострадавших от теракта потерпевшими, тем самым лишая их прав на справедливое судебное разбирательство и эффективную судебную защиту, предусмотренные Европейской конвенцией по правам человека.

Казалось, что ни у одного из пострадавших нет шансов добиться компенсации в российском суде. Однако, последние решения Кузьминского и Тверского судов неожиданно оказались в пользу истцов. Можно предположить, что в деле наметился критический поворот. Однако многих врожденный скептицизм заставляет в этом сомневаться.

Для сравнения

Главной проблемой, встающей в связи с компенсацией пострадавшим от "Норд-Оста" является отсутствие в России соответствующей законодательной базы. Наша страна относительно недавно столкнулась с терроризмом. В практике стран, имеющих эту проблему дольше, существует несколько механизмов компенсации.

Например в США, лица пострадавшие от теракта могут предъявить иск лицам, ответственным за теракт. После того, как в 1988 году террористами был взорван американский самолет, правительство США арестовало корреспондентские счета некоторых ливийских банков, в связи с тем, что Триполи финансировало эту акцию. Вашингтоне, округ Колумбия слушалось дело "родственники погибших vs. Ливия", и суд вынес решение в пользу истцов.

Таким же образом семьи, члены которых погибли в результате террористической атаки 11 сентября, подали иск в размере триллиона долларов против всех компаний и организаций находившихся в связи с Бин-Ладеном. Ответчиками по искам, связанным с разрушением Мирового Торгового Центра стали также авиакомпании "American Airlines" и "United Airlines", компания "Боинг", власти Нью-Йоркского порта. Отельный иск был направлен против государства Саудовская Аравия, гражданами которого являлись террористы.

Однако в случае Дубровки прямые виновники теракта мертвы, а заказчик не найден. "Чеченский след" - слишком широкое для суда определение. Для таких случаев на западе созданы специальные фонды. В США существует закон "Страхование террористических рисков". Согласно этому закону в фонд отчисляются специальные средства. Этот фонд например, выплатил по 2 миллиона долларов родственникам американцев, погибших 11 сентября. В Израиле подобная структура действует еще с 1952 года.

В России также существует практика законодательной гарантии компенсации жертвам различных несчастий. Имеется в виду принятый в 1991 году закон "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Так что власти остается только привести законодательство в соответствие с духом времени или покончить с терроризмом.

Елена Любарская

Другие материалы
Россия00:01Сегодня

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача